«Именно на молодёжь я хочу сделать ставку»: большое интервью главы «Беллегпрома» Татьяны Лугиной

02.06.2019 - 19:58

Новости Беларуси. На неделе состоялось представление нового руководителя концерна «Беллегпром» Татьяны Лугиной. Хотя как раз в официальном представлении она не особо-то и нуждалась: в отрасли ее хорошо знают, еще совсем недавно она возглавляла пинское «Полесье», сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Другой вопрос, что вот на таких мероприятиях звучат цели и задачи для новых руководителей. Коллективу Татьяну Лугину представил курирующий отрасль вице-премьер. Игорь Ляшенко, в частности, поручил повысить эффективность работы организаций, деятельность маркетинговых служб по поиску новых рынков сбыта и партнеров. Был затронут и вопрос невостребованной продукции. До конца года излишних складских запасов не должно быть.

Ну а мы также решили задать Татьяне Лугиной несколько вопросов.

Какую одежду носит новая глава «Беллегпрома» Татьяна Лугина

Юлия Огнева, СТВ:
Татьяна Алексеевна, предыдущий руководитель концерна славился тем, что на всех интервью он говорил: «Вот, смотрите, на мне одежда белорусская». На вас одежда белорусская?

Татьяна Лугина, председатель концерна «Беллегпром»:
На мне тоже одежда белорусская. К сожалению, фирмы, которая не входит в состав концерна «Беллегпром». Но это наши производители, наши швеи, частная форма собственности. Но это конкретно сегодня. А вообще в гардеробе как производители предприятий, входящих в состав концерна «Беллегпром», так и частного бизнеса.

Юлия Огнева:
Но это же все наша общая легкая промышленность?

Татьяна Лугина:
Конечно.

Юлия Огнева:
На мне, как думаете, костюм частника или государственной формы собственности?

Татьяна Лугина:
Я думаю, что государственная форма собственности. Достаточно лаконичный деловой стиль, привлекательный.

Юлия Огнева:
«Центра моды» вот этот костюм.

Татьяна Лугина:
То, что надо такому человеку, как вы, в таком деле, каким вы занимаетесь.

«Сегодня важно понимать, кому и как мы будем продавать»

Юлия Огнева:
Много говорили о том, что вроде шить мы научились, а продавать еще не умеем. Согласны вы с этим?

Татьяна Лугина:
Да. Вы знаете, у нас есть квалифицированные специалисты. Это и технологи, и швеи, и конструкторская школа у нас достаточно развита. Но хромает маркетинг. Маркетинг именно в понимании взаимодействия маркетинговых служб и понимания рынка. Чувствовать ожидания потребителя – нам над этим надо усиленно работать.

Потому что та традиция, которая тянется долгие годы, – что мы произведем, а продадим какими-то дополнительными усилиями Минторга или Белкоопсоюза или за счет фирменной сети – она сегодня не имеет места быть. Потому что сегодня важно понимать, кому и как мы будем продавать. Сегодня реализация уже переходит в какую-то другую плоскость. Сетевые продажи, онлайн-продажи – то есть совершенно меняется форма продаж. Мы тоже к этому должны быть готовы, потому что это интернет-магазины развивать каждого предприятия либо организовывать интернет-площадку от нашего концерна.

Много идей. Это и организация шоу-рума какого-то всеобщего на базе Минска для того, чтобы все предприятия, которые входят в систему, могли быть представлены на какой-то площадке. Чтобы, если приезжают гости или делегации, или какие-то организации, которые хотят ознакомиться комплексно с предприятиями концерна, имели возможность это сделать на одной площадке и не тратили время на поездки в какие-то города, не очень логистически близкие от Минска.

«Сегодня сказать, что частный бизнес и госбизнес имеют какие-то неравные права, сложно»

Юлия Огнева:
Во время назначения глава государства говорил о необходимости создания равных условий хозяйствования. Вы чувствуете это неравенство? И если да, то в каком направлении можно выровнять эти условия?

Татьяна Лугина:
Сегодня сказать, что частный бизнес и госбизнес имеют какие-то неравные права, сложно. Да, у нас, возможно, есть какие-то пять национальных проектов, которые курируются на уровне главы государства и поддерживаются законодательными актами, указами. Но это гиганты промышленности, которые и должны на уровне государства поддерживаться.

Понятно, что, возможно, какой-то частный бизнес где-то и делает акцент, что кто-то пользуется какими-то привилегиями, преимуществами. Но это не более пяти предприятий. А в состав концерна 80 предприятий входит, и все практически работают в равных условиях.

«Надо больше углубиться в пребывание именно секонд-хенда на рынке Республики Беларусь»

Юлия Огнева:
Может быть, ИП, секонд-хенд?

Татьяна Лугина:
По секонд-хенду у меня есть своя точка зрения и по индивидуальным предпринимателям тоже.

Юлия Огнева:
Требует эта сфера какого-то дополнительного регулирования?

Татьяна Лугина:
Абсолютно. Надо больше углубиться в пребывание именно секонд-хенда на рынке Республики Беларусь. Условия входа этой продукции, ее классификация и инвентаризация – что реально входит в подкатегорию секонд-хенд. На каких условиях они входят, какими таможенными облагаются пошлинами? В этот вопрос будем углубляться, изучать и, конечно же, будем для себя понимать, что нам надо делать для того, чтобы эта динамика не продолжалась.

«Мне хочется погрузиться в ассортимент и в ассортиментную политику наших предприятий»

Юлия Огнева:
После того, как вы уже обоснуетесь в концерне «Беллегпром», на чем первом сосредоточите свое внимание?

Татьяна Лугина:
Для начала это те предприятия, которые у нас являются точками роста в концерне «Беллегпром» и на которые ставку делает вся страна. Это обязательное углубление в их экономику, погружение, понимание, как они видят развитие и дальнейшую перспективу в этих направлениях деятельности. Это обязательно.

Второе – все-таки мне хочется погрузиться в ассортимент и в ассортиментную политику наших предприятий. Как мы видим не только экономику. Потому что мы часто на совещаниях собираемся, обсуждаем экономические критерии, рентабельность, реализацию, прибыль. А все-таки все это строится на таких фундаментах, как ассортимент, стратегия ассортиментной политики – для кого, для чего.

«Чтобы всё-таки молодежь любила белорусское»

Юлия Огнева:
И – что?

Татьяна Лугина:
Да. Ждет ли покупатель тот ассортимент, нужен ли он. Хочется, чтобы все-таки наши люди были одеты и красиво одеты именно в нашу продукцию. Будем прикладывать максимум усилий. И все свои ближайшие импульсы и энергетику направим на то, чтобы все-таки любовь к белорусской одежде у населения только прирастала и особенно – у молодежи. Потому что именно на молодежь я хочу сделать ставку, чтобы все-таки молодежь любила белорусское.

Люди в материале: Татьяна Лугина, Юлия Огнева
Loading...


«Сегодня не так-то просто быть на рынке»: председатель «Беллегпрома» рассказала о ситуации в концерне



Новости Беларуси. Гостем программы «Неделя» на СТВ стала Татьяна Лугина, глава концерна «Беллегпром». Поговорили о том, что волнует белорусских детей, а также их родителей, а также о том, что волнует сегодня абсолютно каждого жителя нашей страны: как ваши предприятия работают?     

Игорь Позняк, СТВ:
Как ваши предприятия работают? Как ваши те самые почти 40 тысяч людей трудятся?  

Татьяна Лугина, председатель концерна «Беллегпром»:
Сегодня легкая промышленность страны работает в штатном режиме. Мы анализировали и предполагаем, что все-таки отрасль в этом году уже весной столкнулась с рядом проблем. У нас даже эпидемиологическая ситуация обострила некоторые ассортиментные группы и их реализацию на рынке. Особенно это почувствовала обувная промышленность страны. Когда рынок Российской Федерации вошел в карантинные меры, ряд наших крупных обувщиков, которые имеют свой развитый ритейл на российском рынке, и даже наши трикотажники не смогли в полном объеме, как обычно, выгружать свой товар и отгружать, реализовывать на этом огромном рынке – конечно же, мы уже с мая испытывали достаточно серьезные проблемы с реализацией.

Понимаешь, что никто никому ничего не даст

Разработаны такие стресс-планы, бизнес-планы – мы понимали, что год в принципе будет достаточно сложным для отрасли. Все политические события, которые нынче происходят в стране, на отрасли, может быть, и отражаются, но, тем не менее, люди трудятся и понимают, что если мы сейчас как-то не так воспримем или будем подвластны каким-то внешним влияниям, будем саботировать работу, то мы тем более не войдем на новые рынки, которые мы себе поставили в задачу – найти какую-то диверсификацию, кроме российского рынка. И мы, в общем-то, свой курс не меняем. У нас работа, поиск новых партнеров, поиск новых рынков, поэтому отрасль работает. Мы понимаем, что сегодня не так-то просто быть на рынке – это мы все осознаем очень четко. Возможно, нам еще раз помогли это понять та же пандемия и коронавирус.

Даже если есть моменты, какие-то вопросы в коллективах возникают, то мы выезжаем на места, разговариваем. Действительно, когда разговариваешь с женщинами, ставишь на весы и какие-то риски ситуационные и начинаешь в экономику вдаваться – понимаешь, что никто никому ничего не даст. Все осознают свою причастность к любой, как говорится, единице продукции, к любому заработанному рублю. Продолжаем работать, и планы у нас большие.

Игорь Позняк:
Сегодня мы пытаемся в теории нарисовать, что может произойти, если поддаться на призывы «давайте мы не будем выходить на рабочие места, а давайте мы пойдем другим путем». Вы руководитель крупного концерна, отвечаете за целую отрасль. Ваше видение – что может быть? В теории, дабы наши зрители понимали, чем это может обернуться. Не только в высокой политике – многие белорусы абсолютно аполитичны, многие белорусы думают: как мне накормить своего ребенка, во что одеть. Сейчас мы думаем, как подготовиться к новому учебному году – многие традиционно в августе в этих самых предшкольных заботах.

Мы понимаем, что потеряем даже то, что имеем

Татьяна Лугина:
Теоретически, конечно. Мы даже не допускаем, что эта теория каким-то образом может воплотиться в практику, потому что мы все, в общем-то, основная часть общества – грамотные люди. То есть сиюминутные эмоции, конечно, подвластны любому гражданину. Тем не менее мы все здравомыслящие люди, умеющие считать и умеющие выстраивать следственные какие-то связи. Если мы не будем иметь рабочие места, заработную плату, будем думать, что мы сейчас что-то поменяем, а завтра у нас будет по-другому или будет какой-то другой достаток, когда это все глубоко осмысливаешь (общаясь коллективами мы это же им доносим) – мы понимаем, что потеряем даже то, что имеем. И когда акцентируешь внимание на крупных текстильных, трикотажно-швейных предприятиях – действительно, сколько вложило государство в модернизацию, подставляло плечо и для выделения льготных кредитных денежных средств. И написание законодательных актов для поддержки того или другого бизнеса, и для поддержания, субсидирования каких-то моментов.

Игорь Позняк:
А малый бизнес – это тоже ваша сфера?

Татьяна Лугина:
Это тоже. Мы сегодня практически не разделяем и ответственны за легкую промышленность страны, понимая, что это порядка 2 000 предприятий, невзирая, что в состав концерна входит всего лишь 100.

Мы сегодня четко понимаем, что в приоритете рынок Евросоюза. Ну и, конечно же, рынок Китая

Мы сегодня ответственны, и я официально заявляю, что у меня, как говорится, душа болит как за предприятия в составе нашего концерна, так и за легкую промышленность страны. Поэтому мы защищаем свой рынок и в принципе производителей изделий легкой промышленности страновой.

Сегодня говорим о том, что надо объединить усилия для выхода на экспортные рынки. И причем рынок не только России, как мы, в общем-то привыкли и комфортно нам было долгие годы работать. Мы сегодня четко понимаем, что в приоритете рынок Евросоюза. Ну и, конечно же, рынок Китая, хотя в этом году по определенным причинам, конечно, сложно пока работать. Но, я думаю, рано или поздно ситуация выровняется.

Я считаю крупным предприятие, где 500-1000, не говоря уже о 2-3 тысячах – есть у нас такие предприятия тоже в системе. У нас с десяток есть крупных предприятий, где от 1,5 до 3 тысяч человек. Это крупные компании, на которых процессы как запускаются не быстро, так и отслеживаться должны – каждый передел и каждый процесс важен. Поэтому люди, особенно на этих крупных предприятиях, отдают себе отчет, что каждая минута, каждая, как я говорю, вольность или недоработка коллективная в переделе, повлечет последствия в конечном результате и конечный продукт, конечный план не будет выполнен.

Игорь Позняк:
Очень важно вот эти коллективы сохранить? Ведь это и школа – национальная школа, можно так сказать? Как в науке школа – так и у вас школа, которая не создается за один день.

Татьяна Лугина:
Да, конечно. Технологическая школа, швейная, трикотажная, текстильная, да и обувная. Да, это сложный бизнес. Сегодня молодежь приходит, но обучить, конечно, не так просто. Из поколения в поколение передаются традиции, технологии. Сегодня технологии, конечно, быстро меняются, у нас на технологические процессы и на технологию очень большое влияние оказывает развитие дизайнов и технологических приемов. Италия очень влияние на моду оказывает, сегодня Китай и Таиланд тоже имеют ряд институтов, которые разрабатывают химическое, синтетическое направление, умные нити.

Игорь Позняк:
Вы не скромничайте. Белорусское тоже очень хорошо знают за рубежом, всегда говорят за рубежом: Беларусь – это там, где сделано качественно и пошито качественно. И обувь нашу предпочитают.

Мы любим качественное, мы любим натуральное

Татьяна Лугина:
Мировые тренды – уже пять лет назад мы все понимали, что общемировое направление будет все-таки в химическую, синтетическую одежду с какими-то свойствами. Но, надо отдать должное: у нас, наверное, до сих пор все-таки люди предпочитают натуральность. Вот такие мы, белорусы, мы любим качественное, мы любим натуральное. Мы абсолютно четко понимаем, где синтетическое и не особо удобная в носке вещь или некомфортная, а где все-таки вещь качественная. И все равно приоритетность – вот даже взять бельевое – сегодня абсолютно все приверженцы хлопка, были и остаются, хотя вроде тренды мировые говорят, что белье уйдет в дешевую синтетическую одежду – да нет же. Мы все-таки себя уважаем, наверно, ну или любим, конечно, но прежде всего уважаем. И своим детям в первую очередь, да и сами мы хотим одеваться комфортно и чувствовать, как говорится, гармонию души, тела и одежды.

Игорь Позняк:
Это такой своеобразный международный имидж. Что иностранцы увозят из Беларуси – обязательно магнит, обязательно скатерть.

Татьяна Лугина:
Да, лен наш, хлопок у нас разработки. У нас есть такие уже имиджевые составляющие, да и колористика своя – и на мне сегодня надет такой костюм – что Беларусь ассоциируется в какой-то бело-голубо-васильково-зеленой такой гамме. Если ассоциировать на карте политической каждую страну, если даже творчески подойти к каким-то процессам, то каждая страна с чем-то ассоциируется даже по цвету.

Игорь Позняк:
Если вернуться к крупным предприятиям, о которых вы говорили. Очень важные сегодня мысли, что нужно сохранить коллективы, что ни в коем случае не нужно поддаться на призывы «давайте мы не выйдем на работу», – вы сказали, чем это может обернуться. Вы, безусловно, помните времена, когда ваши же сотрудники крупных швейных предприятий с такими клетчатыми сумками ездили в Москву продавать молоко и сметану, а вовсе не сидели за швейной машиной.

Во имя и вопреки, но мы отрасль сохранили

Татьяна Лугина:
Я об этом говорю постоянно: четко себе отдаем отчет, что сделало государство для того, чтобы сохранить эти крупные предприятия. Которых, в принципе, уже по крайней мере на постсоветском пространстве, да и, думаю, в Европе, таких масштабных бизнес-технологий, процессов в текстиле и в «швейке», в обувной и в кожевенной промышленности уже не осталось. Это только благодаря такой поддержке. Как я говорю иногда, во имя и вопреки, но мы отрасль сохранили, модернизировали.

Школьная форма: как сделать правильный выбор? Советы от главы «Беллегпрома» (подробнее здесь).