Деревня Дарево: в реке Щара до сих пор не найдены колокола, которые местные жители спрятали еще во времена Второй мировой войны

08.02.2014 - 13:28

Деревня Дарево. Находится в Ляховичским районе, Брестской  области, бывшее ВКЛ, сегодня — Республика Беларусь.

Видно, название деревни происходит от  слова дарить. Может, когда-то, кто-то, кому-то эту деревню подарил, а тот не стал придумывать никакое новое название, а так и назвал Дарево.

История этой деревни очень-очень давняя. Представьте, что это деревня известна еще с 15 века.

В 1440 году в деревне был построен костел. Христианские храмы обычно строили на панских капищах, потому что такие места считались местом силы и, возможно, что в деревне и было такое место силы. Первое документальное сообщение о костеле было связано с именем Новогрудского наместника  Петра Монтигирдовича.

Шляхтичи Монтигирдовичи в 14-15 веках в ВКЛ были государственными деятелями и крупными землевладельцами, на свои деньги на наших землях они строили святые храмы. В 15 веке в деревне уже был панский двор и на протяжении 15 века деревня была собственностью шляхетских белорусских родов.  

В 1540 году в деревне был построен новый костел, старый, может, сгорел во время какой-нибудь войны, тогда же, в 1540 году, была основан даревский католический приход Виленского бискупства. 

В 1661 году деревня уже указана как местечко — местечко Дарево Новогрудского воеводства.

В 16 веке возле местечка было много имений почти с таким же названием. Тут были имения с названиями Дорово, Доров. Собственниками этих имений были шляхтичи  Даровские, Гостонские, Пузыны, Богдановичи.

В 1654  году началась очень страшная 13-летняя война. На ВКЛ напало Московское  государство, во время этой войны местечко Дарево целиком было уничтожено, все было сожжено. И местечко тогда сгорело, и окружающие имения. И сведения про местечко начали вновь появляться только под самый конец 17 века.

В 1680 году в деревне была уже указана  униатская деревянная церковь  Святого Николая. В Дареве был основан униатский базилианский монастырь, а при монастыре была еще и униатская Свято-Троицкая церковь. Когда мы после раздела Речи Посполитой попали в Российскую империю, то на униатство начался тиск, и в 1827 году униатский базилианский даревский монастырь был закрыт.

Когда даревский монастырь закрыли, то Свято-Троицкую церковь при монастыре позже передали православным.

В 1860 годах вместо старой униатской церкви построили новую каменную православную церковь, но во время Первой мировой войны, когда были сильные бои, церковь была уничтожена.

Новая Свято-Троицкая православная церковь была построена на том бывшем фундаменте  в 2012 году.

В Дареве сегодня существуют две православные церкви — Свято-Троицкая и Свято-Николаевская. Последняя была построена на деревенском кладбище  священником Лопатинским еще в 1922 году. Она вся деревянная, а кирпичом ее обложили недавно. Свято-Николаевская церковь считается историко-культурной ценностью и оберегается государством.

Во времена ВКЛ в деревне был униатский монастырь и две униатских церкви, был и костел. Униатов хоронили на униатском кладбище, где сегодня находится православная Свято-Николаевская церковь, сегодня это уже православное кладбище, а католиков хоронили на католическом кладбище. Тут сохранились старинное католическое кладбище, на котором хоронили как простых прихожан, так и шляхту. На этом кладбище  похоронены представители нашего знаменитого шляхетского белорусского рода Бохвицев. Флориан Бохвиц  первый, приехал на Ляховщину и приобрел тут себе двор в 1838 году. Флориан Бохвиц родился в местечке Мир, его отец Ромуальд Бохвиц был протестантом, а мать была католичкой, она и воспитала сына таким искренним католиком.

Флориан Бохвиц был женат на младшей сестре матери Адама Мицкевича, Павлине Маевской, которую и похоронили с Флорианом Бохвицем на католическом кладбище возле костела. На памятнике философа была выбита надпись: пусть твой пример показывает нам дорогу правды.

Уже в 21 веке, не так давно, надмогильный памятник философа  Флориана Бохвица был разбит, а могила была уничтожена. На том месте сделали новое захоронение, хотя старинное кладбище давно закрыто для похорон и через дорогу есть новое католическое кладбище. Это старинное  кладбище считается историко-культурной ценностью и оберегается государством.

Это при жизни человеку много чего надо, а когда он умирает, что человеку надо? 4 доски да земли 2м — все. Пару еще надмогильных памятников знаменитого рода Бохвицев пока осталось.

Бохвицы были искренними католиками и жили тут недалеко в своем имении, а  сюда ездили, в деревню, в костел. И вот тот костел был уничтожен во время Первой мировой войны, остались фотографии костела. На том месте, где когда-то стоял костел, поставили ангела, потому что считалось и считается, что на месте, где когда-то был храм, то там поют сегодня ангелы.

Когда началась Первая мировая, местные жители колокола сняли и спрятали в реке Щара, затопили их, а во время войны именно здесь проходила линия фронта и тут было все-все зарыто снарядами. Тогда ж и была уничтожена церковь, костел, вообще вся деревня.

После войны, когда люди начали возвращаться сюда, отстраиваться,  начали искать колокола с костела в реке, то найти тут не могли. Так, эти колокола с костела и по сегодняшний день лежат в  Щаре.

После Первой мировой местные католики вместе с ксендзом  Казимиром Ваньковичем начали отстраивать свою святыню над Щарой. Но денег не было на строительство, тогда Казимир Ванькович вместе с местными мужчинами копал глину  возле деревни и с этой глины делали кирпич для строительства костела, но глина трескалась, строительство шло очень медленно.

В 1931 году в деревню прибыл новый ксендз  Станислав Шаплевич. Он увидел, что вокруг деревни  очень много немецких блиндажей и ДОТов, и он с местными мужчинами начал с этих блиндажей высекать блоки, с этих блоков они начали строить костел в деревне. Строительство шло 7 лет. Через 7 лет, в 1938 году, сюда приехал бискуп Казимир Букраба и осветил костел под титулом в небо взятие Наисвятейшей Панны Марии.

Во время Второй мировой войны в 1944 году, костел был сильно поврежден, когда его начали после войны восстанавливать, ремонтировать, там нашли неразорвавшийся один снаряд. Когда люди костел отремонтировали, отстроили его заново, то в 1949 году костел у людей отобрали и сделали в нем склад. Когда прошли эти страшные года и храмы начали возвращать людям, то местные католики начали требовать, чтоб им отдали здание костела, который они сами строили. В 1986 году костел кто-то подпалил и он сгорел.  Но люди собрали деньги и на свои собственные деньги отстроили свою святыню, и костел сегодня  действует как когда-то. Перед костелом люди поставили памятник своему ксендзу, строителю храма Станиславу Шаплевичу.

Судьба Станислава Шаплевича была непростой, очень непростой. Когда в 1939 году началась Вторая мировая война и в деревню вошли большевики, то они хотели арестовать ксендза, а люди спрятали его. А когда в 1941 году, во время Второй мировой вошли уже немцы, они тоже хотели арестовать ксендза и вновь ему удалось спрятаться  в людских домах. Когда завершилась Вторая мировая война, ксендз начал обновлять приход, но его вновь большевики хотели арестовать и опять ему пришлось прятаться у местных людей. И только в 1948 году большевикам удалось арестовать ксендза Станисалава Шаплевича. Местные жители еще вспоминают, как его били посреди улицы, один энкаведист  кричал на него: «сдавай оружие. Где твое оружие?», ксендз ему сказал, что мое оружие — это крест святой, ксендза осудили на 25 лет сталинских лагерей и только после смерти Сталина, когда ни в чем не повинных людей начали выпускать с советских лагерей, тогда вышел и ксендз Станисалав Шаплевич. Он приехал в Дарево, но там костел был закрыт, приход ему восстановить не позволили, он поехал в соседнюю деревню и там в своем доме сделал тайный костел, куда люди приходили на праздники, также приходили крестить своих детей, умер ксендз в 1975 году, похоронили его в деревне на местном кладбище.

Еще 1907 году в деревянном костеле, ксендзом служил Фабиан Обрантович. Он дружил с Янкой Купалой, это именно он был одним с инициаторов проведения в Минске в 1917 году съезда белорусского католического духовенства.

Флориан Бохвиц, который был похоронен в деревне когда-то говорил, что совесть человеческая это и есть голос Бога. И так, как птица, которая слушается своих инстинктов, летит на юг со своей стаей, так и человек, когда не слушается своей совести, то начинает падать духом.

Флориан Бохвиц говорил, что только совесть и правда есть наш надежный парус на жизненном пути.

Новости по теме
‡агрузка...