Что такое культурологическая экспертиза, и чему могут у нас поучиться европейцы? Интервью с председателем ГКСЭ

27.02.2019 - 20:11

Новости Беларуси. В гостях у программы Новости «24 часа» на СТВ – глава Госкомитета судебных экспертиз Андрей Швед.

Игорь Позняк, СТВ:
Практически каждый день можно прочитать о задержании наркодилеров, партий наркотиков. В 2018 году в Беларуси изъяли более тонны. А какова роль комитета судебных экспертиз в борьбе с наркотиками в нашей стране?

Андрей Швед, председатель Государственного комитета судебных экспертиз Беларуси:
Сегодня ни одно важное решение, которое принимается правоохранительными органами – то ли возбуждение уголовного дела, то ли задержание лица – не может быть принято без наличия заключения эксперта. Что за вещество изъято, является ли оно наркосодержащим, и отсюда в дальнейшем принимаются все важные решения.

Я хотел бы отметить два важных момента. Первое – важна оперативность принятия такого рода решений и, соответственно, для того, чтобы его оперативно принять нужно провести экспертное исследование.

Игорь Позняк:
Потому что и преступники работают оперативно.

Андрей Швед:
Да. И второй важный компонент – отсутствие ошибки. То есть априори эксперт не может ошибиться, потому что от этого идет важное решение – судьба человека.


Игорь Позняк:
Вам приходится иметь дело с таким видом преступлений, которые буквально по часам совершенствуются. Получается, кто быстрее. С какими новыми наркотиками вам приходится сталкиваться?

Андрей Швед:
Если до 2013 года у нас в республике было всего несколько приборов по исследованию сложных наркотиков, которые были в столице и двух областных центрах, то сегодня у нас функционирует трехуровневая система, где 19 лабораторий, не только это в столице, но и в областных центрах есть. Эта система работает круглосуточно, позволяет фактически в шаговой доступности сотрудникам правоохранительных органов в течение 30-40 минут получить квалифицированное экспертное заключение.

Другая составляющая этой системы состоит в том – и вы вопрос поставили правильно – на упреждение и профилактику появление новых наркотиков. Когда мы еще до появления новых наркотиков вносим их оперативно в список запрещенных.

Если в Западной Европе и других странах это очень серьезная проблема, когда фактически легально наркотики годами гуляют на территории этих государств, реализуются, в Республике Беларусь этой проблемы нет с апреля 2014 года. У нас на это уходит сутки-двое, в Западной Европе – два-три года.

Недавно к нам поступил документ, где ВОЗ обратилась ко многим странам и говорит: «Давайте вот 9 наркотиков мы внесем в список запрещенных препаратов. Скажем, что это наркотики». Мы говорим: «Извините, у нас уже 5 лет назад они внесены в список запрещенных».

Игорь Позняк:
Может, европейцам у нас нужно поучиться?

Андрей Швед:
Недавно у нас была делегация из Прибалтики и они с большим интересом восприняли наш белорусский опыт именно по оперативности внесения в список запрещенных препаратов. Насколько я информирован, у них такая работа ведется.


Игорь Позняк:
У вас широкий спектр деятельности. Не так давно у вас появилась культурологическая экспертиза. Это что такое?

Андрей Швед:
Это новый вид для Республики Беларусь судебной экспертизы. Она востребована в части решения вопроса – относятся те или иные материалы, или содержат те, или иные материалы признаки порнографии. На самом деле была очень серьезная проблема, потому что раньше этим занималась республиканская экспертная комиссия, привлекались различные люди не эксперты и делали заключение, которое в ходе открытого судебного заседания, ставили вопросы перед участниками.

Игорь Позняк:
То есть высока доля субъективизма.

Андрей Швед:
Да, так вот. Судебная экспертиза призвана эту долю субъективизма исключить полностью. Этот вид экспертиз очень востребован.

Игорь Позняк:
Выделение вашей службы в отдельное подразделение в конечном итоге – большой плюс?

Андрей Швед:
Бесспорно. Это оценивается многими, в том числе иностранными специалистами. Ведь речь идет не только о создании государственного органа, а речь идет о том, что у нас в республике создана система государственных органов. Не только центральный аппарат, где делается большой объем экспертных исследований, но и территориальные органы, которые плотно ежедневно, ежечасно, ежесуточно взаимодействуют с правоохранительными органами. В плотной связке.

Мы не только проводим экспертизы, мы выезжаем на осмотр места происшествия, ведем коллекцию учета, сертифицируем все оружие и ряд других функций, которые в той или иной степени способствуют противодействию преступности в нашей стране. Но самая главная наша задача – установление истины в судопроизводстве. Практически по всем уголовным делам, по большинству гражданских, экономических дел заключение эксперта является одним из ключевых объективных источников доказательства.

Люди в материале: Андрей Швед
Loading...


Андрей Швед об институте Госкомитета судебных экспертиз: такого нет нигде на постсоветском пространстве



Новости Беларуси. Институт Госкомитета судебных экспертиз презентовал обновленную материально-техническую базу. Событие приурочили к семилетию единого экспертного ведомства. Модернизация вуза заняла полтора года, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Ранее обучение здесь проходило по 18 специальностям, с обновлением добавились еще две: изучение идентификационных номеров транспортных средств и судебно-искусствоведческая экспертиза.

Срок обучения на отдельных специальностях достигает около 1,5 лет. Ежегодно в институте проходят переподготовку и повышение квалификации более 1 000 отечественных и зарубежных специалистов. К слову, в обновленный корпус уже поступают заявки на обучение из других стран.

Ирена Лапина, ректор Института повышения квалификации и переподготовки кадров Государственного комитета судебных экспертиз:
Таких учреждений на постсоветском пространстве, пожалуй, наверное, больше и нет – именно специализирующихся на подготовке судебных экспертов. У нас есть опыт обучения слушателей, иностранных судебных экспертов из Казахстана, Узбекистана, из Объединенных Арабских Эмиратов. У нас было порядка 30 групп в прошлом году, которые буквально по всем экспертным специальностям у нас прошли обучение. В общем-то, у нас сегодня есть запросы из других стран, из зарубежных экспертных учреждений, желающих именно на уровне образовательной программы обучить своих судебных экспертов.

Андрей Швед, председатель Государственного комитета судебных экспертиз:
У нас неразрывная связь между учебным процессом и практикой. То есть не должно быть такого, что внедрили новые экспертные исследования, а готовить негде. Поэтому мы и говорим об уникальности этого учебного заведения, такого нет нигде на постсоветском пространстве. Здесь аккумулированы все возможности для подготовки целого комплекса специалистов именно в судебной экспертизе.

Кроме того, в институте есть учебный криминалистический полигон, на котором в сжатые сроки может быть реконструирована обстановка практически любого места происшествия.