Когда откроется первый мультибрендовый магазин made in Belarus, и что будет с секонд-хендами? Рассказывает глава «Беллегпрома»

01.03.2020 - 19:57

Новости Беларуси. По сути, совершенно не имеет значения – государственное предприятие или частное, крупный бизнес или индивидуальный предприниматель. Из отдельно взятого успеха состоит успех всей отрасли. Об этом как никто другие знают руководители профильных министерств и концернов, сообщили в программе «Неделя».

Когда в Минске откроется первый мультибрендовый магазин made in Belarus? Закрыть или нет – как быть с секонд-хендами? Почему «Камволь» так и не вышел на проектную мощность, и как все-таки на нее выйти?

Об этом и не только интервью «Недели» с председателем концерна «Беллегпром» Татьяной Лугиной.

Юлия Огнева, СТВ:
Давайте для начала о том, как сработали в 2019 году. Здесь и целый год и, наверное, еще полгода после того, как вы вступили в должность.

«Заработная плата в среднем по отрасли у нас составила 670 рублей»

Татьяна Лугина, председатель концерна «Беллегпром»:
Основные итоги мы подвели уже и с руководителями предприятий. Уже состоялась на базе концерна итоговая коллегия, на которой рассматривались и проблемы. Это, конечно же, и закредитованность предприятий, высококонкурентная среда на рынке, безусловно. Если взять по году, то заработная плата в среднем по отрасли у нас составила 670 рублей. Экспорт составил у нас порядка 94 %.

Просела у нас Российская Федерация, мы потеряли свою долю – порядка 20 %. Но при этом плюс 0,6 % и 0,5 % соответственно показали положительную динамику на рынке Евросоюза и иных странах «дальней дуги».

Юлия Огнева:
Нам не хватает, например, костюмного ассортимента. Есть ли уже подвижки в этом направлении, и вообще, какая еще продукция, чего нам не хватает, даже на внутреннем рынке?

«Мода – это все-таки женское лицо»

Татьяна Лугина:
Есть определенные сдвиги на ряде предприятий. Это наш Новогрудок, «БелКредо». Оно сегодня осознанно процентов 60 своей продукции, производственной программы ежемесячной формирует именно из тканей Минского камвольного комбината. Коллекцию «весна-лето» мы увидим уже часть. Но основную мы планируем из шерстяных и шерстесодержащих тканей. Это будет август, зима следующего года. Опять же, у нас сменился руководитель в Центре моды с 1 января.

Юлия Огнева:
Громкая история была.

Татьяна Лугина:
Да, громкая история была. Не знаю, закончилась она или нет. Но все-таки, наверное, наш посыл и наша задача, как мы себе видим работу по Центру моды, она немного не совпадала с видением и стратегии, и работы предыдущего директора. Ни в коей мере мы не умоляем его достоинств. Но все-таки хочу сказать, что мода – это все-таки женское лицо. Хочется вернуть ту славу и то предназначение, название, что Центр моды, кроме того что это производственная площадка – хотелось бы, чтобы оно вернулось.

Вторым направлением деятельности я вижу, чтобы было и домом, базовой обучающей структурой моды тех же дизайнеров.

Юлия Огнева:
Законодателей моды.

Татьяна Лугина:
Да, конструкторов, чтобы там были семинары.

Юлия Огнева:
А вот шоурум вы собирались создать.

«У нас задача – 7 магазинов открыть до конца года по стране»

Татьяна Лугина:
Да, шоурум мы делаем. У нас сейчас косметический ремонт идет. На базе концерна мы делаем. Плюс проект по мультибрендовому магазину. Да, мы, может, идем не такими большими шагами. Все упирается в денежные средства, как обычно. Но все равно мы двигаемся. У нас задача – 7 магазинов открыть до конца года по стране.

Юлия Огнева:
Давайте о непростом предприятии – «Камволь». В него было вложено 110 миллионов евро. Но на совещании у Президента, которое состоялось в декабре 2019 года, именно оно было названо в числе наиболее проблемных. Что сейчас с ним, и планируется ли перевозить «Сукно» на «Камволь»?

Изделия мужские класса «люкс» востребованы не в том объеме

Татьяна Лугина:
В 2020 году мы уже порядка 5-6 миллионов метров погонных должны были выпускать тканей высокого класса с содержанием шерсти, в основном класса «люкс». Но, к сожалению, мода, тренды последних лет показывают другую динамику. То есть ценовой фактор в конкурентоспособности выходит на передний план. И изделия мужские класса «люкс» не так может быть востребованы или востребованы не в том объеме. Пошагово мы до 2023 года должны выйти на эти объемы. Единственное, какая будет структура ассортимента и что будет внутри, какие будут вкладываться смески. Тут уже покажет время.

«В этом году мы должны провести процедуру закупки оборудования»

Юлия Огнева:
А сколько выпустили по году, какой объем?

Татьяна Лугина:
2 миллиона 830. Пришел новый руководитель (наверное, все слышали) Ирина Витальевна Григорян, которая работала на «Ручайке». Ей тоже задачи, конечно, поставлены достаточно точечные и многовекторные.

Юлия Огнева:
А «Сукно»?

Татьяна Лугина:
Написана уже матрица задач, у нас закреплены люди. Единственное, что сейчас выверяется еще раз точно эта цепочка того оборудования, какое мы предполагаем к закупке, чтобы не было никаких вопросов. То есть актуализируем с учетом прихода нового руководителя. В этом году мы должны провести процедуру закупки оборудования. В середине следующего года оно будет смонтировано, и поэтапно начнут переходить люди.

О магазинах секонд-хенд: «С этим направлением деятельности не так просто разобраться»

Юлия Огнева:
Сразу после вашего назначения у нас с вами состоялось интервью. Тогда достаточно много шума наделала тема секонд-хенда. Расскажите, удалось за это время продвинуться в этом вопросе?

Последствие инстаграмного мира. Кто покупает одежду секонд-хенд, и кому выгодна мода с чужого плеча?

Татьяна Лугина:
С этим направлением деятельности не так просто разобраться. Например, на 78 миллионов долларов было завезено товара по категории «секонд-хенд» по 2019 году. То есть это, конечно, большая достаточно цифра. Закрывать – не закрывать – мы свои предложения говорили и будем говорить. Но некое регулирование данного вида торговли мы все равно предлагали и будем предлагать. Возможно, если не закрытие, то, по крайней мере вынос его с каких-то областных городов, крупных городов, с центральных улиц.

Мы за честную конкуренцию. Если наши предприятия выдерживают все техрегламенты, требования, мы проверяем на все показатели безопасности одежды, поэтому и на рынке хочется, чтобы все аналогично работали.

Люди в материале: Юлия Огнева, Татьяна Лугина
Loading...


«Специализируемся на всём натуральном». Директор Стародорожского плодоовощного завода о производстве берёзового сока



Новости Беларуси. Как известно, у многих наших любимых деликатесов есть свой сезон. Например, самые сахарные арбузы в сентябре, самая сладкая черника в июле, а самый вкусный березовый сок прямо сейчас. В программе «Центральный регион» на СТВ рассказали, где и как производят натуральный березовый сок и почему о нем мечтают любители экологически чистых продуктов из Германии.

Николай Жуков, директор Стародорожского плодоовощного завода:
Заказ идет именно на сок-полуфабрикат, поэтому мы накапливаем, получаем сертификат, стараемся продать его за границу.

Вадим Смоляк, корреспондент:
Вы говорили про сертификат, что это такое?

Николай Жуков:
Это международный биосертификат, который выдает Германия на право торговать нашим соком за рубежом.

Вадим Смоляк:
Они какие-то серьезные требования предъявляют?

Николай Жуков:
Серьезные требования не только к нам, но и к изготовителям. Приезжает к нам представитель на аудит. Мы с нашими коллегами из лесхоза ездим делянки посмотреть, а потом уже будет проверка у нас. 

Вадим Смоляк:
Они прямо проверяют весь процесс?

Николай Жуков:
Далеко ли от дорог, как подсочка, не в болоте ли, расстояние от дорог. Все это проверяется, у них свои требования. Они это все просматривают, изучают, в результате делают заключение. 

Вадим Смоляк:
Насколько я понимаю, есть заинтересованность у Европы, потому что там есть тренд на чистые продукты, поэтому им интересно покупать именно такое. 

Николай Жуков:
Да, поэтому на это внимание. Работаем на них, торгуем.  Сок без добавки, натуральный, чистый. 

Никаких консервантов, все натуральное. Вот как на Стародорожском плодоовощном заводе изготавливают березовый сок – подробнее здесь.