Алексей Авдонин: «Технология альтернативного подсчёта голосов применялась всегда во время «цветных революций»

06.08.2020 - 19:56

Новости Беларуси. Насколько предвыборные программы кандидатов в Президенты близки к реальности? Кому и зачем нужен параллельный подсчет голосов избирателей? И как мирные протесты превращаются в «цветные революции»?  

Об этом и не только поговорим с нашим гостем. В студии программы Новости «24 часа» Алексей Авдонин, аналитик Белорусского института стратегических исследований.

«Технология альтернативного подсчета голосов применялась всегда во время «цветных революций»

Илона Волынец, СТВ:
Альтернативные кандидаты сейчас пытаются организовать параллельный подсчет голосов. Они предлагают избирателям зарегистрироваться на определенной платформе, прийти на участок, сфотографировать бюллетень, отправить его (причем сам лист сложить определенным образом). Что вы скажете по этому поводу?  

Алексей Авдонин, аналитик Белорусского института стратегических исследований:
Технология альтернативного подсчета голосов применялась всегда во время «цветных революций». Использовались методы экзитполов, то есть это опрос во время выхода, если дословно переводить и понимать эту технологию. А сейчас, в век цифровизации, есть отдельные платформы, которые позволяют таким образом якобы подсчитывать голоса.  

Ирина Лашук: Бич этих выборов – огромное количество различных опросов, «голосовалок» совершенно неграмотных

Об альтернативном подсчете голосов на президентских выборах: «Идентифицировать и подтвердить, что данная цифра соответствует действительности, очень сложно»

Но вы же понимаете, встает вопрос: кто контролирует, во-первых, серверы и кто контролирует алгоритмы подсчета? И можно таким образом показать не те цифры, которые, условно, им кто-то будет высылать, они будут реально подсчитывать. Можно показать совершенно иные цифры. А идентифицировать и подтвердить, что данная цифра соответствует действительности, очень сложно. На это и рассчитано. Эффект эмоционального восприятия – когда, условно, официальные органы говорят один результат голосования, а такие платформы начинают показывать совершенно иные. 

Такая методика для развития «цветной революции» является неотъемлемой, то есть они применяются всегда. Вся манипуляция, связанная с использованием таких платформ, как раз и ориентирована на дезорганизацию, дезинформирование нашего населения, внушение им каких-то пустых идей, мнимых идей и с помощью их пытаться вывести людей на улицы.  

«Каждому гражданину Беларуси надо задаться вопросом: а должен ли я подчиняться указаниям, которые идут со стороны?»

Илона Волынец:
Мы видим, что это уже происходит. Уже в Telegram-каналах стали появляться призывы о том, как люди должны вести себя именно в день выборов. Причем определяется конкретное время: во сколько вы должны выйти… Не только в столице, но и по городам всей страны. То есть получается, что провокациям все-таки быть?  

«Мы получим объективные результаты». Как будет проходить экзитпол на президентских выборах в Беларуси

Алексей Авдонин:   
Здесь самое важное понимать, что такие призывы, в принципе, типичны для мероприятий, связанных с воздействием на толпу. И здесь каждому гражданину Беларуси надо задаться вопросом: а должен ли я подчиняться указаниям, которые идут со стороны тех стран или тех участников, которые даже в Беларуси ни разу не были, которые ориентированы на формирование ненависти внутри нашего белорусского общества? Должен ли я, прочитав эти посылы, подчиняться им?  

«Надо брать несколько источников и смотреть на события с разных сторон»

Илона Волынец:
Как избирателю фильтровать эту информацию в интернете? Как отличить фейк от достоверного источника информации?  

Алексей Авдонин:
Надо брать несколько источников и смотреть на события с разных сторон. Не надо брать исключительно те каналы, которые формируют у вас ощущение агрессии или ненависти. Когда вы эмоционально чувствуете, что у вас есть ощущение некого негатива, сразу понимайте, что это чистая манипуляция, которая в первую очередь ориентирована не на то, чтобы вы правильно восприняли то или иное событие. А ориентирована как раз на то, чтобы управлять вами, манипулировать вами на уровне первичных эмоций, инстинктов. Это разделение общества на своих и чужих, за и против. Этого допустить нельзя.  

«Нельзя допускать какого-то разделения нации»

Мы – единый народ, и разделение в условиях, когда сейчас во всем мире наблюдается экономический спад, идет постпандемийное воздействие на все страны, в этих условиях нельзя допускать какого-то разделения нации. Наоборот, надо сплотиться для того, чтобы решить и пройти этот период достаточно легко.  

Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.