Кому выгодны политические инсинуации против Беларуси? Мнение Ксении Худолей

01.12.2020 - 22:04

Новости Беларуси. Кто строит циничные планы на крах Беларуси и кому выгодны политические инсинуации против нашего народа? Разбирались в программе Новости «24 часа» на СТВ.

В разговоре с медиками 6-й больницы Минска Президент открыто назвал выгодополучателей белорусской недореволюции. Реакция причастных не заставила себя ждать.

Читайте также:

«Будущее Беларуси принципиально для Польши». Александр Лукашенко процитировал отрывки из секретного документа

Александр Лукашенко: это американская идея, при Шушкевиче они начали реализовывать её. Но я враг номер один, поскольку сорвал её

Александр Лукашенко: мне передали один разговор одного из лидеров крупной страны Евросоюза

Внешнеполитический налет и его неудачи в репортаже Ксении Худолей.

Ксения Худолей, корреспондент:
Взглянуть правде в глаза и не фыркать на железные аргументы куда сложнее, чем продолжать гнуть прозападную линию. А что еще остается делать, когда подковерные игры «панского» ордена всплыли на самую гладь политической проруби? Сделать вид посерьезнее, надавить авторитетом и самопровозглашенным титулом.

Павел Латушко:
Здравствуйте. Я Павел Латушко, руководитель Народного антикризисного управления.

Ксения Худолей:
Да-да. А еще фонды, каналы, обещания и просьбы выйти на прогулку. Ситуация все больше напоминает дешевый фарс. Вполне логично, ведь театр всегда обнажал человеческие слабости, по-доброму высмеивал их, обрамлял в мораль. А теперь высмеивают белорусов, и в проплаченном хохоте четко слышны забугорные нотки.

Алексей Дзермант: Польша никогда не скрывала своих амбиций геополитических. Ей важно расширить сферу влияния

Ксения Худолей:
Всех пригретых под теплым польским крылышком сейчас можно только пожалеть. Здесь как в детском саду: чтобы успокоить, малышам наобещали золотые горы, озеро власти, народную любовь и евроавторитет. Но все обещания растворились сразу же, как только детки координационной ясельной группы ушли на тихий час. И за дело со спокойной душой взялись воспитатели.

Политолог Дзермант: Польша берет подряды у более сильных субъектов – у Европейского союза, США

Ксения Худолей:
Конечно, катить бочки лишь на «бедную, непричастную» Польшу никто не собирается. Все понимают, откуда растут и куда врастают ноги белорусской дестабилизации. Поэтому и польские эксперты (преследуемые своей страной, на заметку) открыто делят общак ответственности за попытки «шатать» Беларусь.

Матеуш Пискорски: на территории Польши полностью свободно действуют спецподразделения других стран

Ксения Худолей:
Если совсем просто и в переводе на понятный всем, в профессионализме у польских спецслужб есть вопросики. Так задурить головы любимым соседям они не смогли бы даже при большом желании. Опереться на american boys – совсем другое дело. Может, поэтому помогать белорусским гуляющим для всяких благородных фондов стало в тягость. Кто же станет финансировать такой заметный протестный спад? Тут даже сверхдержаве американской обидно станет раскрывать карман.

Андрей Стрижак о фондах поддержки: нужно понимать, что далеко не всем они могут помочь

Ксения Худолей:
Как предательски трясется камера у главы «фонда-банкрота». Ведь ему что и остается, так только нервно топать ножкой. Протестуны и бастуны из «нерухнувшей» красно-зеленой хотят кушать, а гулять больше не хотят.

Трэба дапамагаць адно адному. Трэба фіксаваць злачынствы, трэба фіксаваць вашы страты. Калі гаворка пра штрафы, то трэба збіраць усе дакументы, і абавязкова гэта будзе так ці інакш кампенсавана. Але ні ў якім разе не здавацца. Ні ў якім разе гэта рэвалюцыя, гэты пратэст не спыніцца. Ні ў якім разе нельга спыніць выхады людзей на вуліцу.

Ксения Худолей:
Опять перевожу: денег нет, но вы ходите. Так советник одной амбициозной гражданки Беларуси с грустью просит не убивать протестные ползания. И, видимо, с болью осознает: призывы к стачкам на предприятиях наши мужики крепкой рукой отмутузили, студенты слезно просились вернуться за парты (и таки были прощены за глупость), сбежавшие перебиваются с соевого хлеба на воду далеко за геополитическим контуром неугодной родной страны и коротают время в очередях на лечение от короны (спойлер – на прием они попадут едва ли). Там бы рады и нашими медиками поживиться, все кличут и кличут на спасительную работу в ковидных больницах демократической страны. Польские власти даже объявили, что с 1 декабря медсестры, акушерки, фельдшеры и врачи из стран, не входящих в ЕС, смогут работать у них без специального разрешения. Тут у местных медиков сердце-то и прихватило, даже открытое письмо обезумевшему руководству писать пришлось.

Анджей Матыя, президент Высшего медицинского совета Польши, профессор:
Как оправдать чрезмерное облегчение доступа к профессии врача для иностранцев, когда за многие месяцы эпидемии не было сделано ничего, чтобы реально поддержать польских врачей и высвободить резервы в системе здравоохранения Польши?

В результате многие хорошо образованные польские врачи заявляют о своем желании поехать работать в страны ЕС. Не должны ли мы приложить усилия, чтобы побудить их остаться, вместо того, чтобы создавать законы, которые вызовут приток людей из-за границы, чья квалификация не будет должным образом проверена в Польше, даже с точки зрения минимальных стандартов образования в ЕС.

Ксения Худолей:
У польских врачей и самих-то вопросов к властям немало: зарплаты не растут, переводят и увольняют как хотят, на освободившееся места берут приезжих, и тоже за недорого. Это к тому, что все блага для белорусских медиков-мигрантов существуют только на бумаге. Вот они, реальные истории врачей и медсестер, хлебнувших польской щедрости.

Инна, медсестра (4 года работала в Польше):
Никаких льгот семьям с детьми, никаких бесплатных квартир. Есть деньги – построишь квартиру, нет денег – никто тебе квартиру не даст. 10 у тебя детей – это твои дети, твои проблемы.

Моя свекровь получала пенсию 1 000 злотых (примерно 680 рублей – прим. ред.), это все уходило только на квартплату и оставалось немного на продукты.

Там страшная безработица. Очень трудно найти работу. По знакомству только, по рекомендации в маленьких городах и деревнях.

Когда у нас начались эти демонстрации, мне муж звонит и спрашивает: «Что это за люди? Они что, сумасшедшие?» Конечно, они сумасшедшие. Они живут в каком-то своем узком мире, они не видят реальной жизни. Они не ценят этого всего.

Ксения Худолей:
Не удар под дых, конечно, но по-семейному неприятную линию поведения выбрала Украина. В ноябре на все тепленькое позарились те, кому, казалось бы, Беларусь кроме дружеского плеча ничего «поганого» не подставляла. А тут раз тебе, и санкции надо усилить, и Евросоюз привлечь, и центр информационного воздействия на Беларусь под Киевом сколотить. Очень точно наш Президент это описал: «Мы по-человечески, они с цинизмом». Впрочем, такой реверанс не могут понять и сами украинцы. Что ж, большая политика.

Украинский политик: надо просто понимать, чего хотят белорусы – лучшей жизни или всё-таки безопасности и будущего для своей страны

Ксения Худолей:
«По-человечески» к Беларуси относятся и те, кто после Майдана на родине у нас обзавелся домом. И продолжают ехать сюда не за худшей жизнью.

«Мои коллеги плачут». Людмила Кондрашова о ситуации в здравоохранении Украины

Ксения Худолей:
В сухом остатке всей внешнеполитической заинтересованности конкретные цели конкретных структур и стран. Их идея проста – доверчивые мы сами ложимся на разделочную доску под западный нож. И горячее блюдо из независимой страны отправляется на стол к тем, кто его заказывал. Но даже безгранично великодушному белорусскому народу незваных гостей стоит провожать голодными.

Loading...


Протесты в России: что происходило на улицах 23 января?



Новости России. Провокации, столкновения и задержания – в России прошли несанкционированные акции протеста, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Несмотря на запреты властей и многочисленные предупреждения, люди вышли на улицы городов. К митингам их призвали арестованный блогер Навальный и его сторонники.

В Хабаровске митингующие с кричалками и под музыку водили хороводы, после чего двинулись маршем по городу. В Уфе силовиков забросали снегом, а в Екатеринбурге – дымовыми шашками.

На фоне провокаций со стороны активистов возникают стычки с правоохранителями. Полицейские, не церемонясь, применяют силу. Жесткие аресты проходят в Москве. Демонстранты жгли файеры, стражей порядка забрасывают снежками. Только в столице России в ходе протестов пострадали 42 силовика.