Академия наук Беларуси: история строительства и отражения в картине Виктора Альшевского

27.10.2014 - 15:30

Величественное, могучее здание открывается взору с проспекта Независимости. Пожалуй, именно таким должен быть храм науки – Национальная академия наук Республики Беларусь.

Этот памятник архитектуры заинтересовал художника Виктора Альшевского, который изобразил в своем творчестве главные символы советского периода. Истории этого места открыл он в очередной картине минского цикла «Тайны науки».

Виктор Альшевский, художник, лауреат государственной премии Республики Беларусь:
Каждый архитектурный ансамбль надо было каким-то образом определить и найти его характеристики. Кроме того, что создал архитектор Лангбард в своем понимании Академии наук как образа, символа будущего развития нашей науки. Безусловно, я тоже попытался внести какие-то элементы в композиционное решение, показать наиболее интересный ракурс архитектурного сооружения.

После преобразования в 1928 году Инбелкульта в Белорусскую академию наук назрела необходимость в возведении здания для этого учреждения. Работу над проектом поручили Георгию Лаврову – тогдашнему главному архитектору Наркомата просвещения БССР.

Здание Академии наук по его проекту стало типичным образцом конструктивизма. Началось строительство. Но когда пришла пора приступать к главному корпусу, проект пересмотрели и отвергли.

Дорабатывать концепцию здания поручили Лангбарду. Известный архитектор соединил уже строящиеся боковые здания общим вестибюлем и наружной двухрядной колоннадой. В результате вся композиция обрела торжественную монументальность и законченность, сообщили в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Во время войны здание Академии наук сильно пострадало. Главный его корпус в последние дни оккупации сгорел полностью. А в 1949 году он был восстановлен в довоенном виде под руководством все того же Иосифа Лангбарда.

Созданный им величественный образ вписался в картину, связавшую воедино существование науки от древности до наших дней. Проводником выступили древние каменные часы на классической колонне. В них воплотилось древнее научное знание о движении планет вокруг Солнца, о градусе вращения Земли. А непрерывный ход времени на часах символизирует бесконечность изучения материи.

Виктор Альшевский, художник, лауреат государственной премии Республики Беларусь:
Безусловно, Академия наук на сегодняшний день является знаковым образом города, столицы, страны нашей. И поэтому колонна сама по себе определяет особенность самого направления человеческого сознания. И то, что я попытался связать какие-то знаковые элементы, символические, которые касаются, безусловно, развития самой науки, взаимосвязи ее с историей, настоящим и будущим.

Автора здания Академии наук Иосифа Лангбарда называют архитектором-мечтателем. Все его здания стремились ввысь, символизируя жизнь, бодрость и противостояние силе притяжения земли, в то время как горизонтальные линии в архитектуре он ассоциировал со спящими или мертвецами, воплощающими угнетенность и тоску.

Монументальный строгий образ здания Академии наук как нельзя лучше подходит под основной принцип конструктивизма – динамичность строгих линий.

А фактурность архитектуры раскрывается через художественный образ здания.

Люди в материале: Виктор Альшевский
Loading...


«Рассказывали родители, что башня стоит на деревянных сваях». Как живут в «Воротах Минска»



Архитектурный комплекс на Привокзальной площади – самый узнаваемый силуэт белорусской столицы. Две 11-этажные башни выросли здесь в конце 40-ых годов, когда Борис Рубаненко затеял масштабную реконструкцию района, рассказали в фильме «Тайны Беларуси». .

Сергей Сергачев, доктор архитектуры, профессор БНТУ:
Впервые в Минске была реализована не просто башня, а два района. Они дальше были застроены 5-этажными  домами. Решалось комплексно: и детский  садик, и поликлиника на первом  этаже, и магазины, и хлебный отдельно. То есть для тех людей, которые тут живут, всё было.

Сергей Лаврусевич заселился в этот дом двухлетним мальчиком с родителями и братом в 1951 году.

Сергей Лаврусевич, житель дома №1 по улице Кирова:
Строились они в те времена, когда требования к строительству были немножко другие и жильё это было немножко другое. Потолки у нас в квартире – 3 метра 30 сантиметров.

Одна из самых удивительных особенностей планировки – проходные квартиры. Для детей это было настоящим чудом – двери распахивали настежь и ребятня гоняла на велосипедах, переезжая из одной в другую. А за столом на праздники собирались сразу все жильцы.

Сергей Лаврусевич:
По внутренней планировке, по лестничной клетке между квартирами находились двери, которые связывали все квартиры. Соседние квартиры, находящиеся напротив. Вот здесь стояла дверь входная, которая закрывалась на ключ. С этой стороны  точно такая же дверь стояла – для прохода на кухню и дальше.

Со временем двери убрали, а проёмы заложили кирпичом. Но память сохранила все детали. Например, как железнодорожные пути проходили едва ли не перед подъездом. И вагоны с новосёлами останавливались под окнами нового дома.

Сергей Лаврусевич:
Рассказывали родители о том, что башня стоит, вообще, на деревянных сваях, дубовых сваях. Тот паркет, который лежит сейчас, он лежит с 1951 года. Дубово-берёзовый паркет, который выдержал большие сроки.

Родители – заслуженные железнодорожники, вместе со всеми поднимали город из руин. Семья заехала сразу в собственные апартаменты. Некоторым повезло меньше. В квартирах жили по принципу коммуналок. Две смежные комнаты, гостиная и общая кухня. Семьи росли  и постепенно обзаводились отдельным жильём. Впрочем, несмотря на то, что приходилось с кем-то делить жилплощадь, иметь квартиру в башне было очень престижно.

Сергей Лаврусевич:
Печка находилась вот здесь, топилась дровами. Здесь в 60-ые была перегородка, отдельно, как комната, как спальня.