«Летающие тарелки» на Танка и «река» на Немиге: что архитекторы хотели построить в Минске

24.06.2018 - 19:57

Костёл Святого Иосифа – одно из старейших зданий Минска. Которое хранит в себе не меньшую историческую ценность. В 1860-ые годы монастырь, в комплекс которого входил костёл, был упразднён, и с 1872 года здание использовалось под архивные нужды. С тех пор ничего не изменилось.

4 километра полок и послевоенный генплан Минска: как выглядит изнутри архив в бывшем костёле и что там хранят

На основе фондов Белорусского государственного архива научно-технической документации в Музее истории города Минска проходит выставка, которая даёт наглядное представление о том, каким мог бы быть наш город.

Пантеон на Октябрьской площади и Триумфальная арка: как в 40-ые архитекторы хотели увековечить память о ВОВ в Минске

Проект здания музея Янки Купалы в первые послевоенные годы стоял особенно остро.

Юлия Ковалёва, ведущий научный сотрудник Музея истории города Минска:
Изначально был утверждён проект архитектора Ивана Володько.

Он представлял собой красивое здание с колоннами.

В центре перед зданием на высоком постаменте – памятник Янке Купале.

Однако, по каким-то причинам отказались от строительства этого здания. В результате здание было построено по проекту архитектора Волчека.

«10 колонн, со скульптурами наверху и огромными буквами»: в Минске хотели сделать гигантские «ворота города»

Монумент-штык и высотки: что предлагали архитекторы построить на Октябрьской площади Минска

Всадники на постаментах и высотка с короной: как могла бы выглядеть площадь Независимости в Минске

Обнажённая крестьянка со снопом: оригинальный проект памятника Коласу разрабатывали в Минске

«Здание под куполом, которое напоминает Музей истории ВОВ»: что могли построить на месте Дворца спорта в Минске

Одна из самых старых улиц Минска – Немига – как магнит притягивала архитекторов.

Юлия Ковалёва, ведущий научный сотрудник Музея истории города Минска:
В 80-90-ые годы архитектор Мусинский разработал проект её застройки. Грандиозный, монументальный, осуществлён был частично.

На этом проекте – хорошо узнаваемые нами объекты.

Подиум, который должен был соединяться с противоположной стороной улицы несколькими надземными пешеходными переходами. Таким образом, проезжая часть превращалась в подобие тоннеля.

Это такая символичная идея о том, что это – река.  

Улица Максима Танка могла бы сегодня выглядеть современно и смело.

Юлия Ковалёва:
Автором наиболее футуристичных проектов Минска, которые представлены на выставке, безусловно, можно назвать Сергея Мусинского. В 70-ые годы он разработал проект застройки улицы Максима Танка: ряд высотных сооружений, наподобие небоскрёбов, а низкоэтажная застройка представляет собой сооружения в космическом стиле, наподобие летающих тарелок.

Таким мог бы быть Минск, город мечты.



«Рассказывали родители, что башня стоит на деревянных сваях». Как живут в «Воротах Минска»



Архитектурный комплекс на Привокзальной площади – самый узнаваемый силуэт белорусской столицы. Две 11-этажные башни выросли здесь в конце 40-ых годов, когда Борис Рубаненко затеял масштабную реконструкцию района, рассказали в фильме «Тайны Беларуси». .

Сергей Сергачев, доктор архитектуры, профессор БНТУ:
Впервые в Минске была реализована не просто башня, а два района. Они дальше были застроены 5-этажными  домами. Решалось комплексно: и детский  садик, и поликлиника на первом  этаже, и магазины, и хлебный отдельно. То есть для тех людей, которые тут живут, всё было.

Сергей Лаврусевич заселился в этот дом двухлетним мальчиком с родителями и братом в 1951 году.

Сергей Лаврусевич, житель дома №1 по улице Кирова:
Строились они в те времена, когда требования к строительству были немножко другие и жильё это было немножко другое. Потолки у нас в квартире – 3 метра 30 сантиметров.

Одна из самых удивительных особенностей планировки – проходные квартиры. Для детей это было настоящим чудом – двери распахивали настежь и ребятня гоняла на велосипедах, переезжая из одной в другую. А за столом на праздники собирались сразу все жильцы.

Сергей Лаврусевич:
По внутренней планировке, по лестничной клетке между квартирами находились двери, которые связывали все квартиры. Соседние квартиры, находящиеся напротив. Вот здесь стояла дверь входная, которая закрывалась на ключ. С этой стороны  точно такая же дверь стояла – для прохода на кухню и дальше.

Со временем двери убрали, а проёмы заложили кирпичом. Но память сохранила все детали. Например, как железнодорожные пути проходили едва ли не перед подъездом. И вагоны с новосёлами останавливались под окнами нового дома.

Сергей Лаврусевич:
Рассказывали родители о том, что башня стоит, вообще, на деревянных сваях, дубовых сваях. Тот паркет, который лежит сейчас, он лежит с 1951 года. Дубово-берёзовый паркет, который выдержал большие сроки.

Родители – заслуженные железнодорожники, вместе со всеми поднимали город из руин. Семья заехала сразу в собственные апартаменты. Некоторым повезло меньше. В квартирах жили по принципу коммуналок. Две смежные комнаты, гостиная и общая кухня. Семьи росли  и постепенно обзаводились отдельным жильём. Впрочем, несмотря на то, что приходилось с кем-то делить жилплощадь, иметь квартиру в башне было очень престижно.

Сергей Лаврусевич:
Печка находилась вот здесь, топилась дровами. Здесь в 60-ые была перегородка, отдельно, как комната, как спальня.