Александр Лукашенко о пограничных войсках: «Механического решения по повышению численности с моей стороны не будет»

24.09.2018 - 14:50

Новости Беларуси. В Беларуси обсуждается вопрос увеличения численности пограничников, в первую очередь за счет перераспределения резервов силовых ведомств, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Об этом 24 сентября шла речь на встрече Александра Лукашенко с госсекретарем Совета безопасности Станиславом Засем и председателем Госпогранкомитета Анатолием Лаппо.

«К вам я приехал потому, что это будущее пограничных войск»: визит Александра Лукашенко на заставу «Дивин»

Задачу реформировать структуру глава государства поставил летом 2018 года, посещая погранзаставу «Дивин». Речь идет не о механическом увеличение численности военнослужащих, а о тщательном анализе ситуации на внешних рубежах. Хватает ли нынешнего личного состава для того, что бы эффективно противостоять внешним вызовам и угрозам? Главное требование Президента к руководителям – четкое и ясное обоснование необходимости создания новых подразделений на границе. В частности, в структуре пограничной службы появятся «маневренные» группы.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Я в общих чертах посмотрел ваши предложения. Численность там больше тысячи человек. Но дело даже не в том, что вы предлагаете численность увеличить на тысячу, на пять тысяч – если надо, так и на десять увеличим. Вопрос в том, надо нам эта численность, которую вы предлагаете, это увеличение, или же мы обойдемся меньшей кровью, то есть меньше увеличим численность. То есть не должно быть так: просить полторы тысячи, дадут тысячу. По каждому человеку мы должны определиться.

Нам надо посмотреть и численный состав, и структуру нынешних пограничных войск. Может там у тебя слишком много заместителей и разного рода управленцев, а меньше штыков где-то, поэтому за счет этого перераспределение? То есть надо очень серьезно к этому подойти. И сразу скажу, что такого механического решения по повышению численности с моей стороны не будет.

Loading...


Начальник кафедры Института пограничной службы: уверен, что вместе с курсантами пошёл бы в бой



Новости Беларуси. В чем сходство расстановки геополитических сил в прошлом и сейчас? Почему победа над нацизмом XX столетия – атлант белорусской идеологии? Как не допустить поломку генетической памяти? Ответы в очередном выпуске общественно-политического ток-шоу «По существу».

Алена Сырова, СТВ:
Зачастую, когда мы изучаем события той войны и говорим, что были допущены какие-то тактические, стратегические ошибки, мы пытаемся говорить о том, что нужно сделать какие-то выводы на будущее. А наши оппоненты упрекают и больше на негатив. То есть не выводы, чтобы так больше не было, а просто поглумиться над этими ошибками. Вы изучаете опыт Великой Отечественной войны со своими студентами, курсантами?

Николай Бельских, начальник кафедры социально-гуманитарных дисциплин Института пограничной службы Беларуси:
Конечно. Изучаем, потому что дисциплины, которые посвящены, скажем так, восстановлению истории, недопущению фальсификации, преподаются в нашем Институте пограничной службы для курсантов. Что сказать этим оппонентам? Есть такая хорошая фраза: каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны. Скажу так, вряд ли эти оппоненты являются полноценными гражданами нашей страны, и право говорить такое, что Великая Отечественная война была в контексте Второй мировой войны, это совсем другая позиция, подход, – ну, не имеют они права, это мое личное мнение. Потому что надо прийти, посмотреть, поклониться тем бойцам, которые до сих пор на каждом перекрестке, на каждой дороге, которая ведет от Берлина до Москвы. Имена которых до сих пор не могут восстановить, и, я больше чем уверен, уже и не смогут восстановить. Посмотреть, увидеть все это и понять. Потому что они не были, и мы не были в таких условиях, в которых оказалась и наша страна, и Советский Союз в 1941 – 1945 годах.

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Мы говорим об ошибках. Наверное, каждую ошибку надо изучать. Но ведь на самом деле 80 лет назад были и героические поступки. Даже гитлеровские войска, которые прошли всю Европу, были сильно удивлены, когда вошли на территорию Советского Союза. И как бы с легкостью брали города, и вроде как сдавались десятками, может быть, сотнями советские солдаты в плен, но однажды они подошли к Могилеву. И Могилев – как мне кажется, может быть потому, что я уроженец этого города, который не получил статус города-героя – несколько месяцев на Буйничском поле просто-напросто изменили ход войны, как говорят многие историки. Это тоже было 80 лет назад, это героические поступки.

Четыре дивизии так и не смогли взять город. Историк о том, как защищали Могилев в 1941 году

Алена Сырова:
Николай Евгеньевич, вы сами учились. Помните, каким были и как решились связать свою жизнь именно с этой профессией? Такая же мотивация была или нет?

Николай Бельских:
Мотивация была немножко другая. Я из семьи военнослужащих. Прожил все свое сознательное детство в военном городке, поэтому все на глазах у меня происходило. Мне не надо было, скажем так, читать надписи различного толка. Отец находился постоянно на службе, я с ним также принимал участие в службе. Отец летчик. Как бы там ни было, охранял небо, и сын стал пограничником. Поэтому детство у меня прошло немного по-другому. У вас был хороший хэштег: генетическая память. Возвращаясь к семейным началам, на самом деле это проблема значимая, существующая. Не все потеряно абсолютно, но проблема существует. Что мы видим? Родители, в нашем лице, чего там греха таить, стремятся к постоянному какому-то материальному освещению, повышению самооценки, гедонизму, построению карьеры, в абсолютном большинстве забывая, как же их чада развиваются.

Кирилл Казаков:
Какая у вас прививка для молодых, приходящих в институт?

Николай Бельских:
Прививка та, что и была лейтмотивом этой передачи. Это историческая память.

Кирилл Казаков:
Я так понимаю, кроме стратегии и тактики, историю вы учите?

Николай Бельских:
Абсолютно. Дисциплина «История пограничной службы» преподается в нашем вузе, довольно-таки объемная, масштабная. Не только теоретическая часть, но и с посещением мест боев и пограничных застав. Практически на каждой пограничной заставе своя история.

Алена Сырова:
Мы говорили о том, что история не терпит сослагательного наклонения. Наверняка нам всем свойственно примерять какие-то определенные события на себя. Вы уверены, что вы, ваши выпускники, окажись в той ситуации 22 июня 1941-го, поступили бы также?

Кирилл Казаков:
Остались бы на заставах, стреляли бы и не боялись бы погибнуть?

Николай Бельских:
Конечно, сложно ответить на этот вопрос сразу 100 %, потому что могут меня уличить в чем-либо. Но мое личное мнение, тем более, я преподаю, знаю хорошо и выпусков очень много уже выпускал. Те морально-волевые качества, которые им прививаются за четыре года обучения и стажировки в органах пограничной службы, и в контексте истории эти занятия, которые проходят. Они же принимают участие в военно-исторических реконструкциях, и в обществах, научных кружках именно исторической направленности. Все это создает мощнейший плацдарм, почву и фундамент для того, чтобы быть убежденным в том, что я бы вместе с ними встал. И был бы уверен, что рядом со мной стоят те, которые не отступят.

Читайте также:

Член совета Военно-научного общества: у нас происходит то, что американцы называют психологической войной

Вся наша идеология строится на ВОВ? Эксперты о том, забываем ли мы историю до Второй мировой

«Я испугалась за свою страну». Она бросила работу бухгалтером и создала историко-патриотический клуб