Певец Юзари и скрипачка Маймуна: Мы хотим показать на «Евровидении» современного белоруса

21.12.2014 - 14:21

6 стран из 39 уже выбрали своих представителей для участия в музыкальном песенном конкурсе «Евровидение-2015», финал которого состоится 23 мая в Вене. Беларусь тоже на пути к этому событию: 26 декабря Синеокая представит своего фаворита, а пока 15 финалистов национального отбора вовсю готовятся взять штурмом свою первую маленькую победу на пути к большой европейской славе.

На белорусской внутренней евровизийной кухне блюда на любой вкус: группы, дуэты и соло артисты, приправленные джазом, роком, поп-культурой: бери – не хочу! И пробует их отечественный зритель, и отзывы пишет на различных форумах и интернет-площадках, как в книге жалоб и предложений, не жалея времени и сил. Одни оценивают композицию, другие – артистов.

На форуме ctv.by мы встретили претензию: мол, что это за белорусы такие – парень со странным иностранным именем Юзари и девушка с африканской внешностью Маймуна?

Опережая события, ответим на вопрос нашему дорогому пользователю: Юзари и Маймуна – самые что ни на есть белорусы: и по паспорту, и по мироощущению! 

Но раз такие вопросы существуют, зададимся целью узнать:

какой он на самом деле – современный белорус, как это связано с песней для «Евровидения» и вообще с европейскими «запросами»?

Юзари Навроцкий, музыкант:
Давно белорусы не в шапке ушанке и не в валенках. Они современные европейские люди. И мы хотим показать правильно современную Беларусь.

Маймуна, скрипачка:
В моих жилах течет белорусская кровь, африканская, испанская и чуть-чуть украинская. Но с четырех лет жила в Могилёве и по паспорту – белоруска. Многие за границей думают, что белорусы – это обязательно люди с белой кожей, голубыми глазами, одетые в национальные костюмы. Это не всегда так. Мы вот с Юзари другие. Я темнокожая – лицо сметанкой не замажешь (смеется)! Мы хотим подчеркнуть, что Беларусь –  дружная многонациональная страна, развитая и прекрасная.

Просто быть «настоящим» белорусом на главном европейском песенном конкурсе, конечно, мало. Нужно создать грамотный материал. Юзари это знает не понаслышке: в 2011 году посмотрел на «Евровидение» изнутри в качестве бэк-вокалиста у белорусской участницы Анастасии Винниковой. Кроме того, как профессиональный музыкант, исполнитель и композитор, следит за конкурсом не первый год. В третий раз в качестве претендента на представление своей страны испытывает судьбу на конкурсе и сам.

Юзари Навроцкий, музыкант:
За последние 2-3 года на «Евровидении» было мало хитов. Еще лет 5-10 назад победу на «Евровидении» получали композиции для массового потребителя: хиты, простые для восприятия, которые будут после доноситься из каждого утюга. Сегодня все изменилось. В цене грамотный, интересный, богатый внутренне материал. Важен труд артиста: воплощение песни, идея, образ – все должно сочетаться. «Time» достаточно здоровская песня. Она в формате «Евровидения».

Время, говорят в народе, – деньги. Но чтобы понять композицию «Time» Юзари и Маймуны, копнуть надо глубже.

Маймуна, скрипачка:
В этой песне – монолог любого человека, который переживает за то время, которое, возможно, он потеряет, если что-то не сделает. Если он, например, не встретится с любимым человеком или не увидит своих детей. Там нет, конечно, конкретного: с детьми я не встретился – ой, кошмар; суп не сварила – какая катастрофа!

Юзари и Маймуна – это творческий союз исполнителя и скрипачки. Что-то напоминает, скажете вы?

Конечно, Александр Рыбак рвал души зрителей струнами в 2009 году, а венгр Эдвин Мартон заставлял скрипку плакать за Диму Билана годом ранее.

Но ребят это не волнует – скрипка существует в мире далеко не одно столетие, да и фишка у них своя: «фирма» чувствуется, как любит говорить Юзари.

Юзари Навроцкий, музыкант:
Рыбак – норвежец белорусский, Билан – россиянин, а Маймуна – белоруска с этническими корнями. Скрипка – нехарактерный для Африки музыкальный инструмент. Но в этом есть изюминка. Этого на «Евровидении» не было. К тому же в песне «Time» есть завуалированные белорусские мотивы.

Песню «Time» Юзари написал в грозу.

Так уж получается: все, что связано с написанием композиции для «Евровидения» в его исполнении, написано в грозу. Все три песни вместе с аранжировкой, идеей, музыкой и формой, кроме слов. Приходит гром, а за ним – идея. И с этой идеей музыкант, крещеный в грозу, готов идти до конца – или все, или ничего.

Юзари Навроцкий, музыкант:
Я не люблю обманывать зрителя. Поэтому, если мы выиграем национальный отбор, песню для «Евровидения» менять не станем. Если и зрители, и жюри выбрали ее, значит, они поверили в эту композицию и эту концепцию. Сменить ее – значит плюнуть в сторону народа, который тебя выбрал. Я бы этого не хотел. И если такая ситуация возникнет, я буду свою песню отстаивать.

С номером ребята тоже определились. Концепцию Юзари предлагает рассматривать с позиции тенденций 21 века.

А что, жить нужно сегодняшним днем с перспективой в будущее!)

Юзари Навроцкий, музыкант:
Все, конечно, индивидуально. Если песня позволяет сделать какое-то шоу, то почему бы и нет? Но, исходя из своей песни, мы развиваем идею минимализма. Не будет балета. Будем делать упор на нас самих. Один голос, одна скрипка и бэк-вокал. Не решили пока, сколько человек именно, но мы не будем заполнять всю сцену людьми.

Подчеркнуть внутреннюю силу композиции и сделать номер таким, чтобы лаконичность не превратилась в скучность, призваны сценические образы – прически, макияжи и, конечно же, костюмы.

Но эти секреты пока музыканты не раскрывают. Юзари намекает, что возможно предложит евровизийному зрителю свои уникальные эльфийские уши (смотрите видео)… А вот Маймуна с нарядом определенно уже все решила, только пока эта информация не для наших с вами ушей: ведь что это за девушка, в которой не остается загадки?

Маймуна, скрипачка:
Яркие цвета сопряжены со мной по жизни. Я могу и погрустить, могу подумать о чем-то грустном, и через секунду, я не могу сама это объяснить, почему так происходит, через секунду мне сразу становится весело, выглядывает солнце. Вот представьте стекло, и на него выливаются разные краски из ведра: вот синяя пошла, желтая выглянула, оранжевая. Вот таким будет наряд!

Для Юзари эта попытка участия в отборе на конкурс «Евровидение» – третья. Для Маймуны – первая.

Маймуна, скрипачка:
Евровидение – в данном случае отбор – я не рассматриваю, как конкурс. Для меня это возможность найти какое-то новое ощущение, пообщаться со слушателями и зрителями. Для меня это новый этап в развитии. Просто хочется, чтобы то удовольствие, которые испытываем на сцене мы, получили зрители и слушатели. И мы будем рады, если они проникнутся этой композицией.

Объединяет их общая цель. А вот удивляет другое: два солиста, привыкшие играть роль первой скрипки, объединились. Как уживаются два лидера?

Юзари Навроцкий, музыкант:
Мы относимся друг к другу с уважением и  пониманием. Здесь два солиста. Если балет всегда на бэкстейдже, то в паре солистам приходится подстраиваться друг под друга. У нас это получается, потому что главенствует интерес, идея, ее воплощение.

Воспитываясь в музыкальной семье (у родителей и других родственников – музыкальное образование), признается музыкант, верили в него не все.

Родные, конечно. Светлана Александровна Маркизова и Ольга Леонидовна Сафронова, педагоги, как говорит Юзари, от Бога.

Юзари Навроцкий, музыкант:
Я как пианист достиг всех возможностей, которые я мог представить для себя. Мы ездили на конкурс. Я помню, что мы завоевали какое-то место на серьезном конкурсе. И мы вдвоем со Светланой Александровной сидели и целовали друг другу руки, потому что я не мог поверить, что я могу быть пианистом. А она верила всем сердцем. Это было волшебство! И я всегда буду это помнить. Спасибо!
Ольга Леонидовна была педагогом по вокалу в университете, но обучение происходило не только в рамках программы. Это большая редкость, когда у тебя нет границ для познания. Нет рамок и форм обучения. Я учился тому, что мне нравилось. Чувствовать и проникать в самые недосягаемые уголки таланта своего ученика, дарить знания и веру - это и есть настоящий мастер. Это и есть Ольга Леонидовна Сафронова. Я ей очень благодарен за это.

С успехом поступил на джазовое отделение Санкт-Петербургского университета культуры и искусств. Закончив бюджетную форму в 2013 году, вернулся в Беларусь. Для чего?

Юзари Навроцкий, музыкант:
Потому что я патриот своей страны. Сейчас работаю над «Евровидением» и над своим альбомом. Еще работаю с детьми. Мне это нравится, потому что понимаю их с полуслова. Только через них можно создать реальную поп-культуру в нашей стране. Мне кажется, будущее за детьми, а их будущее в наших руках. Хороший пример – Надя Мисякова (прим. представительница Беларуси на детском «Евровидении-2014»), с которой я сотрудничаю.  

Не лыком шита и Маймуна. Девушка родилась в Санкт-Петербурге, до 4 лет жила в Мали, после переехала на родину бабушки – в Могилёв.

Именно в Беларуси раскрылся талант маленькой девочки, в семье которой (в отличие от Юзари) музыкантов не было.

Маймуна, скрипачка:
У меня оба родителя – мама и папа – химики. Дедушка у меня – изобретатель. Бабушка – медицинский работник.

В музыкальную школу Маймуну привела бабушка.

Она и сама в молодости поступала в это же заведение, но началась война, а по ее окончанию уже было совсем не до этого. Спустя годы, десятилетия, бабушка привела внучку на фортепиано. А та, сохранив в памяти момент телетрансляции оркестрового концерта, потянулась к скрипке…

А после уже была консерватория, стипендия Специального фонда Президента Беларуси, Маймуна стала первой скрипкой Президентского оркестра и концертмейстером другого оркестра – под управлением Виктора Бабарикина.

10 лет уже скрипачка в сольном плавании. В ее творческом чемодане 2 альбома и далеко не одно предложение уехать работать за границу. Но Маймуна если и соберется покинуть Беларуси, то исключительно на время гастролей!

Маймуна, скрипачка:
Я обожаю эту страну, здесь я прожила практически всю жизнь. У меня было очень много возможностей уехать за границу. Я даже поступила в консерваторию во Францию и на третьем курсе должна была уезжать, но во мне что-то перевернулось. Мне стало так тоскливо. Я подумала: как это так? Как это я буду жить в другой стране? Совершенно искренне. Хотя, я знаю два языка: английский и французский, и мне вполне комфортно за границей. Но вот жить там… я не знаю. Я просто патриот по своей натуре.

Зато Маймуна наверняка знает как, зачем и ради кого жить здесь.

У девушки замечательная семья – муж и двое детишек: 5-летняя Диана и годовалый Филиппчик, как ласково называет его мама.

В этой семье Маймуна – единственный профессиональный музыкант. Но кто знает, может именно с нее и началась династия, подобная той, честь которой несет Юзари. 

Маймуна, скрипачка:
Диана занимается музыкой частным образом, у нее хороший педагог. У нее уже выработалась потребность в инструменте. И мы с мужем очень рады! Но у нас нет цели вырастить из нее гениальную пианистку. Конечно, она будет выбирать сама. Сейчас она говорит, что хочет стать врачом, и будет играть на фортепиано. Врач, играющий на фортепиано! У нее перед глазами есть пример: мой муж, папа наш, с музыкой профессионально не связан. Но он потрясающе играет на фортепиано и поет. Только делает это для себя, в кругу семьи. Он самородок –  есть такие люди. Музыка на самом деле дает человеку очень много, как личности.

Новости по теме
‡агрузка...

Агрегатор стиля, криптовалютный кошелек и стриминговая платформа. Конкурс стартапов BelBiz Battle прошёл в Беларуси

Клуб руководителей СМИ и экспертов Беларуси и России учредили 13 ноября

Четверть века дипотношений. Перспективы сотрудничества и совместные проекты Беларуси и Турции обсудили в Минске

«Он был наделён большим талантом». Каким запомнят Игоря Лученка

«В колодцах вода грязная, невозможно пить»: деревню в Гродненской области буквально топит навозом

Новые лица в дипкорпусе, местной вертикали и руководстве некоторых госорганов. Александр Лукашенко принял ряд кадровых решений

Александр Лукашенко: «Заместители председателей облисполкомов и руководители местных органов власти – это наше основное звено»

Во Франции с начала 2018 года предотвратили 6 крупных терактов