Её называли белорусской Ахматовой. Вспоминая Евгению Янищиц: «Сапраўды, гаварыла з ёю Неба»

07.12.2018 - 21:36

Деревня Рудка Пинского района.

Живописный белорусский край и нулевой километр жизни Евгении Янищиц.

Здесь она пошла в первый класс, а в этой школе педагоги разглядели будущую литературную «звезду».

Ольга Новак, первая учительница Евгении Янищиц:
«Ідуць каровы чарадой, нясуць з сабою сырадой». Вот такое было первое у неё произношение.

Я говорю: «Женя, а где ты вычитала такое?» «Это я сама придумала»

Официальным стартом творческого пути поэтессы принято считать 1963 год. Именно тогда в прессе впервые опубликовали стихотворение «Голубь». На страницах «Полесской правды», рядом со знаменитыми фамилиями, скромно значилась ещё никому не известная Евгения Янищиц.

Раиса Гончарик, одноклассница Евгении Янищиц:
Это была сенсация. Эта газета вырывалась из рук в руки. Мы не верили, что это произошло.  Правда ли, что это – фамилия Жени. Это было для нас открытие. И, естественно, мы увидели новую Женю. 

«В этой квартире мне страшно». Что довело Евгению Янищиц до смерти в 40 лет

Весть про литературные таланты Янищиц быстро разлетелись по округе. Первые публикации зачитывали до дыр и передавали из рук в руки. Жизнь девочки в одночасье перевернулась с ног на голову. За спиной выросли крылья. Начинающая поэтесса с головой ушла в работу, а танцы и кино отложила в долгий ящик.

Микола Метлицкий, поэт, друг Евгении Янищиц:
Я памятаю радкі народнага паэта Беларусі Рыгора Барадуліна, прысвечаныя Жэне: «Зоркі, як вершы Женя Янішчыц – з суму і са святла». Вось гэта – дакладна выведзеная формула яе творчасці.

49 квадратных метров, более тысячи экспонатов и сотни посетителей. Сегодня в поречской школе – музей имени Евгении Янищиц.

Директор Антонина Сидорук помнит, как в 1963 году на одном из заседаний литкружка, 15-тилетняя поэтесса сразила всех присутствующих наповал.  

Антонина Сидорук, директор литературного народного музея Евгении Янищиц:
Гэта – першы рукапісны зборнік вершаў Жэні Янішчыц пад назвай «Першыя россыпы».

Руководил школьным объединением заслуженный учитель Беларуси Федор Цудило. Многие уверяют: именно он сыграл ключевую роль в становлении Янищиц, как поэтессы – придал алмазу огранку.

Софья Кондратюк, учительница по физкультуре Евгении Янищиц:
Он выйдет, она ему даёт свои записи, он какие-то комментарии, какие-то ошибочки исправляет. И тогда она весёлая бежала в класс. Фёдор Фёдорович сказал: «Это – талант».

Владимир Суббот, журналист:
Калі ён расказваў пра яе – у яго аж дыханне спынялася…  

Фёдор Цудило, учитель Евгении Янищиц (видеосъёмка 1993 года):
Незвычайная вучаніца. Адораная вялікім дарам літаратурным.

Владимир Суббот:
Праз гады мы даведаліся, што ён вельмі моцна кахаў Жэню. І калі не стала Яўгеніі Янішчыц, у хуткім часе і яго не стала.

В середине 60-ых годов стихи Янищиц печатают центральные газеты. Про неё начинают говорить на самых писательских верхах. Девушка стремительно становится на поэтическое крыло и приобретает неслыханную популярность.

После окончания  школы Янищиц поступает на филологическкий факультет БГУ. Курс начинающей поэтессы в преподовательских кругах считался самым сильным. Среди студентов – цвет национальной литературы. Здесь учились Алесь Рязанов, Татьяна Шамякина, Виктор Яроц, Генадий Пашков и многие другие.

Зоя Заика-Хальзова, однокурссница Евгении Янищиц:
Она была очень простой, скромной девчонкой, с которой хотелось общаться. Я потом только поняла, что Женя – это «звезда», не такая, как все.  

В студенческие годы Янищиц без устали печатается в самых тиражных литературных изданиях: «Маладосць», «Беларусь», «Берёзка» «Литературной газете» и даже «Правде» – её стихи везде нарасхват. Куратором и наставником начинающей поэтессы в те годы становится признанный мэтр – именно заслуженного поэта Беларуси Нила Гилевича называли крестным отцом Янищиц.

Владимир Суббот:
Я памятаю, як Ніл Гиевич так рукі распрасцёр: «О, такое дзіця хрысціць – гэта, як ад Бога». Ён адчуў Жэню, як брыліянт беларускі.  

Зоя Заика-Хальзова:
Заботливо, внимательно относился к Жене, очень оберегал её. Мы как-то с завистью: чего так к Жене, много же поэтов?

Потом понимали, что Женя – очень пылкая, восприимчивая душа. И он боялся, что столичная суета, столичный мир может как-нибудь её поранить.

 

Получив первое признание и шквал комплиментов, Янищиц берётся за подготовку собственного сборника. И пишет, как уверяют друзья, в любую свободную минуту: на парах, переменах, в общежитии. Именно в моменты, когда в руках карандаш – девушка выпадает из реальности и выдаёт строчки, которые в одночасье становятся шедеврами. 

Микола Метлицкий:
Магла ў любы момант нечаканы сесці і напісаць верш.

Гэты стан – сапраўды, гаварыла з ёю Неба.  

Зоя Заика-Хальзова:
По коридору – мы на 5-ом этаже жили – клубами валит дым. Открываем: «Женя, ты что, горишь? В чём дело?». Женя оборачивается: «Что? А? Где?» Женя не замечала этого, она писала стихи, она вся в поэзии была.

В 1970 году свет увидела первая книга Янищиц. Сборник «Снежныя грамніцы». Книга становится настоящим бестселлером, а признанные мэтры слова и литературные критики сходятся во мнении: эта премьера – настоящий триумф.   

Светлана Колядко, литературовед, кандидат филологических наук:
Ён быў, як прарыў нейкі ў літаратурным асяроддзі – нешта свежае, новае ўварвалося ў літаратуру. Гэтаму слову паверылі ўсе прызнаныя майстры нашы.

Алексей Ненадовец, фольклорист, литературовед:
Гэта быў лепшы зборнік з першых чатырох. У беларускую літаратуру прыйшоў свежы чалавек. Нават Бярозкін аб’ектыўна падышоў да ацэнкі гэтага зборніка. І ацэнка была вельмі высокая.

49 произведений с исключительной образностью, мастерски подобранный слог. Сборник мгновенно разбирают на цитаты и ставят всем начинающим поэтам в пример.  

Микола Метлицкий:
Я сёння ўжо, са свайго літаратурнага досведу, магу казаць, што ў яе не было творчага пачаткоўства. Яна была настолькі сурьёзна адразу. Дэбют літаратурны прывіталі сталыя майстры слова. Яна ўжо адчувала, на каго ёй трэба раўняцца.  

Оксана Безлепкина-Чернякевич, литературовед, кандидат филологических наук:
Она очень рано пришла в литературу и можно сказать, что её туда привели за ручку. Очень много было опекунов. И это видится в её текстах. Это хорошо, пока ты маленький. И вот ты вырастаешь – и что дальше? Дальше нужно жить самому, не прячась за спины авторитетов.  

Правда, несмотря на народное признание и связи в творческих кругах, поэту перво-наперво предстало соответствовать идеологическим установкам. Под особым контролем – общественно-политическая позиция. В 1971 году Янищиц, уже бывшую членом ВЛКСМ, принимают в Союз писателей. Кандидатуру утверждают единогласно. В кулуарах то и дело шептались – за неё просили влиятельные покровители!

    

Зоя Заика-Хальзова:
Она была самой молодой поэтессой в Союзе писателей Беларуси. И мы этим гордились.

Несмотря на оглушительную популярность, Янищиц работает, не покладая пера. Первые гонорары были копеечными. За месяц набегало не больше 5 рублей, плюс небольшая стипендия.

Влюбился, прочитав стихи в газете, а свадьбу играли трижды: любовь Евгении Янищиц

Новости по теме
‡агрузка...

«Честность и справедливость». Новую редакцию закона о госслужбе рассмотрели на совещании у Президента

«Во главе угла всегда стоят национальные интересы». 100 лет отмечает белорусская дипломатическая служба

«Всего доброго» и бросает трубку». Пострадавшие в ДТП под Сморгонью возмущены действиями перевозчика

Новости экономики за 22.01.2019

10 белорусских производителей мебели презентовали свою продукцию на выставке в Кёльне

МВД рекомендует банкам серьёзнее относиться к интернет-безопасности

От морального облика до зарплат. Что собой представляет новая редакция закона о госслужбе?

«Большие перспективы». О поставках белорусских автобусов договорились на встрече руководства Минска и Новосибирска