Проводить оптимизацию нужно не из кабинетов: итоги совещания о работе правоохранительных органов

10.03.2017 - 21:14

Новости Беларуси. Максимально эффективная, оптимальная и стабильная. О том, какой должна быть работа правоохранительных органов, 10 марта говорили во Дворце Независимости.

На большое совещание к Президенту, посвященное итогам деятельности силовых ведомств в 2016 году, были приглашены более 250 участников.

Среди них представители МВД, КГБ, прокуратуры, Следственного комитета, МЧС и судов. Одной из главных тем также стала оптимизация правоохранительной и судебной систем. При ее проведении, как отметил глава государства, необходимо повышать качество работы, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Обширный состав участников. Правоохранительные органы, судебные, все силовые ведомства. Подобные совещания проходят традиционно, и неудивительно. Вопросы безопасности – важнейшие для любой страны. За последние годы сделано немало. Создан Следственный комитет и Комитет судебных экспертиз, образована единая система судов общей юрисдикции. Тем не менее, вопросы еще остаются.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Проблем в сфере правоохранительной деятельности, к сожалению, еще хватает. Прежде всего, в вопросах обеспечения надлежащего взаимодействия в процессе профилактики и предупреждения правонарушений, раскрытия и расследования преступных деяний, исключения дублирования и формализма в работе, полноты возмещения ущерба, причиненного преступлениями.

Кроме того, надо уделять особое внимание тем негативным процессам, которые происходят вокруг нас, вокруг нашей страны.

Террористические акты в странах Западной Европы, в том числе – совершаемые радикально новыми способами. Кибератаки на объекты инфраструктуры государств, потоки мигрантов, военный конфликт в соседней Украине – эти факторы не могут не затрагивать интересы Беларуси.

Оперативно надо реагировать на все возникающие угрозы, пусть и в неизвестных до этого проявлениях. В октябре 2016 года неизвестный с бензопилой и топором совершил нападение в минском торговом центре. Общественный резонанс, уже потом – суд. Для всех правоохранительных органов это еще одно напоминание: готовность должна быть максимальной, причем всех структур. Глава государства не единожды подчеркнул это во время совещания. Немалое значение имеет и профилактика.

Александр Лукашенко:
Профилактическая работа должна быть практической и действенной. Я вчера, рассматривая актуальные вопросы функционирования нашего государства, обращал внимание на это при рассмотрении декрета № 3 о социальном иждивенчестве. И говорил о том, что именно этот декрет направлен как раз на профилактику. Это мощное профилактическое действие. Я обращал внимание нашего министра внутренних дел, прежде всего, на эту проблему. Почему?

Потому что человек неработающий, вы лучше меня это знаете, – это будущий преступник. Процентов на 97 это будущий преступник.

Есть хочется всем, и он будет неправедным путем добывать себе эту пищу как минимум. Поэтому должны быть действенные рычаги воздействия в плане профилактической работы по недопущению в будущем преступлений.

Госсекретарь Совета безопасности отметил: в целом динамика работы правоохранительных органов положительная.

Раскрыто более 69% преступлений, уменьшилось количество погибших, активизировалась работа по противодействию коррупции. У МЧС показатели свои – снижение количества пожаров и погибших от них людей. 36 тысяч преступлений пресечено таможенными органами.

Станислав Зась, государственный секретарь Совета безопасности Республики Беларусь:
Более 60% экспорта проходит таможенный контроль менее чем за 5 минут. Около 70% транзитных товаров – менее 10 минут. Это позволило значительно увеличить транзитную привлекательность нашей страны.

Одним из наболевших вопросов по-прежнему остается борьба с наркоторговлей.

Сложнее всего пресекать распространение веществ через интернет. Электронные кошельки и сайты закрываются каждый день, поэтому отследить распространителей не так просто.

Тем временем, у судебной системы свои успехи, рассказывает Светлана Буряко. В этой сфере работает вот уже полтора десятка лет, есть с чем сравнить. 2016 год принес свои изменения. Так, у областных судов теперь гораздо больше полномочий: исправлять ошибки можно уже на месте, не направляя на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Все это экономит и время, и деньги.

Светлана Буряко, заместитель председателя Могилевского областного суда:
Каждое повторное рассмотрение дела – это дорогостоящая процедура. Например, с момента введения  полной апелляции в 2016 году мы отменили только 4 приговора с направлением дел на новое рассмотрение. В 2015 таких приговоров было отменено 22.

В целом, жалоб на работу судов, можно сказать, нет. 80% всех обращений – это несогласие с конкретными судебными решениями. Это уже скорее небезразличие родственников, а не показатель некомпетентности судьи.

Правда, внимание надо обратить на недостаточную оперативность судебной системы.

Валентин Сукало, председатель Верховного Суда Республики Беларусь:
Нам необходимо законодательно сократить возможные сроки обжалования и опротестования судебных решений до 1 года (на наш взгляд). Ибо длительное время нахождение спорящих сторон в состоянии правовой неопределенности очень усложняет исполнение судебных решений и значительно увеличивает сроки восстановления нарушенных прав.

Александр Лукашенко:
Вы сказали, что нам в судах нужно больше оперативности. Судебная система не может быть абсолютно, либерально быстрой, она должна быть консервативной. Если мы только начнем там что-то упрощать и ломать через колено – беда. Из правоохранительной системы, как я это понимаю по жизни, и, наверное, вы не будете спорить, судебная система – это наиболее консервативная вещь.

Нам тут, конечно же, спешить не надо. Но я помню еще с тех времен и уверен, что это сохраняется (вы об этом через запятую сказали): по простому делу, которое не стоит выеденного яйца, где может даже не нужно приглашать одну-вторую сторону, которая ведет спор в суде (а может и пригласить, и за 5 минут принять решение), мы начинаем эти заседания, разворачиваем еще что-то. И так далее.

Надо проще и быстрее по простым (я по-народному говорю) делам.

Сегодня один из главных вопросов, который стоит перед ведомствами, – оптимизация. Александр Лукашенко подчеркнул: здесь не должно быть бездумного сокращение численности.

Александр Лукашенко:
Мне не нужна оптимизация ради оптимизации. Будьте очень аккуратными. Эта оптимизация не должна резать по живому. 50%, минимум, пустой работы вертикали власти, которая связана с запросами, звонками, какими-то требованиями и поручениями. У каждого есть свои функциональные обязанности. У каждого.

И не надо разъезжать по стране и делать вид, что мы работаем.

Один раз проверили, есть недостатки – до свидания, парень. Как мы наметили проверки в этом году, это не секрет, пограничников, военных. Внезапные проверки по поему решению. Мы же не проверяем, чтобы там жучков каких-то накопать. Мы смотрим по принципиальным вопросам.

Нельзя в кабинетах проводить оптимизацию.

Ни в коем случае. Конкретно, на местах, с местными органами власти, с людьми поговорить, особенно с теми, кто там служит. Оптимизация не равна сокращению. Будьте очень аккуратными в этом плане.

Подобным путем пошли в генеральной прокуратуре. Все больше «областников» направляется на места. Впрочем, об эффективной работе прокуратуры говорят и другие показатели. Созданы все условия для борьбы с коррупцией, снижается уровень преступности. Тем не менее,

по-прежнему актуальной остается проблема, когда преступления совершают в состоянии алкогольного опьянения. Их около 80%.

В основном это неработающие слои населения, отмечает генеральный прокурор.

Александр Конюк, генеральный прокурор Республики Беларусь:
Я сокращаю центральный аппарат, такая же задача поставлена прокурорам областей: сократить областной аппарат. Давать эти освободившиеся должности на места.

Александр Лукашенко:
Что касается оптимизации прокуратуры и прочего, вы абсолютно правы. В районах мало что можно оптимизировать. Главное – действия их надо оптимизировать. Но я скажу попросту: когда-то мы слишком много говорили о состязательности, о процессах и так далее. Давайте будем от жизни идти. Если не нужен прокурор в суде, или без него можно обойтись, давайте не будем дергать прокуроров.  

В ходе совещания затронули и резонансное дело. Рано утром 1 января 2017 года сотрудник столичной милиции использовал табельное оружие во время попытки утихомирить шумную компанию.

Александр Лукашенко:

Это сигнал обществу, что возни с подонками не будет.

Конечно, не должно быть без разбору. Милиционер должен в определенных ситуациях, когда на него руку поднимают или с ножом, применить оружие. Это его право.

Поручение даны каждому силовому ведомству. Главное – повышение эффективности работы. От прокуроров требуют объективный и профессиональный подход.

Среди приоритетных задач – координация борьбы с преступностью, а также надзор за точным и единообразным исполнением законов.

В Следственном комитете предстоит наладить электронный документооборот, информационную систему и электронное уголовное дело. МВД внимание надо обратить на стиль и методы работы. При этом основные усилия должны быть направлены на борьбу с коррупцией, преступлениями в сфере высоких технологий. У Комитета госбезопасности задачи свои.

Александр Лукашенко:
Достигнуты определенные результаты по обеспечению экономической безопасности, борьбе с коррупцией. Пристального внимания заслуживает контрразведывательная, антитеррористическая составляющая функционирования КГБ.

Мы не должны допустить к нам лиц, вынашивающих враждебные и экстремистские намерения.

Более предметным должен быть контроль за обстановкой в госорганах, правоохранительных контролирующих структурах. Нужно не только выявлять преступления, но и глубоко владеть происходящими там процессами, оказывать на них позитивное воздействие.

Что касается судов, то по итогам опроса информационно-аналитического центра уровень доверия им – более 70%.

Тем не менее, информатизация судов пока идет медленно. Пограничному ведомству надо повысить качество оперативной деятельности, работы с местным населением. И это далеко не все.

Александр Лукашенко:
Учитывая, что мы – транзитная страна, одна из основных задач для контрольных органов – создание благоприятных условий для перемещения пассажиров и грузов. Не дело, когда проезд через границу становится мучительным испытанием для людей.

Мне привели такой пример по детской спортивной команде, которая возвращалась из Вильнюса и с 19 часов воскресенья до 5 утра понедельника 5 декабря простояла в пункте пропуска Каменный лог. Что это за порядок такой? Дети возвращаются домой, ночь простояли в очереди.

Но, как бы то ни было, ни одному из ведомств не надо гнаться за цифрами в отчетности. Больше внимания надо уделять профилактической работе. Ведь бороться лучше не с последствиями, а с причинами преступлений.

Фото: официальный интернет-портал Президента Республики Беларусь.

Loading...


Константин Бондаренко: «О Лукашенко начали говорить, как о факторе европейской стабильности»



Положение Беларуси на перекрёстке путей – и преимущество, и главная опасность, отметили в фильме «Мирные люди».

Сегодня в этом узле пересекаются не только экономические нити, но и маршруты наркотрафика и нелегальной миграции. Белорусская граница – один из немногих фильтров континентальной преступности: от Лиссабона до Владивостока. Тот случай, когда положение обязывает.

Константин Бондаренко, политолог, историк (Украина):
Безопасная страна Беларусь, безопасный город Минск, безопасность глобальная, безопасность региональная – эта тема нисходит фактически из уст и из риторики Президента Беларуси. О Лукашенко начали говорить, как о факторе европейской стабильности. Отправной точкой была его статья в газете «Известия» в октябре 2012 года. И он тогда заговорил впервые практически, заговорил об интеграции интеграций: давайте будем идти двумя путями – потом, всё равно, объединимся. И Беларусь он предложил в качестве моста.

И Беларусь стала посредником во многих взаимоотношениях между Европой и Китаем. В Европе начали даже называть Беларусь таким себе китайским хабом. Всё это, в совокупности, начало создавать новый имидж Лукашенко. И к нему сейчас начали относиться как к возможному посреднику в урегулировании не только региональных конфликтов, но и конфликтов, которые существуют в отношениях между Европейским Союзом и Россией.