Лидия Ермошина: все рекомендации ОБСЕ выполнить невозможно, как две противоположные диеты

18.08.2016 - 23:40

Председатель Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов Лидия Ермошина в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталёвым

Добро пожаловать на программу «Простые вопросы». Сегодня в отеле «Пекин» мы имеем честь беседовать с председателем Центризбиркома Лидией Михайловной Ермошиной. Лидия Михайловна, здравствуйте! Далеко не каждому мужчине нашей страны везёт пригласить в отель Лидию Михайловну. В общем, я –­ один из редких везунчиков. Но, если говорить о серьёзных встречах, серьёзных разговорах, наверное, в последнее время их было немало. Что бы Вы назвали сложной беседой? Какие-то кандидаты в депутаты, может быть, представители миссии Парламентской Ассамблеи Совета Европы?

Лидия Ермошина, председатель Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов:
Так случилось, что пока нет ничего сложного. То есть, всё это – ­ обычные вопросы. Может быть, изменился тон разговора, с которым разговаривают с белорусскими должностными лицами.

Если раньше зачастую приезжали и я слышала даже угрозы, то сейчас, на данный момент, ситуация сложилась таким образом, что с нами разговаривают уважительно.

По крайней мере, на равных. Нам не диктуют условия, нам предлагают. И это – совершенно иные отношения и совершенно иная атмосфера, которая складывается в ходе этих бесед

Но, всё-таки, насколько мне известно, какие-то замечания представители ПАСЕ высказывали?

Лидия Ермошина:

Ну, а где вы видели представителя ПАСЕ без замечаний?

Такого не существует вообще. Более того, они высказывают замечания всем странам. Но, где есть тот идеал? Понимаете? Вот мне, например, совсем недавно задали вопрос по поводу одного из тех лиц, который арестован в связи с событиями 2010 года. Его случайно вот установили. Об этом много шумит Интернет и так далее. И, когда я говорю: «Скажите, пожалуйста, а на территории Евросоюза, что, к лицам, которые совершают действия, по сути дела, близкие к терроризму, их, что ­– не привлекают к ответственности?» «Ну, это ж не терроризм». Я говорю: «Ну да, он не успел взять меня в заложники. Вот он просто разбил стёкла Дома правительства и пытался в него ворваться. А вот в том случае, если бы он кого-то захватил, вот тогда бы рассматривали ситуацию иначе». Слушайте, а зачем нам доводить ситуацию до этого? В конце концов, должны быть некие превентивные меры, направленные на защиту своих граждан.

Вот это – основная претензия или было что-то ещё?

Лидия Ермошина:
Нет, основные претензии касаются: почему не полностью выполнены все рекомендации ОБСЕ. Я сразу же могу сказать, что все рекомендации ОБСЕ выполнить невозможно. Точно так же, как невозможно выполнить две противоположные диеты, которые рекомендуются кому-либо. Почему, потому что есть ряд замечаний, которые противоречат друг другу.

Есть обыкновенные вкусовые замечания – ­ вот конкретному эксперту не нравится что-то.

Но, извините, у нас законы принимает законодательный орган. Они проходят огромную экспертизу. И неужели суверенное государство должно полностью делать «под козырёк» и бежать исполнять рекомендации отдельно взятого эксперта, некого молодого человека, вполне возможно, или молодую девушку, которая, вообще, в жизни не работала никогда практически, а только теоретически.

Но, так или иначе, это в протокол какой-то вносится?

Лидия Ермошина:
Это вносится в их предложения, мы очень многое учитываем. По крайней мере, мы учитываем, если нет в наших законодательных актах, мы сначала апробируем на уровне рекомендаций Центральной комиссии. То есть, мы вводим это в практику. И мы посмотрим, как эта практика затем сработает. И, если это оправдается, то, разумеется, можно уже тогда вносить главе государства, как предложение по закону.

Полностью текст интервью и видео здесь

Новости по теме
‡агрузка...