Фотограф Вадим Качан рассказал, как чуть не выбросил свои снимки 80-ых, а КГБ взял его в Бресте за уличный туалет

09.08.2018 - 16:47

Гость программы «Утро. Студия хорошего настроения» на СТВ – фотограф Вадим Качан рассказал, как создавал альбом «Минск: было/стало».

Вадим Качан, фотограф:
Архив у меня случайно уцелел. Когда в 1990 году я уходил из фотографии, я решил всё выбросить, упаковывал плёнки. К сожалению, один мешочек я вынес, всё-таки, плёнки.

Потом друг пришёл и спас мой архив.

И года три я уже занимаюсь своим архивом: сканирую. В принципе, сейчас выйти, снять Минск каждый может. А вот вернуться в старое время! И, как раз, 80-ые годы – это последнее десятилетие Советского Союза.

А Вы свободно снимали здания? Милиция не запрещала?

Вадим Качан:
Нет, у нас были удостоверения прессы. Мы сотрудничали с прессой. Хотя, привод у меня в Бресте в КГБ был.

За то, что что-то не то сняли?

Вадим Качан:
Не то сняли. Как мне объяснили, между домами в центре города видны были клозеты, туалеты на улице.

Люди в материале: Вадим Качан
«Минск: было/стало»
Фото. «Минск: было/стало»
«Минск: было/стало»
Фото. «Минск: было/стало»
«Минск: было/стало»
Фото. «Минск: было/стало»
«Минск: было/стало»
Фото. «Минск: было/стало»
«Минск: было/стало»
Фото. «Минск: было/стало»
«Минск: было/стало»
Фото. «Минск: было/стало»
Новости по теме

‡агрузка...

Ювелирная сеть украла снимок, а фотограф дошла до Верховного Суда. Что советует другим?

Новости Беларуси. Историю борьбы за авторские права рассказали в программе «Специальный репортаж».

Инна Ревяко, фотограф: 
Если идти в суд, то с адвокатом. Много деталей в законе, важно буквально, какой фразой ты говоришь: «Я утверждаю», – или – «Я предполагаю». Это уже разные истории.

Её имя и её работа не так давно были в центре внимания общественности. У молодого фотографа Инны Ревяко за просто так и без разрешения позаимствовали авторский труд. Настройки баланса между художником и виновником – ювелирной сетью – устанавливал Верховный Суд. Регулировать резкость эпизода мирно не получалось. Фокус ошибался с цифрами компенсации. Финал разбирательств решил спорный вопрос. Но одно дело – пойти в суд, а совсем другое – умело доказать, что твоё, на самом деле, не чужое.

Инна Ревяко:
Я сразу понимала, что все возможные претензии, которые у меня были по фактам использования фотографии: листовки, плакаты, соцсети – не всё мы можем доказать в суде, потому что изначально не заверяла у нотариуса все скриншоты, которые были сделаны. В суде доказательством являются только заверенные нотариально скриншот, видео.

То есть то, что я могу показать на телефоне, не является доказательством в суде. Это не самая дешёвая процедура. Я не могу утверждать, но, вроде бы, это стоит около 100 рублей за 1 раз. То есть у меня было, например, там 10 скриншотов – 1 000 рублей.   

Согласитесь, удовольствие не из дешёвых. Но тут уже дело принципа: «зло» должно быть наказано.

Инна Ревяко:
Как я доказывала, что это моя фотография. Потому что ответчик в суде даже попросил гарантийный талон на мой фотоаппарат. Что, в общем-то, абсурдно, конечно. Но тем не менее у меня он был. Доказательство следующее: у меня была целая серия фотографий. То есть они взяли одну, а у меня есть большая история из 30, например, фотографий. Конкретно лица, изображённые на фотографии, в том числе, свидетельствуют о том, что это моя фотография. Люди, которые помогали мне в съёмке, тоже являются свидетелями.

В основном, фотографы снимают в формате РАФ и именно уже вот этот формат доказывает, что я – автор.

И в каждой фотографии есть информация, когда она была сделана, каким фотоаппаратом, каким объективом, настройки. Поэтому несложно доказать, что ты – автор, если это правда.  

Ханок, Ревяко, Голубева. Скандалы с авторскими правами