Кирилл Релих о бое с Валерием Меладзе: «Мы бы сделали всё красиво»

11.11.2018 - 23:40

Новости Беларуси. Боксер Кирилл Релих недавно защитил свой титул в первом полусреднем весе. После успеха он нарасхват, но в интервью нашему корреспонденту Наталье Федорцовой признался: популярность и слава белорусским боксерам не светит, сообщили в программе «Неделя спорта» на СТВ. А вот деньги – вполне.

Наталья Федорцова, СТВ:
Кирилл, ваш крайний бой выдался очень ярким. При выигрыше чего больше: радости от победы или боли от пропущенных ударов?

Кирилл Релих, чемпион мира по боксу по версии WBA: 
В этом бою пропустил достаточно много ненужных ударов. Но боль начинает приходить уже после поединка, когда начинаешь отдыхать. А так чувствуешь только радость.

О бое с Трояновским: «У него непрофессиональная манера бокса, которую я не люблю»  

Наталья Федорцова:
По оценкам Эдуард Трояновский – один из тяжелейших соперников для вас, а по вашим ощущениям, с кем было тяжелее всего? 

Кирилл Релих:
Наверное, соглашусь с оценками, с Эдуардом и было тяжелее всего. У него любительский стиль, у него непрофессиональная манера бокса, которую я не люблю. Пришлось боксировать 12 раундов в любительском стиле, а это не самое приятное занятие для меня.

Белорусский боксер Кирилл Релих защитил титул чемпион мира по версии WBA

Наталья Федорцова:
И что чувствует человек, которому предстоит получить около ста ударов за вечер?

Кирилл Релих:
Почему именно сто? Просто защищайся и получишь меньше. А что чувствуешь? Не думаешь об этом вообще.

«Я не сторонник женского бокса»

Наталья Федорцова:
Существует множество приверженцев того, что бокс – это не женское дело. Как вы к этому относитесь?

Кирилл Релих:
Я тоже как-то не сторонник женского бокса. Видел бои девушек, но это зрелище не впечатлило.

Наталья Федорцова:
Не впечатлило по технике или сам факт девушки в ринге?

Кирилл Релих:
Вообще, в целом, когда девушки друг друга бьют, как-то не захватывает.

Наталья Федорцова:
А вот на Западе хватает женщин, которые яро борются за равные права с мужчинами, как вы относитесь к феминисткам?

Кирилл Релих:
Как говорилось в одном фильме: «Если вы хотите быть наравне с мужчинами, тогда не удивляйтесь, если будете получать по лицу».  На мой взгляд, в этой борьбе за равные права должна быть какая-то грань. Если уж на то пошло, абсолютно равные права, тогда и абсолютно равные обязанности, например, пойти в армию.

Наталья Федорцова:
Хорошо, тогда представим такую ситуацию: вот ринг, в нём девушка, по всем стандартам она подходит для боя с вами, только одно «но» – это девушка, и вам нужно выходить против неё, бой состоится?

Кирилл Релих:
Думаю, что нет. Надеюсь до такого, по крайней мере, в моей карьере, не дойдёт.

После завершения спортивной карьеры уйдёт в политику?

Наталья Федорцова:
Николай Валуев, Виталий Кличко – все они по завершении карьеры ушли в политику. Как думаете, что заставляет боксёров заняться именно этим делом?

Кирилл Релих:
Наверное, желание что-то изменить хотя бы в своей стране, в своём государстве.

Наталья Федорцова:
А вы по окончанию карьеры не думали пойти в Палату представителей?

Кирилл Релих:
Для начала мне нужно окончить университет, чтобы получить соответствующие образование.

Наталья Федорцова:
Я думаю, это не проблема.

Кирилл Релих:
Тем не менее, это уже другой виток жизни, о котором я пока не думал.

Наталья Федорцова:
И всё же, снова представим ситуацию: всё сложилось и вы в Палате представителей, с каких законопроектов начнёте?

Кирилл Релих:
Такой каверзный вопрос, честно, даже и не знаю, с чего бы я начал. Мыслей очень много. Но, для начала, туда нужно ещё попасть, а после уже разбираться.

Наталья Федорцова:
Хотя бы, с какой сферы начнёте: спортивной или, к примеру, социальной или культурной?

Кирилл Релих:
Наверное, больше с социальной, конечно, и про спорт бы не забыл. Но акцент на социальной, важнее сделать жизнь народа лучше. Причём не через 5 или 10 лет, а именно сейчас, на данный момент.

Наталья Федорцова:
А если отойти от этого, ещё не думали, в каком направлении будете работать по завершению карьеры?

Кирилл Релих:
Планов, конечно, много. Всё будет зависеть от того, когда и с каким бюджетом завяжу со спортом.

«Я замкнутый, спокойный, живу исключительно в своём мире»

Наталья Федорцова:
Назвали бы себя эмоциональным человеком?

Кирилл Релих:
Да нет, не сказал бы. Я больше замкнутый, спокойный, сказал бы, что живу где-то исключительно в своём мире.

Наталья Федорцова:
А в ринге?

Кирилл Релих:
Сейчас тоже становлюсь более спокойным: выхожу, делаю любимую работу и получаю от этого удовольствие. А вот раньше – да, эмоции меня перехлёстывали, и из-за этого возникали проблемы с дисциплиной.

Наталья Федорцова:
Насколько сложно от этого уйти?

Кирилл Релих:
Всё это приходит с возрастом, поэтому сейчас держать свои эмоции под контролем не сильно сложно.

Наталья Федорцова:
А в целом характер, который вы показываете в ринге, от характера в жизни сильно отличается?

Кирилл Релих: «Чем тяжелее тебе, тем лучше в дальнейшем для победы»

Кирилл Релих:
Думаю, да, сильно. В жизни я абсолютно другой, спокойный, менее агрессивный.

«Быть хорошим боксёром – 30% успеха, остальные 70% – психология»

Наталья Федорцова:
На обывательском уровне бокс воспринимается как драка с определёнными правилами. На ваш профессиональный взгляд, что отличает бокс от обычного махания кулаками, может, какая-то своя философия?

Кирилл Релих:
Бокс – это не драка, это искусство. Ты должен принять решение за сотую долю секунды, так что это точно не драка, и здесь всё не так просто, как кажется на первый взгляд.

Наталья Федорцова:
Кстати, бывает же, когда в ринге  вместо боя начинается драка. Как вы понимаете, что ситуация выходит из-под контроля?

Кирилл Релих:
Даже не знаю, как объяснить. Бывает, парни решают зарубиться, дело закончится тем, что упадёт либо один, либо второй, главное – не переставать боксировать.

Наталья Федорцова:
А вопрос психологии, ведь для победы мало быть хорошим боксёром?

Кирилл Релих:
Быть хорошим боксёром – это только 30% успеха, остальные 70% – это как раз и есть психология.

Наталья Федорцова:
Что важнее: проанализировать соперника или самому настроится?

Кирилл Релих:
И то, и другое. Должен быть готов и физически, и морально, чтобы качественно выполнить свою работу.

«На районе прозвище «царь»

Наталья Федорцова:
У вас несколько прозвищ, и каждое из них давали тренеры, а как бы вы сами себя назвали?

Кирилл Релих:
На районе прозвище просто «царь». А так, дали и дали прозвище, смысл что-то менять, меня всё устраивает.

Наталья Федорцова:
Но их два. Одно официальное, а второе дали в Англии, какое ближе?

Кирилл Релих:
Ближе? Наверное, то, которое дали на районе, я как-то ближе к народу.

О зарплате

Наталья Федорцова:
Всех всегда интересует вопрос зарплат. Я не буду спрашивать про конкретные цифры. Но в какой профессии вы бы смогли заработать примерно столько же?

Кирилл Релих:
А профессию в нашей стране?

Наталья Федорцова:
Давайте пока в нашей.

Кирилл Релих:
Даже не знаю, мне кажется, в нашей стране таких вакансий нет.

Наталья Федорцова:
А не в нашей?

Кирилл Релих:
Если где-то есть нефтяная вышка…

«Я бы изъявил желание поработать со сборной, смог бы привнести что-то новое»

Наталья Федорцова:
Белорусский бокс – дело достаточно проблематичное, чего нам не хватает для стабильного «хорошо»?

Кирилл Релих:
Я бы сказал, что у нас всё слишком хорошо. Есть большое количество школ, залов, есть много парней, которые стремятся и хотят чего-то добиться. Могу сказать, что надо менять сохранившиеся советские устои, тренерский состав. Дать дорогу молодым, допустим, я бы изъявил желание поработать со сборной. На фоне своего опыта, знания организации зарубежного тренировочного процесса, смог бы привнести что-то новое. Конечно, сейчас в эпоху интернета, открыл, посмотрел, что и как делается в одной сборной, в другой, и кажется, делай то же самой и всё. Но есть и индивидуальный психологический подход к каждому спортсмену. И если ты 2-3 недели поработал с человеком по программе, которую видел в интернете, это не будет работать.

Наталья Федорцова:
Омолодить тренерский штаб, а популяризация? Ведь если мы сейчас выйдем на улицу и попросим назвать белорусских боксёров, вряд ли услышим много фамилий.  

Кирилл Релих:
Я думаю, мы вообще никаких имён не услышим.

Наталья Федорцова:
Однако, к примеру, Домрачеву знают все.

Кирилл Релих:
В белорусском боксе и олимпийских чемпионов нет. Нужны победы на высокоранговых соревнованиях, тогда и уровень популярности значительно вырастет.   

Наталья Федорцова:
Тренеры, популяризация и этого хватит, чтобы бокс стал национальным видом спорта?

Кирилл Релих:
Конечно же, должны быть и спортсмены. В принципе, можно сделать, как делают многие – пригласить зарубежных спортсменов, это не проблема. А так, у нас всего хватает, чтобы идти в элиту мирового бокса. Даже слишком «всего хватает», может, именно в этом и проблема. Допустим мне неудобно тренироваться в зале, где всё вылизано, вышколено. Я люблю рабочую обстановку: пыль, пот, грязь.

Наталья Федорцова:
То есть, какой-то андерграунд должен быть.

Кирилл Релих:
Конечно, ты должен понимать, чего ты хочешь, чтобы выскочить из этого всего.

Наталья Федорцова:
Звёзды в тепличных условиях не растут?

Кирилл Релих:
Абсолютно, в этом виде спорта точно нет.

Наталья Федорцова:
В белорусском боксе только один промоутер, как считаете, это хорошо или плохо?

Кирилл Релих:
Не знаю, почему плохо? У нас не такая большая страна, и одного вполне хватает, да и боксёров не так много, поэтому одного вполне достаточно.

О работе в детском саду: «Если со своими можно договориться, то с чужими ­– без шансов»       

Наталья Федорцова:
А дальше хочу вам задать несколько вопросов, скажем так, от блондинки, поэтому постарайтесь ответить как-нибудь отвлечённо.
Было ли у вас когда-нибудь желание кого-то убить или покалечить?

Кирилл Релих:
Хороший вопрос, никогда не задумывался об этом, приеду домой – поразмышляю. А вообще, у меня такой характер: чуть-чуть позлился, отпустило и дальше жизнь прекрасна.

Наталья Федорцова:
К какому врачу боксёры обращаются чаще всего?

Кирилл Релих:
Наверное, к хирургу.

Наталья Федорцова:
С чем, что вылетает в первую очередь?

Кирилл Релих:
Руки, локти плечи – наш рабочий инструмент.

Наталья Федорцова:
А как же стереотип про зубы?

Кирилл Релих:
Это у плохих боксёров такой стереотип.

Наталья Федорцова:
У вас двое детей, смогли бы работать воспитателем в детском саду?

Кирилл Релих:
Нет, это точно нет.

Наталья Федорцова:
Почему?

Кирилл Релих:
Дети – это всегда непредсказуемость. Если ещё со своими можно как-то договориться, то с чужими ­– без шансов.

«Какие уже драки, я семейный человек»

Наталья Федорцова:
Сколько человек должно быть в подворотне, чтобы у вас и прикурить нашлось, и телефон был позвонить?

Кирилл Релих:
Слава Богу, по подворотням не хожу уже давно. Но до этого всегда старался, да и сейчас стараюсь, по максимуму избегать конфликтов. Конечно, были ситуации, когда всё, прижали к стенке, но чуть что, я быстро бегаю.

Наталья Федорцова:
То есть чисто легкоатлетические данные?

Кирилл Релих:
Конечно. Какие уже драки, я уже семейный человек, можно сказать, уже стар для этого. Зато, словом или взглядом могу разрешить ситуацию.    

Наталья Федорцова:
Насколько важно сохранять суровое лицо в ринге, и насколько долго получается его сохранять?

Кирилл Релих:
Да, это же абсолютно неважно, суровое лицо или нет. Тем более, всегда уважительно отношусь к сопернику, никогда не включаю, прости за грубость, «бычку». Наоборот, всегда улыбаюсь, стараюсь быть на позитиве. Вот будет суровое выражение, дадут тебе по лицу – и пропадёт суровое лицо.   

О татуировках, рефери и любимом певце Валерии Меладзе

Наталья Федорцова:
Как-то говорили, чтобы завестись перед боем, обзываете себя. Какими словами?

Кирилл Релих:
Здесь слова бывают разные. Но действительно, бывает такое, что приходишь, и перед боем начинается какая-то хандра, тогда начинаешь себе говорить: «Давай-ка, братик, вставай, работай, чего ты расслабился»?

Наталья Федорцова:
Сколько татуировок нужно боксёру для полного счастья?

Кирилл Релих:
Я уж точно не задумывался, сколько их нужно. Все мои были сделаны лет в 16-17, а теперь с годами понимаешь, что пришло время всё это исправлять.

Наталья Федорцова:
Есть желание вывести?

Кирилл Релих:
Вывести уже не получится, слишком сложный процесс. Проще сделать что-то более качественное и красивое.

Наталья Федорцова:
Было ли когда-нибудь желание ударить рефери?

Кирилл Релих:
Нет, абсолютно никогда. Всегда веду бой чисто, и судьи лишь минимально вмешиваются.

Наталья Федорцова:
И напоследок. Видела, один из ваших любимых певцов – Валерий Меладзе. А если он вас вызовет на бой, поднимется рука?

Кирилл Релих:
А почему нет? Легко. Тут бы уже бой состоялся, но сделали бы всё красиво – победила бы дружба.     

Новости по теме
‡агрузка...


Праздничный концерт СТВ «Беларусь помнит. Дорога памяти»

«Рассказывал, что бой был страшный». Мемориал Героя Советского Союза Николая Сушанова открыли в Лоеве

«Мы относимся к лесу отвратительно». Президент Беларуси раскритиковал работу лесной отрасли страны

«Это очень волнительно!» Как прошла репетиция парада войск Минского гарнизона ко Дню Независимости

«Нужны новые подходы». Какие темы обсуждают на XIV Международном медиафоруме в Бресте

«Беларусь показывает образцовое сотрудничество с ЮНЕСКО». Какие белорусские объекты входят в список наследия организации

«Нести факел на родной земле». Как «Пламя мира» встречали на Островецкой АЭС

По поручению Президента Наталья Кочанова в Могилёве встретилась с представителями цыганской диаспоры