Новости: «Меняется отношение к Беларуси». Владимир Макей в большом интервью телеканалу СТВ
новости СТВ в твиттере новости СТВ в инстаграмм

Вы здесь

«Меняется отношение к Беларуси». Владимир Макей в большом интервью телеканалу СТВ

19.02.2018 - 21:04

Новости Беларуси. Белорусская делегация во главе с министром иностранных дел Владимиром Макеем в рамках Мюнхенской конференции по безопасности провела серию переговоров с представителями ЕС, США и отдельных стран Африки. 

Макей: Ишингер и его секретариат предложили провести в Беларуси встречу Основной группы Мюнхенской конференции  

Подробности в эксклюзивном интервью телеканалу СТВ. 

Алексей Адашкин, СТВ:   
Мюнхенская конференция славится и ценится возможностью проведения переговоров не только в главном зале форума, но и за его пределами. С кем удалось переговорить, что-то обсудить?  

  

Владимир Макей, министр иностранных дел Республики Беларусь:  
Да, действительно, помимо тех дискуссий, которые проходят, как Вы сказали, в основном зале форума, эта площадка представляет собой уникальную возможность для проведения двусторонних встреч. Об этом знают все, и именно поэтому Мюнхенская конференция по вопросам безопасности очень популярна среди политических, военных, экономических деятелей различных стран.  

В рамках короткого полуторадневного пребывания здесь в Мюнхене у нас тоже состоялся ряд встреч. В частности, мы встречались с новыми представителями Ведомства Федерального канцлера Германии, которые будут отвечать за внешнюю политику. С учетом тех кадровых перестановок, которые произошли в этом ведомстве, мы нашли абсолютно однозначное взаимопонимание и договорились продолжать тот конструктивный диалог, который у нас существовал c прежним руководством этого ведомства и с теми людьми, которые отвечают за внешнюю политику.  

Помимо этого, провели встречи с руководителями ряда немецких компаний, заинтересованных в сотрудничестве с Беларусью. Мы встретились с руководителем Восточного комитета Германской экономики господином Бюхеле. В ходе встречи подвели итоги торгово-экономического сотрудничества между нашими странами за последние два года и определились, что нужно сделать в ближайшее время для того, чтобы придать ему новый импульс. Договорились о том, что наладим – и уже есть конкретные предложения – ряд мероприятий, которые будут способствовать более активному торгово-экономическому сотрудничеству между нашими странами.  

Мы провели ряд двусторонних встреч с коллегами – министрами иностранных дел, в частности, Египта, Судана, с которыми проанализировали итоги выполнения тех договоренностей, которые были достигнуты во время визита нашего Президента в эти страны, и договорились о контактах на различных уровнях, в том числе на самом высшем уровне, на ближайшую перспективу. Ждем с визитами руководителей этих государств и договорились о том, какую работу надо провести для того, чтобы эти визиты были насыщенными и результативными.  

Встречались также с представителями Европейского союза, которые занимаются вопросами политики добрососедства и которые отвечают за сотрудничество с Беларусью, в частности, с Еврокомиссаром Ханом, с госпожой Хельгой Шмидт, которая является давним партнером Беларуси, и тоже договорились о конкретных определенных мероприятиях на перспективу.  

Ну и, конечно же, мы не могли обойти стороной и ту проблему, которая очень волнует нас сегодня – вопросы, связанные с ситуацией в Украине. Мы запросили встречу, и она состоялась, со специальным посланником США по Украине, господином Волкером, обменялись мнениями о ситуации в регионе и высказали свои соображения относительно того, какие шаги можно было бы предпринять по снижению напряженности в этом регионе.      

Алексей Адашкин:  
Вопрос ввода миротворцев на юго-восток Украины – здесь эта тема обсуждалась много, в том числе обсуждается участие белорусских военнослужащих в этой операции. Как наша страна видит подобную миссию?  

Владимир Макей:  
Вы знаете, что о возможности ввода белорусских миротворцев в этот регион Президент Беларуси заявил еще в октябре 2014 года. К сожалению, тогда эта инициатива осталась не услышанной или не до конца услышанной. Она была неприемлема для всех сторон в силу разных причин. Через некоторое время к этой идее вернулись, но время было упущено и, к сожалению, сейчас, конечно, реализовать эту инициативу является намного более трудным делом, чем это было тогда.  

Но, как мы знаем, в сентябре прошлого года президент России предложил разместить миротворцев ООН на линии разделения. Украинская сторона внесла свои предложения относительно того, как она видит эту идею о размещении миротворцев в этом регионе. Мы видим сейчас, что есть большие различия в позициях сторон. Поэтому задача состоит в том, чтобы сблизить эти позиции, найти, возможно, какое-то компромиссное решение. Именно об этом мы говорили с представителем США.  

Что касается позиции Беларуси, то мы готовы участвовать в любых проектах, предложениях, в реализации любых идей, которые будут способствовать снижению напряженности в этом регионе и будут способны «закрыть» это кризис раз и навсегда. Поэтому можно лишь только подтвердить готовность Беларуси участвовать в любом виде в возможном направлении миротворческого контингента в этот регион, если все стороны договорятся по этому вопросу и если это будет приемлемо для всех вовлеченных в этот конфликт сторон.  

Алексей Адашкин:  
С каждым годом прогнозы экспертов Мюнхенской конференции все более мрачные и на этом фоне, наверное, более актуальной становится белорусская инициатива по запуску процесса «Хельсинки 2». Мир на краю пропасти – вот о чем говорят все здесь на этой конференции…?  

Владимир Макей:  
Конечно, и доклад, который был подготовлен накануне конференции, говорит о том, что уровень напряженности, уровень конфронтации в регионе не снизился. Мы, находясь на вот этом геополитическом разломе между Востоком и Западом, находясь, как я говорю иногда, между двух огней, в нынешних условиях, когда существуют санкции между Россией и Европейским союзом, мы чувствуем это на себе, наверное, как никто другой. Потому что мы страдаем в экономическом, политическом и в иных планах и отношениях. Но для нас это является главнейшей целью, главнейшей задачей, главнейшей проблемой – всячески содействовать снижению этой напряженности, снижению этой конфронтации.  

Именно этим и руководствовался глава белорусского государства, когда предлагал начать дискуссию по этому вопросу. Это не значит, что мы намерены отменить «Хельсинки 1» и начинать с чистого листа, с нуля создавать какое-то новое здание, новый хельсинкский договор. Отнюдь нет. Все, что было сделано раньше, необходимо сохранить, но с учетом тех новых вызовов, которые сегодня появились – а их огромное количество – с учетом четкой, явно прослеживающейся сегодня тенденции роста напряженности, роста новой гонки вооружений необходимо садиться за стол переговоров, обсуждать ситуацию, определять «красные линии», как говорят дипломаты, которые нельзя перейти, за которые нельзя заходить. Определять проблемы, которые представляют опасность для всего человечества, для нашего региона, в частности, и пытаться найти точки совместимости при обсуждении этих проблем и, возможно, точки совместимости, которые помогут нам выйти на решение крупных вопросов.  

Вот в чем идея, она проста, но она очень важна. Думаю, может быть, не стоит говорить о том, что это будет «Хельсинки 2», но важно начать дискуссию, которая позволила бы нам прийти к какому-либо большему пониманию, к пониманию, которого сегодня абсолютно нет. Об этом говорит даже и содержание дискуссии в ходе нынешней Мюнхенской конференции.     

Алексей Адашкин:  
Вы здесь встречались и с Председателем Мюнхенской конференции Вольфгангом Ишингером – возможно, удалось договориться о проведении какого-то отдельного мероприятия в рамках вот этого форума или другого форума, который проводят организаторы Мюнхенской конференции?  

Владимир Макей:  
Да, мы встречались с господином Ишингером, который руководит этой конференцией и руководит мероприятиями в рамках этой конференции с 2009 года. Я должен сказать, что в моем понимании это один из выдающихся и талантливых дипломатов, который очень многое сделал для того, чтобы искать пути решения сложнейших проблем, искать даже компромиссные пути решения сложнейших проблем, и я считаю, что он преуспел в этом.  

Мы обсуждали и ход нынешней Мюнхенской конференции по безопасности и обсуждали возможные взаимные мероприятия на перспективу. Действительно, господин Ишингер и его секретариат предложили провести в Беларуси в конце октября этого года встречу так называемой основной группы Мюнхенской конференции по безопасности. Эта встреча представляет собой собрание видных руководителей, политиков, политических деятелей, государственных деятелей в таком закрытом формате – порядка 70-80 человек – которые собираются и обсуждают самые актуальные и волнующие на данный момент проблемы.  

Почему Беларусь? Как я понимаю, Беларусь сегодня представляет собой место, где можно собрать людей из различных конфликтующих регионов, и я убежден, что эта встреча, если она состоится на белорусской земле, она тоже внесет свой вклад в снижение той напряженности, той конфронтации, которая сегодня, к сожалению, присутствует в нашем регионе.  

  

Алексей Адашкин:  
В следующем году Беларусь принимает вторые Европейские игры. Как Вы считаете, можем ли мы рассчитывать на содействие партнеров, в том числе из стран Запада, в плане обеспечения безопасности? Здесь в Мюнхене это особенно актуально, потому что во время Олимпиады в 1972 году здесь произошел теракт, о котором мы помним до сих пор.  

Владимир Макей:  
Вопросы безопасности, особенно в период подобного рода крупных спортивных мероприятий, конечно же, очень важны, и я думаю, что здесь мы можем рассчитывать на помощь всех наших партнеров – и европейских партнеров и более дальних, может быть, заокеанских партнеров. Кстати, во время проведения Чемпионата мира по хоккею в 2014 году в Минске мы сотрудничали и с представителями НАТО, и с США по этим вопросам. Поэтому я убежден, что если понадобится, мы найдем понимание по этим вопросам, связанным с обеспечением безопасности во время таких крупных спортивных соревнований.  

Алексей Адашкин:  
Эта конференция – площадка для неформальных разговоров, но в целом, если подвести итоги для Беларуси, чем закончилась 54 конференция по безопасности, какой главный результат, на Ваш взгляд?  

Владимир Макей:  
Я не могу сказать, что мы привезем отсюда мешок того, что можно оценить в конкретном материально-финансовом преломлении. Но, вместе с тем, участие в подобного рода мероприятиях, с моей точки зрения, очень важно. Почему? Потому что, во-первых, ты очень многое узнаешь о позиции других государств, о позиции лидеров других государств по наиболее волнующим актуальным вопросам. Во-вторых, здесь, в ходе этой конференции появляется уникальная возможность довести свою точку зрения до огромного количества участников этой конференции из различных стран, практически со всего мира. Это очень важно.  

Эта площадка представляет собой также возможность двусторонних встреч для того, чтобы в узком формате обсудить волнующие вопросы и решить какие-то конкретные проблемы, что мы и сделали на данном этапе.  

И знаете, очень важно иметь понимание того – когда ты сидишь, присутствуешь в зале, принимаешь участие в дискуссиях – очень важно иметь большее понимание того, как хочет развиваться Европа, к чему мы движемся, чего опасается Европа и так далее. Мы видим сегодня, что здесь, к сожалению, как мне кажется, на этой конференции меньше внимания было уделено тем актуальным проблемам, которые должны волновать сегодня человечество. Это и борьба с терроризмом – да, говорилось об этом, но как-то вскользь. Это и нелегальная миграция, это и борьба с изменениями климата и так далее. Но мне кажется, что почему-то участники, особенно из европейских стран, в большей мере были озабочены тем, как будут развиваться отношения в сфере безопасности между Европейским союзом и НАТО, что должно защищать НАТО, а что должен защищать Европейский союз, я имею в виду в сфере обороны. Этому была посвящена большая часть дискуссий.  

К сожалению, у меня сложилось впечатление, что мы пока так и не смогли уйти от вот этой конфронтационной логики, логики конфронтационного мышления. Мне показалось удивительным, что один из высоких участников этой конференции в качестве оправдания того, что НАТО обязало все страны увеличивать расходы на военные цели, привел выражение Троцкого о том, что, мол, «если Европа не будет заниматься войной, то война будет заниматься Европой». Ну разве это аргумент в нынешней ситуации? Надо думать сейчас о том, как наоборот уйти от этой опасной перспективы начала нового витка вооружений, новой гонки вооружений, а мы рассуждаем какими-то устаревшими категориями и понятиями… Нельзя этого делать.    

Алексей Адашкин:  
Вы не первый раз на этой конференции – по Вашему ощущению отношение к Беларуси как-то меняется, к белорусской делегации, к инициативам нашей страны в целом?  

Владимир Макей:  
Скажем так – в мире все должно меняться и все меняется; я помню, нас учили в институте такому предмету как диалектика. Если говорить серьезно, то меняется отношение к Беларуси, потому что, слава Богу, наши партнеры уходят от понимания ситуации внутри и вокруг Беларуси в черно-белом варианте. Мы вносим очень большой вклад в обеспечение стабильности и безопасности в Европе. И мы намерены и впредь поступать таким образом. Да, есть какие-то вещи, с которыми наши партнеры не согласны, они хотели бы, чтобы мы немножко улучшили ситуацию в тех или иных сферах. Но это вопрос нормальных переговоров, дискуссий. Мы готовы к такому открытому, откровенному диалогу.  

В целом я хочу сказать, что сейчас, на данном этапе существует, как нам кажется, больше понимания со стороны всех наших зарубежных партнеров относительно того, что собой представляет Беларусь, что происходит в Беларуси и как и куда мы должны двигаться дальше. Но, повторюсь, остается ряд вопросов, на которые мы должны обращать внимание, и мы говорим об этом нашим партнерам в ходе открытого, откровенного диалога, который происходит между нами.  

«Меняется отношение к Беларуси». Владимир Макей в большом интервью телеканалу СТВ
Загрузка...