Генпрокуратура о новых фактах геноцида: «Масштабы трагедии намного больше, чем об этом было известно ранее»

09.01.2022 - 19:31

Новости Беларуси. Государство обеспечивает сохранение исторический правды и памяти о героическом подвиге белорусского народа в годы Великой Отечественной войны. На фоне происходящего в мире этот пункт в Основном законе приобретает особый смысл. Уж слишком большой ценой досталась нам победа над фашизмом. И забыть такое белорусы не смогут никогда, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.  

На неделе Президент подписал закон о геноциде белорусского народа. Документ будет способствовать недопустимости искажения итогов Великой Отечественной. Так, устанавливается уголовная ответственность за публичное отрицание геноцида белорусского народа, например, через размещение такой информации в СМИ либо в интернете.  

Кроме того, в Беларуси может появиться единый мемориальный комплекс жертв геноцида. Генпрокуратура направила в правительство предложения по сохранению исторической памяти зверств нацистских преступников. Предлагается создать специальную межведомственную комиссию. Она определит места захоронений останков жертв и в целом займется организацией работы по сохранности памяти.  

Какие новые факты появились в расследовании тех страшных событий и правда ли, что масштабы трагедии намного больше, чем принято считать? Мы спросили об этом руководителя следственной группы по уголовному делу о геноциде Генпрокуратуры Беларуси Валерия Толкачева.  

Илона Волынец, СТВ:  
Появились ли новые факты в расследовании? Может быть, какие-то есть цифры у вас?  

В урочище Уручье расстреляно не менее 38 тысяч мирных граждан и военнопленных  

Валерий Толкачев, руководитель следственной группы по уголовному делу о геноциде Генеральной прокуратуры Беларуси:  
Следственной группой Генеральной прокуратуры допрошены более 12,5 тысячи свидетелей. Половина из них – это узники концлагерей, лагерей смерти, ветераны Великой Отечественной войны. В прошлом году нами проведено 12 раскопок, поисковых работ. К примеру, в октябре-ноябре проведены раскопки в ченковском лесу Гомельского района. По минимальным подсчетам, в указанном месте каратели расстреляли не менее 4 000 жителей города Гомеля, близлежащих городов. В октябре прошлого года также проведены раскопки в урочище Уручье на территории Минского района. По предварительным данным, там расстреляно не менее 38 тысяч мирных граждан и военнопленных.  

Илона Волынец:  
Сколько на сегодня осталось живых свидетелей тех страшных времен?  

Валерий Толкачев:  
Точную цифру я назвать не могу. Но с учетом того, что более 12,5 тысячи свидетелей и очевидцев допрошены, здесь нужно понимать, что это были люди разного возраста. Когда-то в тот момент это были дети, это были участники Великой Отечественной войны, партизаны, узники лагерей. Поэтому реальная цифра – более 10 тысяч, по сути, очевидцев.  

Илона Волынец:  
А как часто обращаются к вам белорусы со своими личными историями? Есть ли отклик у населения?  

Валерий Толкачев:  
Возбуждение уголовного дела Генеральной прокуратурой вызвало большой общественный резонанс среди населения. Таких обращений поступает большое количество. И с каждым днем оно увеличивается. Люди обращаются со своими историями, историями их личных жизней, жизней родственников. Каждое обращение нами тщательно изучается. Следует отметить, что поступает много обращений от граждан иных государств. Они также нами тщательно проверяются путем не только проведения следственных действий, а также и с изучением архивных документов.  

Илона Волынец:  
Кстати, по поводу архивных документов. Как много изучено и вообще что еще предстоит, может быть, где-то на пыльных полках найти, какую информацию? То есть как ведется работа с архивами?  

Валерий Толкачев:  
С архивами ведется ежедневная работа. Прокурорские работники, находясь в архивах, изучают архивы сплошным методом. При изучении изымаются лишь те документы, которые имеют непосредственную информационную базу, сведения, имеющие отношение к обстоятельствам расследования уголовного дела. Работа с архивами очень важна. Это один из основных источников доказательственной базы. Объемы работы огромные, можно сказать колоссальные. И они дают свой результат. И вся наша деятельность, наша работа, и с архивными документами, помимо того, что они будут находиться и в материалах уголовного дела, они будут предоставлены и широкой общественности. Далее хочу отметить, что по поручению главы государства следственная группа Генеральной прокуратуры выбывала в Москву. Мы работали с государственным архивом Российской Федерации, с архивом Министерства обороны, с другими архивами. Есть заинтересованность российской стороны в предоставлении нам документов. И нужно отдать им должное, поблагодарить, они активно это делают, активно содействуют нам в расследовании уголовного делаю И объемы архивов, находящихся в Российской Федерации, также огромны и колоссальны.  

Латвия и Литва не хотят оказать помощь в расследовании уголовного дела против человечества  

Илона Волынец:  
Наш Президент говорил неоднократно о том, что Беларусь никогда не будет переписывать историю. Но не у всех стран такая позиция, как у нас. Помимо россиян, готовы ли другие страны оказывать нам содействие и вместе дальше докапываться до истины, чтобы наши потомки знали, что же было?  

Валерий Толкачев:  
Нами подготовлены и направлены соответствующие международные поручения по оказанию правовой помощи в 17 государств. Мы понимаем, что кто-то даст нам ответы, поможет в расследовании уголовного дела, а кто-то нет. В качестве примера, к сожалению, приведу наших соседей, это Литовская Республика, Латвийская Республика, которые отказали нам в правовой помощи по уголовному делу о геноциде, мотивировав это тем, что это может сказаться на вопросах национальной безопасности этих государств. Но фактически мы видим, что они не хотят оказать помощь в расследовании уголовного дела против человечества, массового убийства мирного населения и восстановить, помочь нам восстановить историческую справедливость, показать действительный объем всего масштаба трагедии белорусского народа. Они нам официально отказали.  

Илона Волынец:  
Вообще, кто бы мог подумать, что возникнет такая необходимость создания закона о геноциде. У нас практически каждая белорусская семья пострадала в годы Великой Отечественной. Все наши деды, прадеды участвовали в той войне, мы понесли колоссальные потери. Почему сейчас возникла такая необходимость, именно сейчас нужно защищать историческую правду?  

Это наш долг, это честь – восстановить историческую справедливость  

Валерий Толкачев:  
Цель принятия закона о геноциде белорусского народа – это защита фундаментальных ценностей белорусского народа. Мы видим, что происходит извне, какое оказывается давление на нашу республику. Мы видим те попытки переписать, поставить под сомнение итоги Великой Отечественной войны. И, естественно, мы должны поставить свой барьер, чтобы историческую правду, чтобы подвиг советского солдата-освободителя всегда помнило наше поколение, подрастающее поколение, чтобы ни в коем случае не преуменьшить трагедию белорусского народа. А сегодня, как показывают нам материалы уголовного дела, как установлено в ходе следствия, масштабы трагедии намного больше, чем об этом было известно ранее.  

Илона Волынец:  
Для вас не как для представителя ведомства, а как для простого белоруса что значит эта работа? И насколько, может быть, история вашей семьи, какие-то личные моменты…  

Валерий Толкачев:  
Это наш долг, это честь – все-таки восстановить историческую справедливость, расследовать эти обстоятельства. Они трагичны, они тяжелы для восприятия не только обывателю, но и простым следователям. Трагедия страшнейшая. И все работники следственной группы, у каждого есть свои личные воспоминания из рассказов бабушек, дедушек, отцов. Каждую семью затронула трагедия Великой Отечественной войны. Лично у меня немецко-фашистские оккупанты заживо сожгли моего прадеда, второго прадеда расстреляли. И с первых дней оккупации немецко-фашистские оккупанты уничтожали все, они безжалостно убивали всех. Согласно их плану, 75 % населения Беларуси подлежало уничтожению, 25 % – онемечиванию.  

Loading...


«Время не щадит никого, ничего». Чем судмедэксперты могут помочь при установлении имён погибших бойцов при раскопках?



Новости Беларуси. «Это нужно не мертвым, это нужно живым». Поистине пророческие строки еще в 1960 годы написал Роберт Рождественский. Погибших в годы Великой Отечественной не вернуть. Как и не остановить время, которое все дальше и дальше уносит нашу выстраданную Победу, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Единственное, что нам остается – это сохранить в памяти историческую правду.  

Генпрокуратура на неделе передала музею ВОВ вещественные доказательства нацистских преступлений против жителей БССР. Личные вещи, посуда, монеты, гильзы. Всего 97 предметов было обнаружено во время раскопок осенью 2021 года в урочище Уручье. По информации прокуроров, в этом месте, на которое вышли после обращения местных жителей, захоронено более 38 000 мирных жителей, а также военнопленных.  

За 2022 год планируется исследовать еще около 100 трагических точек на карте Беларуси. Работа очень трудоемкая и скрупулезная. С 2015 года уже проведено более 300 экспертиз. На какие вопросы способны ответить специалисты, исследуя костные останки? Можно ли определить пол и возраст захороненных людей? И реально ли установить их имена? Тему продолжим обсуждать с гостем программы. У нас в студии Олег Куль, заместитель начальника управления медико-криминалистических экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз.  

Определяем, чьи это останки, человеческие или животные, скольким людям они принадлежали  

Илона Волынец, СТВ:   
Расскажите, пожалуйста, более подробно, какие исследования вы сейчас проводите?  

Олег Куль, заместитель начальника управления медико-криминалистических экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз:  
Специалисты занимаются различными вопросами, связанными с нанесением телесных повреждений и убийствами людей. В частности, они определяют характер и механизм образования телесных повреждений, возможность их образования от тех или иных предметов, занимаются исследованием следов крови на месте происшествий и на одежде. Кроме того, мы занимаемся исследованием костных останков. При этом мы определяем, чьи это останки, человеческие или животные, скольким людям они принадлежали, каковы пол и возраст этих останков.

Илона Волынец:  
По сути, вы работаете наперегонки со временем. Столько десятилетий прошло. Всегда ли возможно докопаться во всех смыслах до истины? Может быть, используется какое-то специальное оборудование?  

На всех костных останках имелись следы ампутации, трепанации черепа, следы осколочных и пулевых ранений  

Олег Куль: 
Естественно, что время делает свое дело. Изменяются события, изменяются люди, что-то у них забывается, изменяются те объекты, которые мы исследуем. В частности, если взять костные останки, то время не щадит никого, ничего. И даже костная ткань, самая прочная ткань в организме человека, претерпевает значительные изменения. Но тем не менее, даже если объекты пролежали в земле десятки и сотни лет, можно установить, человек это был или нет, его пол, его возраст, возможно, какие были ему причинены телесные повреждения.  

Илона Волынец:  
Понятно, что во время исследований приходится приходить к каким-то, может быть, даже неожиданным выводам. Может быть, была такая история, такой случай?  

Олег Куль:  
Несколько лет назад исследовались костные останки из места воинского захоронения на территории Минска. Особенностью было то, что практически на всех костных останках этих людей, военнослужащих, погибших в годы войны, имелись следы оказания медицинской помощи, следы ампутации, трепанации черепа, следы осколочных и пулевых ранений. Следовательно, мы могли предположить, а потом историки и краеведы установили, что это было захоронение при госпитале, где военнослужащие умирали от полученных ранений.  

Нашли пенал, внутри свернутый листок, на нём карандашом были написаны фамилия, имя, отчество бойца  

Илона Волынец:  
Помогают ли ваши исследования восстановить историческую справедливость и определить, кто именно был похоронен в том или ином месте?  

Олег Куль:  
Здесь я могу привести такой пример из собственной практики, когда возле одного из поселков Минского района при проведении земляных работ были обнаружены костные останки. При дальнейшем проведении раскопок было установлено, что это останки военнослужащих, потому что там обнаружились следы военной амуниции, обуви, одежды, награды, знаки различия, фрагменты оружия, патроны, пули, гильзы. В том числе был обнаружен пластмассовый пенал, внутри которого находился свернутый листок бумаги, на котором простым карандашом были написаны фамилия, имя, отчество бойца, год его рождения, год призыва и место призыва. Этот пенал был передан правоохранительным органам, которые впоследствии передали его в военкомат. И было установлено, что этот человек призывался с территории тогдашней Украинской ССР и погиб в так называемом Минском котле.  

Илона Волынец:  
Ну и наконец скажите, на ваш взгляд вообще как даже белоруса, насколько важно сейчас заниматься такой работой?  

Олег Куль:   
Знаменитый лозунг «Никто не забыт, ничто не забыто» не потерял своей актуальности и сейчас. И, как сказал один из известных деятелей, пока не найден, не захоронен и не опознан последний неизвестный солдат, эту работу надо продолжать.