«С точки зрения организационной эта дата абсолютно приемлема». Лидия Ермошина о президентских выборах

21.04.2019 - 19:56

Новости Беларуси. Без сомнения, одна из самых обсуждаемых и до, и после Послания тем – сроки проведения парламентской и президентской избирательных кампаний, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Послание Президента белорусскому народу и Национальному собранию. О чём говорил Александр Лукашенко

Глава государства заявил однозначно: выборы депутатов Палаты представителей состоятся в 2019 году, Президента – в 2020-м. Обе кампании пройдут строго в соответствии с законодательством.

Сегодня в гостях у «Недели» председатель Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов Лидия Ермошина.

О парламентской избирательной кампании: Считаю наиболее приемлемой датой для проведения выборов 17 ноября

Юлия Огнева, СТВ:
Лидия Михайловна, в качестве возможной датой проведения выборов в Палату представителей Национального собрания Президент назвал 7 ноября. Календарь показывает, что это четверг. Но все предыдущие избирательные кампании у нас, в Беларуси, проходили по воскресеньям. Что говорит на этот счет избирательное законодательство?

Лидия Ермошина, председатель Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов:
Избирательное законодательство ставит ограничения только в отношении выборов Президента: они всегда должны проходить в воскресенье. Что касается всех других избирательных кампаний и референдумов тоже, то здесь не указывается день недели, в который должны проходить выборы.

Здесь может быть другое осложнение: постановлением Совета Министров у нас перенесены рабочие дни именно в эту неделю. 7 ноября – это четверг, поэтому у нас 7-е, 8-е, 9-е, 10-е – это нерабочие дни, а отрабатываем 16 ноября. Естественно, четырехдневное отсутствие избирателей зачастую на своих местах (ведь очень многие уедут) может крайне негативно отозваться на явке избирателей. Поэтому Центральная комиссия будет предлагать, с учетом всех этих обстоятельств, все-таки пересмотреть решение и предлагать другую дату.

Я считаю, что хорошей датой, приемлемой, которая бы всех устроила организаторов, – это 17 ноября, воскресенье. И вот почему. 16 ноября – это как раз рабочая суббота, то есть нормально все работать будут ведомства: не только все пять дней рабочих, но и шестой день – в субботу. Разумеется, это не затронет ничьи планы каникулярные и отпускные. Я думаю, что эта дата была бы наиболее приемлемой.

О президентских выборах: «На весенней сессии будет не только названа дата – выборы будут назначены»

Юлия Огнева:
Срок полномочий Президента, как известно, истекает 30 августа 2020 года. Это летом, отпускной период. Скажите, по вашему опыту, отражается ли пора года на том, как проходит кампания?

Лидия Ермошина:
Да, разумеется, отражается. Единственное, 30 августа – это день, когда все находятся уже по основному месту жительства, в основном. Потому что через день, 1 сентября начинается учебный год. У нас работают все заведения учебные, уже они отремонтированы, а именно там у нас размещаются участки для голосования. Поэтому с точки зрения организационной эта дата абсолютно приемлема. С точки зрения ведения предвыборной агитации она тоже хороша в том плане, что она создает благоприятные климатические условия для проведения мероприятий на открытом воздухе: пикетов и митингов.

Единственное, может, кандидатов не очень устроит эта дата в силу того, что многие избиратели в период предвыборной агитации будут находиться в других местах, где-то в отпусках.

Александр Лукашенко: «Президентские выборы должны состояться в 2020 году»

Юлия Огнева:
По аналогии с избирательной парламентской кампанией вы также будете предлагать дату? Возможно ли это ваше предложение – 30 августа?

Лидия Ермошина:
Совершенно верно. Единственное, что сейчас рано об этом говорить. Я думаю, что после выборов парламента я, конечно, обязательно приду с докладом к главе государства, и мы будем обсуждать вместе с руководством парламента. Они назначают выборы в наиболее приемлемый период и дату проведения выборов президентских.

Юлия Огнева:
То есть вероятно, что эта дата будет названа на весенней сессии?

Лидия Ермошина:
Скорей всего, да. Они будут назначены даже на весенней сессии, которая будет завершена: она завершается где-то 25 июня. Я думаю, чтобы не созывать внеочередную сессию, именно на весенней сессии будет не только названа дата – выборы будут назначены.

О новшествах в избирательных кампаниях: Если и будет что-то меняться, то это будет касаться организаторов выборов и кандидатов в депутаты.

Юлия Огнева:
В одном из интервью вы говорили, что уже начали готовиться к обеим кампаниям, до того, как были названы даты. На каком этапе сейчас подготовка?

Лидия Ермошина:
Мы сейчас работаем вместе с местными властями над картами избирательных округов по выборам депутатов в парламент. У нас уже подготовлены обучающие инструкции для избирательных комиссий, то есть это проекты. Мы сейчас уже располагаем информацией, какие выборы первые и в связи с этим в мае проведем уже первое заседание Центральной комиссии, где утвердим проекты постановлений и среднюю численность наполняемости округа избирателя, то есть сколько избирателей должно проживать на территории каждого избирательного округа в среднем.

Юлия Огнева:
Ждать ли нам, избирателям, каких-то новшеств?

Лидия Ермошина:
Избирателям, я думаю, нет, потому что у нас не меняется избирательное законодательство. Я думаю, что если и будет что-то меняться, совершенствоваться, в наших постановлениях Центральной комиссии, то это будет касаться организаторов выборов и кандидатов в депутаты.

Юлия Огнева:
Что это может быть?

Лидия Ермошина:
Это могут быть меры какие-то, определенные действия, направленные на повышение прозрачности процесса подсчета голосов, прежде всего, совершенствование наблюдения за выборами.

«Если Конституция будет меняться, нужно обязательно вносить поправки, касающиеся порядка внесения изменений в Конституцию».

Юлия Огнева:
Еще одна тема, на которой подробно остановился Президент, – это возможное изменение Конституции. Об этом говорят так же много, как и об избирательных кампаниях, в том числе о необходимости проведения референдума. Скажите, каково ваше мнение по этому поводу?

Лидия Ермошина:
Если будут вноситься те изменения, которые требуют по Конституции проведение референдума, то независимо от моего мнения, конечно же, он будет проводиться. И таких разделов у нас большинство. Поэтому, я думаю, если Конституция будет меняться, нужно обязательно вносить поправки, касающиеся порядка внесения изменений в Конституцию. Все-таки у нас сейчас почти ничего невозможно изменить парламентским путем. Поэтому, наверное, количество вот этих разделов, которые должны меняться референдумом, должно на будущее уменьшаться.

Александр Лукашенко: Я бы не хотел оставить эту Конституцию своему преемнику

Люди в материале: Лидия Ермошина
Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.