История в ресторане на французском и вьетнамском. Необычный спектакль покажут в Минске

15.10.2018 - 12:09

Минчане и гости столицы смогут увидеть удивительный и, как уверяют режиссёры, трогательный спектакль «Сайгон». Премьера приурочена к VIII Международному форуму театрального искусства «Теарт». Помощь в проведении форума оказывает французское посольство в Беларуси.

Гости программы «Утро. Студия хорошего настроения» на СТВ – координатор культурных проектов посольства Франции в Республике Беларусь – Инна Мациенко, исполнитель роли Эдуарда в спектакле «Сайгон» – Дан Артус, и исполнительница роли Сесиль в спектакле «Сайгон» – Аделин Гийо.

О чём спектакль «Сайгон»? Как он связан с Францией?

Аделин Гийо, исполнительница роли Сесиль в спектакле «Сайгон»:
Этот спектакль был задуман как представление отношений между двумя странами, между Вьетнамом и Францией, через историю любви. Кроме того, речь идёт не только об отношениях, но и о связях между двумя странами, которые были потеряны, и между людьми, и частично между странами. Спектакль был задуман, как история в ресторане, которая происходит, и как люди пытаются найти общий язык и восстановить связи.

Что белорусы вынесут из этого спектакля?

Дан Артус, исполнитель роли Эдуарда в спектакле «Сайгон»:
Спектакль был задуман как описание отношений между Францией и Вьетнамом, но, на самом деле, это историческая фреска. Через какую-то дружбу, интимные отношения показано, как маленькие люди чувствуют себя в большом историческом моменте. Мы спектакль отыграли во многих странах: в Литве, в Голландии, в Китае, во Вьетнаме. И всегда каждый человек, любой житель любой страны там, где мы были, может найти что-то своё, каким образом он ощущает себя, идентифицирует себя, как личность в истории.

На какого зрителя ориентирован ваш спектакль? Есть ли какие-то возрастные ограничения?

Дан Артус:
Ограничений по возрасту нет, но, может, этот спектакль не совсем для маленьких деток, но, тем не менее, спектакль достаточно визуальный, кинематографический, у него есть очень много музыки, даже караоке. Действие происходит внутри ресторана, то есть там различные звуки, разговоры, музыка всё это находится в таком музыкально-гастрономическом процессе. И это не какой-то специализированный вьетнамский ресторан, куда люди приходят, чтобы пообщаться.

На каком языке будет спектакль? Будут ли титры?

Аделин Гийо:
Спектакль будет идти на французском языке, но в этом спектакле будет участвовать вьетнамский актер. Они приехали из Вьетнама и интегрировались в спектакль, естественно, они говорят по-вьетнамски. Собственно говоря, это и послужило основой для нашей работы. Сначала мы импровизировали, смотрели, как это будет происходить, как будет соединяться французский и вьетнамский язык.

Дан Артус:
Мы хотели достичь максимального натурализма в этом плане и, в конце концов, мы нашли приемлемую композицию, когда звучит и вьетнамский, и французский язык. Естественно, на русский язык спектакль будет переведён, он будет с субтитрами. Но, действительно, тема языка – центральная тема в этом спектакле. И поэтому есть субтитры на вьетнамском языке.

Какая продолжительность спектакля?

Дан Артус:
Продолжительность спектакля 3 часа 20 минут с двумя антрактами.

Loading...


Валентин Елизарьев: «Нужно строить со мной очень творческие и доверительные отношения»



Художественный руководитель Большого театра откровенно рассказал о себе и своей работе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Вы сказали, что искусство развивается волнообразно.

Валентин Елизарьев, художественный руководитель Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь:
Да.

Вадим Щеглов:
И в любое время бывают кризисы. Были ли они у Вас и как Вы с ними справлялись?

Валентин Елизарьев:
Кризисы у меня бывали. Я стараюсь никому никогда не показывать своё внутреннее состояние. И, наверное, какие-то разочарования в моей жизни были. И в друзьях, и в коллегах. Но я сильный.

Я просто далее, когда понимаю, что это дружба или знакомство, когда во мне видят руководителя, от которого можно что-то поиметь, взять – меня это очень удивляет. Потому что я, наверное, существую не только для того, чтобы руководить процессом, а прежде всего – отдать от себя. Но нужно строить со мной очень творческие и доверительные отношения, чтобы я понимал. Потому что много людей приходит очень разных, с многими разными людьми работаю. И моё состояние тоже – знаете, такое растрёпанное сердце: я и из-за этого переживаю, и из-за этого…

Таких очень много. Отвернуться я не могу. Помогать всем тоже очень трудно. Поэтому нужно всех к каким-то единым вещам подводить, самое главное, к результату в театре. Не к выяснению отношений, не трепотни по углам в театре. Вот главное – это сцена, вот здесь должен быть результат художественный! И от этого становится кто-то ценным артистом. А кто-то, который случайно выходит, случайно, вообще, залетел в эту профессию, он должен тихо уйти.