Ирина Лашук: Бич этих выборов – огромное количество различных опросов, «голосовалок» совершенно неграмотных

02.08.2020 - 19:32

Новости Беларуси. Избирательная кампания в Беларуси выходит на финишную прямую. Уже во вторник, 4 августа, стартует досрочное голосование, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. А ровно через неделю – 9 августа – основной день президентских выборов.

В будущее воскресенье мы запускаем большой информационный канал. С утра и до поздней ночи в формате прямого эфира новости с участков для голосования и Центризбиркома. Мнения экспертов в студии и посредством телемостов. И в этот же день мы сообщим данные экзитполов. Эти опросы специально для нашего телеканала проведет Центр социально-гуманитарных исследований Белорусского экономического университета.

Его руководитель – Ирина Лашук – сегодня гость нашей программы.

«Экзитпол очень распространен, буквально во всех странах в выборных кампаниях различного уровня он всегда осуществляется»

Игорь Позняк, СТВ:
Сама по себе технология «экзитпол» – это мировой опыт. Есть какие-то национальные особенности? Или правила абсолютно едины и в Америке, и в Европе, и в Беларуси?

Ирина Лашук, руководитель Центра социально-гуманитарных исследований БГЭУ:
Экзитпол – это метод социологического исследования, который заключается в опросе избирателей на выходе из избирательных участков. Это очень важно, этим отличается экзитпол. Всегда осуществляется после того, как избиратель сделал свой законный выбор.

«Мы получим объективные результаты». Как будет проходить экзитпол на президентских выборах в Беларуси

Экзитпол очень распространен, буквально во всех странах в выборных кампаниях различного уровня он всегда осуществляется. Причем компании конкурируют между собой – кто точнее сделал прогноз на выборах. Такое серьезное для социологов испытание, как сделать это правильно. И наша страна – не исключение: мы тоже проводим этот экзитпол.

«Существует очень строгая, очень серьезная технология»

Игорь Позняк:
Как происходит, скажите? Ваши сотрудники стоят на выходе из избирательных участков, и вы опрашиваете людей: мужчин, женщин, молодых людей, людей в возрасте. Вы случайным образом выхватываете из толпы людей? Или какая-то технология тоже существует?

Ирина Лашук:
Обязательно. Существует очень строгая, очень серьезная технология. Наши интервьюеры стоят на выходе из избирательных участков на расстоянии 10-15 таких хороших шагов. Это технология. Они обязательно должны отойти от входа. Они смотрят. В нашем случае работают два человека на одном участке. Выборочная совокупность тоже рассчитывается неслучайно. Ее рассчитывает специальная математическая служба, которая существует при каждой серьезной социологической организации.

«Выборочная совокупность составляет около 10 %»

Игорь Позняк:
Можно показать совокупность по городу Минску.

Ирина Лашук:
У нас всего участков на территории Минска, Минской области, исключая больницы, военные части и так далее, то, что поддается социологическому исследованию – 1583. Цифра наша, которая будет непосредственно участвовать – более 150 участков. Если говорить социологическим языком, выборочная совокупность составляет около 10 %. Это вполне хорошо, и так сразу нами было продумано.

Игорь Позняк:
Вернемся к технологии. 15 шагов от входа, что еще?

Ирина Лашук:
Наш интервьюер опрашивает каждого десятого вышедшего из избирательных участков. В сельской местности так называемый шаг составляет 5. Это тоже не придумано нами, а рассчитано с учетом численности населения на этих территориях.

Игорь Позняк:
Соответственно, в эту выборку случайным образом попали люди разного пола, разного социального статуса, разного возраста и так далее.

Ирина Лашук:
Именно случайность выборки – это и есть равная вероятность попадания любого избирателя в нашу выборочную совокупность.

Конечно, вы меня спросите: а если человек не захотел ответить? Он, конечно, имеет на это совершенно законное право.

О чем спрашивают во время экзитпола: «Мы спрашиваем: «За кого вы проголосовали?» И отмечаем пол респондента»

Игорь Позняк:
Формулировка вопроса. Какой вопрос ваши интервьюеры задают?

Ирина Лашук:
У нас только два вопроса, даже один. Мы спрашиваем: «За кого вы проголосовали?» И отмечаем пол респондента. Соответственно, все это собирается потом в нашем центре, который будет работать 9 августа, начиная с 7.30. И там только сводится вся информация. Ни один интервьюер не владеет полной информацией.

Таким образом, мы обеспечиваем объективность получения данных, равную вероятность каждого быть опрошенным нами и третье – мы соблюдаем конфиденциальность полученной информации, которую предоставляем каналу СТВ (который имеет первое право их озвучивать).

Игорь Позняк:
Тем самым подведем черту – максимальная объективность.

Ирина Лашук:
Максимальная объективность.

Цель экзитпола во всех странах – с максимальной точностью спрогнозировать итоги выборов

Игорь Позняк:
Возвращаемся к моему первому вопросу. Те самые 15 шагов, та самая формулировка вопроса, те самые ваши приемы и технологии – они во всем мире одинаковы? Те самые 15 шагов работают точно так же в Америке, Германии и России?

Ирина Лашук:
Да, экзитпол имеет общие черты во всех странах. Например, вот эти 10-15 метров, 10-15 таких хороших шагов. Это правило одинаково для всех. Обязательно на выходе из избирательного участка. Может различаться: вопросы, формулировка вопроса. Может задаваться вопрос про уровень образования, про возраст респондента и так далее. Вот это уже на усмотрение компании и на усмотрение заказчика.

В целом, цель экзитпола во всех абсолютно странах – узнать, за кого человек проголосовал, максимально оперативно получить информацию и таким образом с максимальной точностью спрогнозировать итоги выборов.

Наши интервьюеры работают с 8 утра до 8 вечера, то есть с открытия участков до их закрытия. И то, сколько они опросят, мы уже увидим 9 августа после закрытия участков и озвучим в вашем эфире.

Бич этих выборов – огромное количество различных опросов, «голосовалок» каких-то совершенно неграмотных

Игорь Позняк:
Получить информацию при нынешних технологиях не проблема. Проблема – получить объективную информацию. Наверняка многие сталкивались в различных Telegram-каналах, на интернет-сайтах, в других источниках – всякого рода «голосовалки», опросы и так далее. Помогите, пожалуйста, нашим зрителям, которые тоже хотят получить объективную информацию: как здесь разобраться?

Ирина Лашук:
Мне кажется, бич этих выборов, выборов – 2020 – это просто огромное количество различных опросов, «голосовалок» (вы правильно говорите) каких-то совершенно неграмотных.

Я приведу один пример. Недавно я встретила в интернете – вроде бы как анкета, кажется, что легко ее очень можно сделать. Наши студенты, например, учатся 4 года, чтобы получить в дипломе запись «социолог». Видимо кажется, что это легко и просто. Я была просто шокирована, когда открыла очередную «голосовалку». Я же должна тоже все это изучать как профессионал. Значит, на вопрос «Ваш пол?» у них были варианты: «мужской», «женский» и «другой». Ну какой другой? И самое интересное, что 11 человек отметили этот «другой» пол. Что это за исследование? Кто отвечает? Совершенно непонятно.

«Происходит полный хаос и манипулирование общественным мнением»

Потом исследование, которое транслировалось как исследование Gallup. Вроде как телефоны, с каких-то номеров. Комментарий Министерства иностранных дел говорит о том, что Gallup не подтвердил проведение опроса на территории Беларуси методом телефонного опроса. То есть это совершенно какая-то ложная информация, вбрасываемая в сеть, и верить ей категорически нельзя.

Мне очень обидно смотреть на то, что превращается в какую-то манипуляцию цифрами бесконечными. Они исчезают, появляются новые, потом опровергаются теми же, кто их выставил в интернете. Происходит полный хаос и манипулирование общественным мнением, к сожалению.

Игорь Позняк:
Будем надеяться, наши зрители услышали, как разобраться в этом невероятном ворохе информации, не всегда проверенной и не всегда, как следствие, объективной. Будем рассчитывать, что ту самую объективную информацию будем и с вашей помощью получать 9 августа.

Люди в материале: Игорь Позняк, Ирина Лашук
Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.