«Себя попробовать»: рассказываем, как прошла экстремальная гонка «Патриот»

06.04.2019 - 20:00

Новости Беларуси. Огонь, вода и медные трубы. В историко-культурном комплексе «Линия Сталина» 6 апреля прошли экстремальные гонки «Патриот», сообщили в программе «СТВ-Спорт».

«Ради заряда позитива»: экстремальная гонка «Патриот» прошла на «Линии Сталина»

Прочувствовал ее на себе и корреспондент Дмитрий Боярович.

Ноги шире, три-четыре. Перед стартом – разминка. Приводит себя в форму и Артем. На таком забеге мужчина впервые. Говорит, главная цель – адреналин.

– Насколько готовы бежать, Артем?
– На 99 %.
– Почему решили участвовать?
– Надо себя попробовать.

Бежали сегодня 240 человек. В стартовом протоколе мужчины, женщины и даже дети. Дистанция, которую предстояло пройти участникам, почти 9 километров. Это уже само по себе тяжело, плюс препятствия. Например, бег с покрышкой на плече, прыжки через ров.

А вот этот барьер едва ли проходили те, кто боится замкнутого пространства.

Дмитрий Боярович, СТВ:
Через покрышки нужно было еще и перепрыгивать. Это кажется, что легко, а на самом деле такая задача отнимает очень много сил.

Всего на дистанции 20 преград. Их прохождение контролировали судьи и волонтеры. Где-то подсказывали, но не помогали.

Организатор гонки: если пропустил, 20 берпи штрафных, и может бежать дальше

Несколько километров участникам приходилось бежать через лес. Где-то преодолевать отвесную стену с помощью каната, а иногда и по-альпинистски.

Устрашение огнем тоже в программе. Под стать и антураж: некоторые препятствия находились в ангарах.

Скажем, вот это. Здесь значение имели и сноровка, и ловкость, и координация.

Даниил Воронков, волонтер:
– У многих не получается вообще?
– Ну, человек уже 7-8 прошло, кто провалил.

В качестве награды для первых трех финалистов мужского и женского забегов организаторы подготовили денежные призы. Но все финишеры – без исключения – получили медаль и насладились согревающим чаем.

Александр Павлович, участник экстремальной гонки «Патриот»:
– Довольны?
– Да. Я второй раз в «Патриоте» участвую – зимой участвовал и сейчас. Ну и планирую дальше.

Гонка «Патриот», похоже, станет доброй традицией. Тех, кто не смог побежать сегодня, организаторы уже приглашают на следующие забеги. Они состоятся в июле.

Loading...


«Хороший тренер всегда будет максималистом». Сергей Минин рассказал о состоянии конькобежного спорта в Беларуси



Новости Беларуси. В гостях у программы «Неделя спорта» главный тренер сборной Беларуси по конькобежному спорту Сергей Минин.

Кристина Момот, СТВ:
Белорусский конькобежный спорт лично у меня ассоциируется с двумя личностями. Это, конечно, Игорь Железовский и Анжелика Катюга. Они гремели в мире, они были топами, их уважали конкуренты.

Виталий Гурков, СТВ:
Современные мастера бега на коньках не так уж и часто дают инфоповод заговорить о себе. Тем не менее, успехи есть. К примеру, на финальном этапе Кубка мира серебро взяла Марина Зуева. Соревновательный год в этом виде спорта завершен, а потому самое время подвести итоги.

Кристина Момот:
Если оценивать по 10-балльной шкале, как в школе, какую бы оценку поставили своей сборной?

«Хороший тренер всегда будет максималистом»

Сергей Минин, главный тренер сборной Беларуси по конькобежному спорту:
Шесть, семь баллов точно бы поставил, потому что, конечно, хороший тренер всегда будет максималистом, и есть вещи, которые нужно оттачивать, шлифовать и есть к чему совершенствоваться. Поэтому десять баллов никогда точно бы не поставил.

Виталий Гурков:
Кто прыгнул выше головы и выступил лучше, чем вы от него ожидали, а кто не дожал?

Большая часть спортсменов, которая тренируется, нацелена видеть себя на Олимпийских играх

Сергей Минин:
В принципе, все выполнили свои задачи, которые перед ними ставили. Сейчас коллектив собрался такой трудолюбивый, и нацелена через два года большая часть спортсменов, которая тренируется, видеть себя на Олимпийских играх.

Планы грандиозные и амбициозные. Сергей Минин о развитии конькобежного спорта в Беларуси

Виталий Гурков:
Зуева, Михайлов, Головатюк… Это все-таки современность белорусского конькобежного спорта или это будущее?

Сергей Минин:
Марина – понятно, что в своем потенциале на полную возможность она раскрутилась – там еще потенциал есть с чем работать, что улучшать, шлифовать. Виталий Михайлов – это поколение, выращенное до «Минск-Арены». Сейчас это лидер в нашей стране, лидер на длинных особенно дистанциях. Для меня, для тренера, это большой помощник, который ведет и молодежь, и при этом сам продолжает завоевывать медали и стремиться дальше к своему совершенству, рекорды ставит персональные.

Игната можно назвать поколением «Минск-Арены». Это очень молодой спортсмен – ему 22 года, и у него еще много-много больших свершений впереди.

«Конькобежный спорт абсолютно бесплатный в нашей стране – и в регионах, и в Минске»

Кристина Момот:
Тяжело набрать детей в секцию по конькобежному спорту?

Сергей Минин:
Мало кто, наверное, знает, что конькобежный спорт абсолютно бесплатный в нашей стране – и в регионах, и в Минске можно просто прийти – коньки бесплатно, занятия бесплатно. Набором занимается Детский городской центр олимпийского резерва, он находится на «Минск-Арене».

«В училище олимпийского резерва республиканском на сегодня один человек учится – разве это будущее?»

Виталий Гурков:
Каким вы видите будущее нашего конькобежного спорта?

Сергей Минин:
Хотелось бы улучшить селекцию, количество занимающихся, потому что на сегодня оно катастрофически маленькое. Не любят люди слышать, когда я говорю, что 200 человек, которые участвуют в соревнованиях, включая детей, не любят слышать это от меня, что порядка 40 тренеров в республике работают. Если математически посчитать – не любят эту статистику от меня слышать.

В училище олимпийского резерва республиканском на сегодня один человек учится – разве это будущее? Я говорю это уже восемь лет, меня не любят за это. Я спрашиваю у всех руководителей: для чего инвестиции идут в региональные училища, в региональных спортсменов, которые вынуждены круглый год находиться на сборах – с мая по апрель, чтобы кататься и заниматься конькобежным спортом?

При этом в училище олимпийского резерва республиканском – один человек. Если бы региональные училища олимпийского резерва работали для того, чтобы передать в центр, это было бы намного рациональнее, и это будущее было бы более ярким, радужным. Селекция в виде спорта была бы.

«У нас система одна из лучших – она перешла из СССР»

У нас система одна из лучших – она перешла из СССР. И если бы ее использовать рационально на полную катушку, то это был бы совсем другой разговор, другая селекция и другие успехи на международной арене во всех возрастах.

На сегодня мы прилетаем в Минск с турниров – Кубков мира, чемпионатов – нас встречают, цветы. Мне неприятно это все получать от людей, которые мало что сделали в виде спорта. И это ведь всего лишь вершина айсберга – национальная команда, которая чего-то достигает. А внизу пирамиды творится, как 30-40 лет назад было, так все сейчас и происходит. И за это у меня болит и душа, и сердце. Я не вижу смысла этого поздравления ребят с медалью, когда там провалы. И я как главный тренер за это все сильно переживаю.

«По финансированию я не сказал бы, что возникают какие-то сложности»

Кристина Момот:
Если бы чисто гипотетически представить, что ваши просьбы и желания услышаны – внимания достаточно, финансирования достаточно. В таких условиях Сергей Минин мог бы гарантировать получение воспитанниками медали Олимпийских игр или чемпионата мира?

Сергей Минин:
По финансированию я не сказал бы, что возникают какие-то сложности. И здесь я сказал бы спасибо всем руководителям, которые в конькобежном спорте существуют – от Министерства спорта и ниже структуры. Что касается внимания, то я на эту тему говорил много и везде – примеров много можно приводить.

В этом сезоне у нас два Кубка мира проводились по конькобежному спорту. Мне неприятно видеть, что дети-конькобежцы не вовлечены в проведение Кубка мира. Извините меня, фигуристы-дети выезжают с флагами на Кубок мира по конькобежному спорту, а конькобежцы-дети сидят в это время на трибунах. Вот это один из примеров. Меня это поражает, меня это обижает. И я уверен, что те люди, тренеры, дети, родители, которые видели, как было раньше, они это тоже обсуждают и явно недовольны этим.

«Уровень организации и проведения детских соревнований – минус 20-30 лет назад»

Виталий Гурков:
По нашей беседе мы понимаем, что белорусский конькобежный спорт переживает не лучшие времена. У вас есть рецепт оздоровления?

Сергей Минин:
Уверен, что, как и во всем мире, клубная система – это шаг вперед. Но когда мы обрываем эти связи – это огромный шаг назад, потому что на сегодня детские соревнования, которые проводятся для детей – сердце болит, когда видишь, как они организовываются, проводятся – на два часа задержка, без награждений. Да, это вина всех тренеров, руководителей, которые проводили это. Но уровень организации и проведения детских соревнований – минус 20-30 лет назад – это карандаш, секундомер и тренер, кричащий в рупор. Это на «Минск-Арене», на современнейшем объекте.

А пару лет назад, когда была отдана организация частным клубам, это было красиво, было вовлечение детей в спорт через удовольствие. Это и клоуны на коньках, это и сладкий стол, это и атрибутика – флаги (кто видел марафон на роликах на проспекте в позапрошлом сентябре – тот понимает, о чем я говорю). Это дети, которые видят этот вид спорта ярким, красочным, и они вовлекаются. Это, опять же, возможность показать, что этот вид спорта может называться массовым. Частные клубы, которые развивают, популяризируют этот вид спорта – это отдельный мир, заброшенный, никто им не интересуется.

Я не хочу никого обвинять и говорить плохие слова в сторону одного-второго-третьего руководителя. Я был бы рад хоть раз встретиться с руководителями и обсудить эти моменты. Моменты можно обсуждать и сидя за столом, и двигаться в сторону развития. Я понимаю, что не нравится слышать то, что говорит главный тренер в сторону министерства или федерации.

Ребята, федерация на сегодняшний день – где она? Раньше она была очень просто – на «Минск-Арене». Фигурное катание, шорт-трек, конькобежный спорт всегда могли встретиться и знать, где бухгалтер, где секретарь генеральный, где председатель федерации. Сейчас это очень сложно. Сделать освобождение военнослужащему – члену национальной команды, сделать перенос сессии – это сумасшествие.

Мы находимся сейчас на «Минск-Арене». Надо менеджеру команды, еще кому-то ехать в город, в офис федерации. Это общественная организация, которая как будто скрывается от нас. Да, меня обвиняют, что я сам не прихожу, но, знаете, я рад был бы прийти, если бы кто-то понимал, чего стоит тот труд и те достижения, которые ребята наши в конькобежном спорте показывают.

С 2014 года было много разных передряг

Кристина Момот:
Вы дорожите местом главного тренера? Все-таки это и зарплата, и должность.

Сергей Минин:
С 2014 года было настолько много разных передряг. Меня и снимали с поста главного тренера, и обратно возвращали. Мне всегда приятно, что та национальная команда, которая существует, в сложные моменты писали коллективные письма, отстаивали свою позицию коллективно. Это меня мотивировало, потому что был такой момент, когда Министерство спорта решило поменять ситуацию. Это был 2016 год, переломный момент, ребята тогда коллективно отстояли. Это только нас объединило больше, мы сконцентрировались на успехе, на хорошем выступлении, и сезон 2016-2017 был колоссальный. Ребята все свои высокогорные национальные рекорды, показанные в Америке, Канаде, где самые быстрые льды, они в Европе на равнинных катках превзошли более 15 рекордов. Опять меня вернули. Такие были ситуации. Знаете, я дорожу.

Кристина Момот:
Местом дорожите, но не держитесь. Или держитесь?

Сергей Минин:
Всегда руководители федерации, когда собрания идут жесткие, споры, дискуссии – всегда стул свободен. Когда кто-то с чем-то не согласен, я всегда говорю – садитесь. Уверен в том, что если здесь мои правдивые речи, слова кого-то обидят, заденут – Министерство спорта, федерацию, и примут решение найти более спокойного, покладистого тренера найти, уверен, что они будут в чем-то правы. При этом не уверен, что национальная команда в том составе, в котором существует, останется.

«Ребята без другой мотивации, с другим тренером не удержатся в национальной команде»

Держится все на тонком волоске. Ребята без другой мотивации, с другим тренером не удержатся в национальной команде, потому что непросто мотивировать на такой тяжелый труд спортсменов круглый год. Я в этом плане вообще не переживаю, открыт всегда. Если какое-то решение примет руководство, обоснуйте, на каком основании: не устраивает результат, мои слова – давайте пропишем это в трудовом договоре, в контракте. Свой трудовой контракт я выполнил, что обещал – сделал.