Как судьи оценивают выступления фигуристов? Разбираемся с рефери Екатериной Серовой

20.01.2019 - 23:15

Новости Беларуси. Судьи в фигурном катании решают если не все, то очень многое, а значит и судейский корпус в том числе будет одним из главных действующих лиц на ЧЕ по фигурному катанию, сообщили в программе «Неделя спорта» на СТВ. В преддверии форума Наталья Федорцова беседовала о тонкостях ремесла с рефери и техническим контролером Международного союза конькобежцев Екатериной Серовой.    

Наталья Федорцова, СТВ: 
Екатерина, знаю, что судейство для вас – не основная работа. Что заставляет этим заниматься?



Екатерина Серова, рефери Международного союза конькобежцев:
Любовь к фигурному катанию, ведь вся моя жизнь с самого детства связана с этим видом спорта. Вообще считаю, что существование такого хобби – очень здорово для любого человека.

Наталья Федорцова: 
То есть, с уверенностью можно сказать, что судейство – это хобби?

Екатерина Серова:
Да, причём не только в Беларуси, но и в целом на международной арене фигурного катания. У всех есть основная работа. Ведь если посмотреть, самих соревнований у фигуристов не так много, соответственно, и мы не так уж часто и нужны

Наталья Федорцова: 
Как к вашему хобби на обычной работе относятся?

Екатерина Серова:
С большим интересом, и должна отметить, с большим пониманием.

Наталья Федорцова: 
А билеты на соревнования достать не просят?

Екатерина Серова:
Нет, не просят. Но это всё зависит от людей, от окружения.

«Правила меняются каждый сезон»

Наталья Федорцова: 
Как-то вы говорили, что судейством может заниматься любой человек с улицы. Вот я с улицы, что мне нужно?

Екатерина Серова:
Для начала приглашу вас на семинар, который провожу ежегодно в августе перед стартом сезона. Он проводится для всех судей вне зависимости от опыта, в первую очередь для того, чтобы освежить знания и узнать что-то новое: правила меняются каждый сезон. Ну, и начинающих людей тоже нужно ввести в курс дела. Что нужно дальше? Многочисленные стажировки на белорусских соревнованиях. Если будет получаться, то можно попробовать доверить судить детские состязания. Но в любом случае в августе все судьи без исключения сдают экзамены: письменный и устный.

Наталья Федорцова: 
Да, все знают, что нужно сдать экзамены, но что это за испытания?

Екатерина Серова:
Проверяем теоретические знания, усвоенный материал во время семинара, повторюсь, правила меняются каждый сезон. Ну, и, конечно же, умение всё это применять на практике. Для этого есть видео, пробное судейство. Да даже обычный разговор показывает, насколько он разбирается во всех тонкостях.

Наталья Федорцова: 
А школа судей в Беларуси существует?

Екатерина Серова:
Нет, такой школы нет. Всё обучение заключается в прохождении ежегодных семинаров и в практике, практике и ещё раз практике. Чем больше именно практического опыта, тем грамотнее судья. Ко всему прочему, ещё и самообразование: можно просто, изучив правила, посмотреть любые соревнования, а потом свои оценки сравнить с оценками профессионалов.

Уникальные кадры: как фигуристка Татьяна Навка в 90-ые выступала за Беларусь на Олимпиадах

«Для небольшой страны наш уровень судейства достаточно высокий»

Наталья Федорцова: 

В целом, каков уровень белорусского судейства? Насколько уступаем зарубежным специалистам?

Екатерина Серова:
Для небольшой страны наш уровень достаточно высокий. Могу сказать, что мы достойно выглядим  среди международного представительства. У нас есть два судьи, в том числе и я, высшей категории, которая только может быть – рефери международного союза конькобежцев. Чтобы вы понимали, кто такой рефери – это человек, который может возглавлять судейскую бригаду на чемпионатах Европы, мира и Олимпиаде. Помимо этого, я ещё и контролёр международного союза конькобежцев, то есть могу работать в технической бригаде. Также есть четыре судьи международной категории: два по танцам, по одиночному и парному катанию.

Наталья Федорцова: 
Судьи, которые работают на национальном уровне и судьи международного класса, что их отличает? Понятное дело – квалификация, но что в неё входит?

Екатерина Серова:
Для того чтобы получить международную категорию – недостаточно сдать экзамен лишь мне или белорусской комиссии. Здесь уже испытания проводит международный союз конькобежцев, причём, всё проходит на английском языке. Экзамен проходит раз в год, и конкуренция достаточно высокая. Часто бывает так, что из группы в 30 человек половина отсеивается. Что нужно делать на самом экзамене? Сдать теоретический тест, причём достаточно углубленный. И практическое судейство: либо вживую, либо по видео. Ещё беседа с технической комиссией, которая определит уровень вашего соответствия всем нормам.

Наталья Федорцова: 
Можно ли проводить параллель между уровнем развития спорта в определённой стране и уровнем судей из этой же страны?

Екатерина Серова:
Да, очень хороший вопрос. Судьи не могут строить свою карьеру, по крайней мере, в фигурном катании, независимо от спортсмена. Ведь судья – это обслуживающий персонал на соревнованиях. Поэтому чем больше в стране фигуристов, которые представлены на международных состязаниях, тем больше потребность в своих судьях – связь абсолютно очевидна.

«В судейской бригаде интернациональных турниров допускается лишь один человек из конкретной страны»

Наталья Федорцова: 
А зависит количество судей из определённой страны от числа спортсменов из этой страны на международных соревнованиях?

Екатерина Серова:
Здесь уже такой зависимости нет. В судейской бригаде интернациональных турниров допускается лишь один человек из конкретной страны. Но, если, к примеру, наш спортсмен не прошёл олимпийскую квалификацию, то белорусского судьи на Олимпиаде не будет.

Наталья Федорцова: 
В фигурном катании выступление длится буквально несколько минут, насколько сложно успевать следить за всем?

Екатерина Серова:
Да, произвольная программа длится максимум четыре минуты. С одной стороны, сложно всё успевать, ведь этот труд требует высочайшей концентрации. За это время нужно успеть выставить оценки за все элементы. Ко всему прочему, сами соревнования длятся 4-5 часов. Но с каждыми соревнованиями приходит всё больше опыта, и уже с течением времени становится легче. Однако самое сложное – это ответственность, ведь каждое действие несёт серьёзные последствия для спортсмена.

Наталья Федорцова: 
А нет такого, что судья не может работать больше 8 часов подряд?

Екатерина Серова:
Есть, но, к сожалению, нигде не прописано. Если мы хотим получать хорошее адекватное судейство, то такое количество времени на льду проводить нельзя, хотя, порой, приходится.

«Прихожу домой минут на 20. И дальше сразу еду на каток»: юные фигуристы рассказали, чего им стоят тренировки на льду

«Обязанности делятся только между судьями и технической бригадой»

Наталья Федорцова: 
Судейский корпус состоит из большого числа людей, делите ли между собой обязанности, кто за какими элементами следит?

Екатерина Серова:
Обязанности делятся только между судьями и технической бригадой. В последнюю входят три человека, и они работают сообща. У нас с ними связь через наушники: специалист называет элементы, контролёр и ассистент специалиста говорят о своём согласии или не согласии с названным элементом и потом нам дают время посмотреть повтор и обсудить. Вот здесь мы распределяем обязанности. Что касается судей, которые сидят на линии, никакого разделения труда не существует, мы даже не имеем права смотреть друг на друга, не говоря уже о каких-либо жестах и, уж тем более, разговорах.

Наталья Федорцова: 
Тогда зачем такое большое количество судей?

Екатерина Серова:
Как раз для того, чтобы получить как можно больше мнений. Об объективной оценке в фигурном катании можно говорить, имея большое количество голосов – на крупных турнирах судейский корпус состоит из девяти человек.

«Система определения судейских ошибок очень сложная. Существуют определённые формулы»

Наталья Федорцова: 
Какова цена судейской ошибки? За что можно получить денежный штраф, а за что и вовсе лишиться квалификации?

Екатерина Серова:
Ну, денежных штрафов нет, а вот квалификацию потерять можно. В целом, система определения судейских ошибок очень сложная. Существуют определённые формулы, и после серьёзных соревнований специальная компьютерная программа анализирует работу судей. И места, в которых судьи, скажем так, вылетели, подчёркиваются. А дальше уже подключаются независимые эксперты. Это уже более опытные люди, зачастую они даже не знакомы друг с другом, просто параллельно рассылается запись, и они высказывают своё мнение: есть судейская ошибка или нет. И, разумеется, эксперты не знают, кого из судей они оценивают.

«Желание помочь своим есть всегда. Вопрос в том, что это желание всегда нужно контролировать и пресекать»

Наталья Федорцова: 
За вашу многолетнюю практику не было желания хоть немного, но помочь своим?

Екатерина Серова:
Желание помочь своим есть всегда. Вопрос в том, что это желание всегда нужно контролировать и пресекать. Всегда нужно помнить, что как только ты помог одному спортсмену, сразу же навредил другому. А желание помочь? Скорее ты просто хочешь, чтобы он лучше прыгнул, лучше откатал программу, поэтому здесь можно поспособствовать, лишь посылая позитивную энергию.

Наталья Федорцова: 
Как думаете, помогает им это?

Екатерина Серова:
Говорят, что помогает. Спортсмены обычно любят, когда судья с ними ездит – можно получить обратную связь и поддержку человека, который сидит за бортом.

Наталья Федорцова: 
А лично вам сложно сохранять объективность?

Екатерина Серова:
Мне кажется, несложно. Когда сажусь за судейский стенд, всегда чётко представляю что и по каким нормам нужно делать. Сложно становится тогда, когда пытаешься отойти от правил, начинаешь что-то мудрить – из этого потом очень сложно выбраться.

Председатель БСК Юлия Комлева: Фигурное катание на коньках может стать одним из популярных видов спорта в Беларуси

Наталья Федорцова: 
У спортсменов часто спрашивают, какие соревнования стали самыми запоминающимися. А для вас как для судьи?

Екатерина Серова:
Чем больше соревнований, тем сложнее понять, какие стали самыми значимыми. В любом случае, состязания для меня запоминаются по выступлениям спортсменов. Когда вижу что-то яркое, талантливое, гениальное – это откладывается в памяти. Выделила бы свой первый чемпионат мира, наверное, потому, что он был первым. Тогда там выступал на тот момент вчерашний юниор Юдзуру Ханю, и его произвольная программа под «Ромео и Джульетту» врезалась в память. Он очень неожиданно ворвался на пьедестал, могу сказать, что этот прокат вызвал слёзы на моих глазах. Помню, нужно было выставлять оценки, а мне не хотелось этого делать.

Наталья Федорцова: 
Тогда поставили максимум?

Екатерина Серова:
Десятки – нет, потому что он упал на дорожке, но девятки были.

«Выезд судьи привязан к выезду спортсмена. Очень хочется, чтобы наши фигуристы оказались на Олимпийских играх»

Наталья Федорцова: 
Опять же, для спортсмена верх карьеры – попасть на Олимпиаду, а для судьи?

Екатерина Серова:
Тоже. Я не была на Олимпийских Играх, повторюсь, выезд судьи привязан к выезду спортсмена, поэтому очень хочется, чтобы наши фигуристы там оказались.

Наталья Федорцова: 
И вот тут-то появляется заинтересованность протянуть наших спортсменов как можно выше.

Екатерина Серова:
Заинтересованность есть всегда. Я очень хочу, чтобы те ребята, которых я  знаю, получали самые лучшие награды и занимали самые высокие места. Это очень приятно, даже независимо от того, поеду я на этот турнир или нет. И есть ещё такой момент: когда твой спортсмен не тянет уровень соревнований, на которые приехал – это, по сути, формальное представительство не приносит никакого удовольствия.

Наталья Федорцова: 
Ближайший чемпионат Европы пройдёт в Минске, это накладывает на вас определённую ответственность?

Екатерина Серова:
Конечно, есть разница судить дома или в другой стране. Очень хочется, чтобы все гости остались довольны как приёмом, так и городом, и людьми. Наверное, только в этом чувствуешь ответственность. Также есть ответственность за коллег, которые работают в организационном комитете. У них очень сложная работа, начиная с лета, люди работают без перерыва. Лично я на этих соревнованиях буду в качестве рефери по виду «мужчины», что тоже очень ответственно.

Наталья Федорцова: 
Во многих видах спорта есть такое понятие, как домашнее судейство. Насколько это распространено в фигурном катании?

Екатерина Серова:
Мне кажется, это не так часто случается, и даже если приходится сталкиваться, то это касается явных, ярко выраженных лидеров. Если есть тройка равнозначных по силе фигуристов, то преимущество может быть у спортсмена, выступающего на родном льду. Но это всё настолько индивидуально, опять же, не стоит забывать, что в судейской бригаде только один представитель определённой страны. И вряд ли стоит рассчитывать, что оставшиеся восемь человек захотят кому-то подыграть.

«С этим борются, но человеческая психология такова, что авторитет спортсмена влияет на судей»

Наталья Федорцова: 
А было такое в практике, чтобы имя спортсмена играло роль при выставлении оценки?



Екатерина Серова:
Могу сказать, что подобная практика достаточно распространённая. С этим борются, но человеческая психология такова, что авторитет спортсмена влияет на судей. И перед каждым соревнованием рефери обращают внимания, что никакого подобного субъективизма быть не должно.

Наталья Федорцова: 
В теории понятно, что от этого нужно уходить, а как на практике?

Екатерина Серова:
Сложно, но всегда нужно руководствоваться правилами. Сама система судейства достаточно объективная, но если ей пользуются грамотные люди. Конечно, есть человеческий фактор, и если кто-то ошибся, за счёт оставшихся восьми человек эта ошибка не будет слишком весомой.

«Мой прогноз по одиночному катанию – если стараться, то вполне реально попасть в произвольную программу»

Наталья Федорцова: 
Какой результат белорусам под силу на ближайшем чемпионате Европы?

Екатерина Серова:
Во-первых, мы представлены лишь в двух видах, что уже достаточно грустно. Во-вторых… мой прогноз по одиночному катанию – если стараться, то вполне реально попасть в произвольную программу. К сожалению, пока речь о борьбе за призовые места не идёт. 

Новости по теме
‡агрузка...


Президент Беларуси ознакомился с благоустройством территорий, прилегающих к МКАД. Репортаж СТВ

Праздничный концерт СТВ «Беларусь помнит. Дорога памяти»

Как перехитрить дикое животное? Чемпионат Европы среди вабильщиков оленя прошёл под Верхнедвинском

Шоу мотокаскадёров, собака в коляске и многодетная мама-байкер. Самые яркие моменты мотофестиваля в Бресте

Сыпется штукатурка, из труб хлещет вода, а на стенах подтёки. Как живут минчане в аварийном 80-летнем доме

«Чтобы белорусы помнили этот подвиг». Легендарный козёл Малыш шёл во главе многотысячного партизанского парада в Минске

Они сдерживали натиск врага больше 8 часов. Как сейчас проходит служба на героической заставе В. Усова

«Самый крутой фестиваль в Европе». Международный байк-фестиваль в Бресте собрал гостей из более чем 20 стран