Настоятель храма в Буйничах: «Этот храм воздвигнут на месте кровопролитного сражения»

23.04.2020 - 18:25

Сколько их, полегших в 1941-м в битве за Могилев? До сих пор точную цифру озвучить не возьмется никто.

Иерей Алексей Шмелёв, настоятель храма Рождества Иоанна Крестителя аг. Буйничи:
Не случайно этот храм воздвигнут на месте кровопролитного сражения. Издревле на местах великих битв возводились храмы.

В нашем храме постоянно совершаются молитвы о всех тех, кто отдал жизнь свою за народ, за свое Отечество. И наша молитва – это не просто абстрактное воспоминание о былом прошлом, наша молитва, как говорил Федор Михайлович Достоевский, это деятельная любовь. Любовь ко всем тем, кто, не щадя себя, подарил нам будущее.

При возведении этого храма также были найдены останки, которые с честью были перенесены в Буйничский мемориал, и там они находятся в склепе.

Читайте также:

14 часов сложного боя и психическая атака немцев. Битва на Буйничском поле

Минск играл роль живца-приманки? Ошибки в советской стратегии и планы вермахта

Двойной таран авиатора Николая Терёхина. Рассказываем, как это было

Loading...


В 14 он ушёл в партизаны: «Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил в лес. И где я хранил оружие? В ёлочках!»



Для Дзержинского района Антон Игнатьевич Азаркевич личность легендарная. Он живёт в деревушке Негорелое. Родился он в этих местах в 1928 году. Здесь же и встретил начало войны. Будучи 14-летним подростком, ушёл в партизаны. В программе «Центральный регион» о войне – слова свидетеля.

Антон Азаркевич, ветеран Великой Отечественной войны:
Это было утро. Тихо-тихо. Я пошел на речку с удочкой – с детства люблю рыбачить. Побыл часов до 7-8 часов с четырех, наверное. Возвращался домой, и как раз в это время немецкие мотоциклисты въехали. В магазине прикладом выбили окна, дверь – что надо было, брали, что хотели, что было. Из старших никого не было – никто не выходил. Потом немцы на гармошке играют, песни поют, вино стоя пьют – кто на машине, кто на улице. В общем, чувствовали себя вольготно. Они не чувствовали, что они на войне. Люди ходят и куры ходят. Ходят с винтовками между людей и в курей стреляют.

Мама яиц, масла, шпик им дала. Дальше колхозы были – коровы, свиньи. Зарежут тушу – поели, а остальное выбрасывали. У нас два кабана большие были. В эту же ночь, когда пришли, одного кабана убили в сарае и забрали. И тут на мосту смолили и разделывали. Это я все хорошо помню.

Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил через Бориса в лес. А Борис уже переправил к партизанам. И это было до 43-го года. Потом где-то в августе-сентябре они брали молодежь, и меня тоже хотели забрать. Я не поехал, удрал. Ушел в тете. Дядьку немцы повесили за связь с партизанами. Он был председателем колхоза. И где я хранил оружие? В ёлочках! Они были густо пострижены – что хочешь, прячь. Смазывал смазкой для сбруи это оружие.

В 1945 году я служил в Полоцке. Боровуха 1 – большой воинский городок, озеро большое рядом было. Через дорогу – опять озеро. Прекраснейшие, живописные места! Как был День Победы? Объявил дневальный. Это было рано утром. Все – ура, ура! Это было счастьем для каждого человека. Это после таких мучений, страданий – холод, голод, нищета. Армию народ ждал как Бога! Даже больше. Знали, что придет и освободит. Вот так я встретил Победу.