Сколько лет можно получить за «сливы» и как узнать, кто использует информацию о вас? Рассказывает Андрей Гаев

05.12.2021 - 19:29

Новости Беларуси. Кто владеет информацией, тот владеет миром или как минимум вашими деньгами. Как защитить себя от мошенников в Сети, почему нельзя фотографировать кого попало и какое наказание можно понести за «слив» персональных данных?

Обсудим эти и другие вопросы в студии программы «Неделя» на СТВ с Андреем Гаевым, директором Национального центра защиты персональных данных.

Что входит в понятие «персональные данные»?

Ольга Коршун, СТВ:
Начну с такого, кажется, элементарного вопроса – что входит в понятие «персональные данные»?

Андрей Гаев, директор Национального центра защиты персональных данных:
Привычного определения, ограничивающего это понятие чем-то конкретным, в мире не существует. Фамилия, имя, отчество – если рассматривать это как совершенно абстрактную категорию, то это тоже не персональные данные. Но, как правило, когда мы говорим о фамилии, имени, отчестве, то мы привязываемся к чему-то или кому-то конкретному. Или в связи с какими-то обстоятельствами. Поэтому определение в национальном законодательстве соответствует Европейской конвенции и говорит о том, что персональными данными является любая информация, которая относится к идентифицированному физическому лицу или к лицу, которое может быть идентифицировано.

Ольга Коршун:
А те данные, которые мы оставляем в интернете, то есть те сайты, которые мы посещаем, товары, которые мы смотрим, – это принадлежит к категории «персональные данные»?

Андрей Гаев:
Совершенно верно. Если информация позволяет соотнести тот или иной интерес с конкретным человеком, то это относится к персональным данным. И мы замечаем, что персональные данные зачастую продаются, передаются от одной компании к другой. Поэтому одной из причин, предпосылок принятия нашего национального закона как раз и было то, чтобы вернуть людям возможность влиять на то, что принадлежит каждому из нас.

Какое наказание в Беларуси грозит за «слив» персональных данных?

Ольга Коршун:
Во Франции и Германии даже прохожего без его разрешения нельзя сфотографировать. Если ты это сделаешь, то вплоть до уголовной ответственности за такое деяние. Какое наказание в Беларуси ты можешь получить за то, что персональные данные используешь не по назначению?

Андрей Гаев:
Ответственность предусмотрена и в уголовно-правовом направлении, и административная ответственность. Например, за незаконное распространение персональных данных административная ответственность состоит в штрафе до 200 базовых величин. Уголовная ответственность, если умышленным образом распространены персональные данные в отношении лица, осуществлявшего профессиональную деятельность, и это повлекло грубое нарушение прав, законных интересов, – вплоть до лишения свободы до 5 лет.

Ольга Коршун:
Все равно утечки у нас происходят, не без этого. Это во всем мире происходит – утечки, которые стоят миллионы, миллиарды долларов и евро. Так вот у нас такие преступления совершаются? Как часто?

Андрей Гаев:
Несомненно, они совершаются. Поэтому и законодатель предусмотрел соответствующую ответственность. И на каждый факт реагирование производится уполномоченными структурами. Это будет делать и центр. Центр наделен компетенциями по контролю за соблюдением законодательства о персональных данных, и будут проводиться как плановые, так и внеплановые проверки.

Ольга Коршун:
То есть вы нежданно нагрянете в какую-то компанию, будете проверять?

Андрей Гаев:
Полномочия такие даны. Мы сможем осуществлять проверки планового характера. Для этого ежегодно до конца года будет формироваться план проверок. Есть возможность также, не выходя к субъекту, который собирает, иным образом обрабатывает персональные данные, так называемым камеральным порядком, то есть с рабочего места специалиста Национального центра защиты персональных данных, например, через просмотр информации, содержащейся на сайте оператора, выявлять нарушения закона о защите персональных данных, иных нормативных правовых актов, работающих, регулирующих отношения в этой сфере, и выдавать по результатам таких проверок рекомендации.

Может ли любой гражданин узнать, как используется информация о нем?

Ольга Коршун:
Любой человек, обычный гражданин, не организация, может обратиться к вам, в центр, и узнать, как используется информация о нем?

Андрей Гаев:
Раз в год человеку предоставлено право запросить информацию об обработке его персональных данных в интересах третьих лиц. То есть кто, когда запрашивал информацию из иных организаций о нем самом. И если возникает некий инцидент, проблема во взаимодействии между гражданином, обладателем персональных данных, и конкретным оператором, то человек может подать жалобу к нам, в Национальный центр защиты персональных данных.

Ольга Коршун:
То есть я могу узнать, интересовалась ли налоговая или правоохранительные органы моими какими-то данными, да?

Андрей Гаев:
Такое право предусмотрено. Есть, конечно, перечень случаев, когда в интересах национальной безопасности, по некоторым иным направлениям информация носит закрытый характер. В частности, закон не распространяется на отношения, связанные с государственными секретами.

Люди в материале: Ольга Коршун, Андрей Гаев
Loading...


Марафоны по исполнению желаний. Как не столкнуться с обманом и каковы реальные способы стать успешнее?



Это интервью не посмотрел разве что ленивый или человек, сильно далекий от мира интернета. Потому как те, кто всегда наполнен энергией, находится в потоке, для кого важно быть в ресурсе и иногда «заземляться», уже успели его обсмаковать. Героиня скандального видео Елена Блиновская положила начало такому массовому явлению, как марафоны по исполнению желаний.  

Конечно, до нее своими знаниями делились Тони Роббинс, Майкл Хатчисон и другие. Но это на Западе. Здесь, у нас, на постсоветском пространстве, она первой стала откровенно рассказывать, как взрастить в себе гармоничную личность и открыть финансовый поток. А если хотите успешно выйти замуж или иметь идеальное тело – это тоже к ней. В общем, универсальный гуру.  

Но все секреты, разумеется, за деньги. На такой, казалось бы, благой цели Елена выстроила успешную бизнес-модель. Другим известным блогерам захотелось так же. И понеслось. Инстафитоняшки предлагают марафоны по похудению, жены реперов – по выстраиванию крепких любовных отношений. Душу наизнанку, главное – плати. И желающие нашлись. Рискнула заполучить формулу успешного блога и тиктокер Юлия Пашкевич.  

Юлия Пашкевич, блогер:  
К сожалению, у меня был негативный опыт покупки консультаций, когда я отдала немаленькую сумму, а в ответ на свои вопросы получила «погугли, посмотри, посиди в интернете».  

Нахлебавшись горького опыта, Юлия стала самостоятельно нащупывать почву TikTok-платформы. Сейчас у девушки 365 000 подписчиков.  

Юлия Пашкевич:  
Идея создания собственного курса пришла мне в голову примерно полгода назад. Я столкнулась с тем, что в сфере, в которой я развиваюсь, недостаточно много достоверной информации и она в целом овеяна мифами. У меня есть обучение, консультации и менторство. Исходя из пакета, который выбирает человек, я называю цену. В целом это средняя цена по рынку.  

И если в TikTok существуют определенные алгоритмы успеха, которые можно узнать, заплатив блогеру за эксклюзивную информацию, то продукт самопровозглашенных экспертов из Instagram чаще всего просто воздух.  

Анна Мокиевец, психолог-сексолог:  
Некоторые садятся в чужие машины, делают фотографии в чужих домах, говорят, что это их. Или заставляют своего мужа: садись, нам нужно сделать эту фотосессию, чтобы все думали, что у нас прекрасная семья. Безусловно, это обертка, и мы видим эту обертку, и всем очень хочется точно так же.  

И все же красивая картинка в интернете – это не всегда только красивая картинка в интернете. Например, певица Элен и на экране, и в жизни – успешная артистка и бизнес-вумен. И она могла бы с легкостью создать свой уникальный марафон, что мы ей, к слову, и предложили.  

Свой марафон? Если честно, я об этом не думала. Но в принципе можно подумать.  

На самом деле Элен не раз становилась участницей тренингов и даже примеряла необычные образы, выполняя специфические задания. Но все эксперты, к которым обращалась певица, – дипломированные психологи, а не дивы Instagram.  

Элен, певица:  
Я бы им не верила. Как Станиславский говорил: не верю. Даже Марк Бартон, психолог, я очень хорошо помню его высказывания, что все эти тренинги (как найти себе богатого мужчину) не имеют ничего под собой. Если человек из себя ничего не представляет, как он может ни с того, ни с сего, послушав историю Ксении Собчак (которая как минимум дочь Собчака), стать Ксенией Собчак? Для тех, кому интересно получить какую-то помощь, есть центры. В чем проблема прийти и поговорить с человеком, у которого есть определенное образование, опыт?  

Но работать над собой с психологом, оканчивать вуз и читать научную литературу – это слишком длинный путь познания себя. А быть счастливой хочется уже здесь и сейчас. Вот и отправляются в Instagram за легким хлебом.  

Анна Мокиевец:  
Всем хочется быстрой таблетки. И особенно девушкам кажется, что кто-то знает рецепт. У нее много денег, у нее счастливая семья, карьера, успех. И сейчас она расскажет, что для этого нужно сделать. Эти марафоны – это как книга рецептов. Мы смотрим рецепты, и они все красивые. У нас есть методика. Но чтобы сделать такой торт, нам нужно купить продукты. Чтобы купить продукты, нужно пойти и заработать денег. Идем, покупаем эти продукты, уделяем время на готовку, готовим. И не факт, что получится как на картинке. Он может разочароваться. И тот человек, который делает раз за разом, в 15-й раз у него получается еще лучше, чем на картинке. Все говорят: как вкусно, как классно! И он говорит: да, это работает. И это действительно так работает. Если вы будете просто читать рецепт изо дня в день, торт не приготовится.  

Марафоны, тренинги, курсы, гайды могут быть неплохим дополнением, но никак не основной инструкцией по достижению дзена. И помните, у каждого свой путь. Не бойтесь набивать собственные шишки и продолжайте развиваться.