Мёртвые на транспортёре, черви в еде. Воспоминания о концлагере, от которых мороз по коже

29.05.2019 - 16:20

Во время войны в Вилейском районе было сожжено 76 деревень. Из них более 40, всё-таки, восстановили, в том числе и деревню Капище. За возрождение каждого двора и улицы взялись местные жители. Воспоминания о страшном времени – в программе «Центральный регион».

В начале Великой Отечественной войны в деревне Капище был 21 двор и 83 жителя. Май 1944 года стал смертельным и разрушительным для всех жителей. Убито 13 местных жителей, сожжена дотла вся деревня, а тех, кто остался жив, увезли в Германию. Сегодня деревня Капище возродилась. Ирина Филипповна Чернецкая помнит, как её родители, сестра и два брата своими руками строили новый дом, ещё на не остывшем пепелище.

Ирина Чернецкая, жительница деревни Капище:
До войны лес был свой, своя земля была. И в лесу было два куска, но уже заросло. Засеивал колхоз. Мы спали в 4-5 часов, но на сонных две бомбы скинули. Все выбежали. Брат, который из Гомеля, в лес убежал. А я убегала в ту сторону, но немец обогнал.

Кто-то сообщил немцам, что в лесах Капища – партизаны. И 26 мая 1944 года деревню стали бомбить. Более 100 человек окружили каратели и держали под прицелом пулемётов.

Ирина Чернецкая:
Стоял там крест. И вот к кресту всех ловили и сгоняли, кто не убежал. Заставили поднять руки на голову. Там их была куча, пулемёты стояли. С самолётов стреляли. Те дома, что не горели, те поджигали. Благодаря немцу, дай Бог ему здоровья, может он уже и не живёт – дети, внуки – приехал на легковой машине, что-то сказал по-своему – тогда они нас освободили. Говорит: «Опускайте руки с головы». По-русски говорил. Опустили. Говорит: «Идите в ту сторону». Там ещё сарай не горел. Все начали кричать, что посадят там и подожгут. Но не подожгли. Сказали: «В тех домах, которые не горят, сходите поесть или одеться». Мы же, в чём было, выскочили. «Только не убегайте, потому что вы окружены».

В этот же сарай сгоняли жителей других деревень. Никто между собой не общался. Тишину прерывали лишь всхлипывания детей. А в глазах взрослых – пустота. Пленных погнали в Вилейку на вокзал.

Ирина Чернецкая:
В лесу двоих убили. Старый Василий не мог идти – убили. А второй человек убегал и вернулся – убили. Загнали в Вилейке в вагоны, как скотину. И повезли нас в Польшу, в Белосток. Там концлагерь был. Дали какой-то еды. А из Белостока перевезли в город Эрфурт. Вот там было хуже всего. Там грузили мёртвых на транспортёр. Тогда я не знала – взялась за провода и смотрю. Так мне по рукам немец палкой! Один за голову, другой – за ноги. Грузили этих. Есть не давали – собирали где-нибудь что в подол – так тяжело там было. На некоторое время нас перевезли в город Нойхаузен.

Пленников поселили на первом этаже табачной фабрики. Здание окружал высокий забор, обнесённый колючей проволокой. Внутри барака стояли двухъярусные кровати, как в тюрьме.

Каждый день детей отправляли работать – складывать в коробки сигареты. Взрослых каждое утро выводили за ворота. Ирина Филипповна до сих не знает, что их там заставляли делать. В этом лагере в людей не стреляли и не травили газом. Но умереть от голода и болезней здесь было проще простого.

Ирина Чернецкая:
Там тоже не давали. В кружку вместе с червями – плавает там что. Ели! Чтобы только дали! И половину кусочка хлеба – тоненькие такие. Очень тяжело было там.

И казалось, уже хуже и быть не может. Но в один из дней немка-переводчица сказала собираться: узников будут вывозить.

Ирина Чернецкая:
Машину-душегубку пригнали. Тут уже стали собираться – поедем. И стали бомбить. И бомбила Америка. Но переводчица открыла ворота. Вот и немцы бежали, и мы бежали. Забежали в туннель. Посидели там немного – нас немцы выгнали. Самолёты летят, ракеты бросают. Мы повалимся, полежим и пойдём. Шли-шли и повернули не вправо, а влево. Идёт поляк: «Идите за мной. Там в печи жгут людей». Тогда вправо повернули. Шли – лес, горы. И уже в горах сидело много людей. Там уже не выгоняли. Не помню уже, сколько дней мы просидели, но есть так хотелось! Потом пришёл человек и сказал: «Чего же вы сидите? Мы же уже освобождённые! Нас Америка заняла!»

Войска союзников обеспечили беженцев из сожжённых деревень едой и одеждой. На предложения уехать в любую другую страну семья Ирины Филипповны и их односельчане ответили категоричным отказом. Осенью 1945 года они вернулись в родную Вилейку.

Ирина Чернецкая:
Ни кола, ни двора! В землянке, и есть нечего. Не дай Бог никому!

Долгое время семья жила в землянке. После войны жители деревни ещё больше сдружились. Разделений на семьи не было, всё общее. Общими силами и возродили деревню Капище. Материал брали природный. И строили так, чтобы ничто не разрушило их жильё. Родительский дом Ирины Филипповны до сих пор на том же месте, такой же, как и 75 лет назад. Женщина здесь же вышла замуж, дом тоже строили своими руками.

Ирина Чернецкая:
Я была в Германии. Два раза. Хорошо относились, очень хорошо. Знаете, дети не виноваты, что родители или деды воевали.

Сегодня деревня Капище небольшая – 28 домов. Из жителей, которые стали свидетелями страшных военных действий и прошли не через один концлагерь, здесь осталось 4 человека.

Сегодня сложно поверить, что когда-то по этим узким улочкам ходили немцы, а вместо живописных деревянных домов было выжженное поле. Теперь здесь тихо и спокойно. Благодаря героизму и силе духа, здесь снова мирная жизнь.

Люди в материале: Ирина Чернецкая
Новости по теме

‡агрузка...

Здесь уничтожено 15 тысяч человек, сожжены деревни. Военный дневник Вилейского района

Новости Беларуси. Память поколений. Вилейщина оказалась под немецкой оккупацией на третий день войны, сообщили в программе «Минщина» на СТВ.

Здесь было уничтожено 15 тысяч человек, сожжены целые деревни. Истории борьбы с фашистским гнетом до сих пор остаются примером мужества и героизма. Освободили Вилейку – 2 июля 1944 года.

Григорий Азаренок собрал семейные летописи вилейчан.



Подписаны 6 документов о сотрудничестве в разных сферах: как прошли переговоры глав государств Беларуси и Египта

«Шоу должно впечатлить»: на стадионе «Динамо» прошёл генпрогон церемонии открытия вторых Европейских игр

Огонь из рук человека принял робот. Как «Пламя мира» встретили в ПВТ

Комфортные условия, вкусная кухня и продуманная логистика. Что говорят спортсмены о деревне атлетов

«Пока мне всё очень нравится»: исполнительный директор Европейских игр о фан-зоне возле Дворца спорта

География звучания расширяется. Чем удивит V музыкальный фестиваль «Классика у ратуши»?

Новости экономики за 19.06.2019

За первые пять месяцев 2019-го белорусы потратили 19 миллиардов рублей