Сергей Лавров о НАТО: «Они пытались уже ставить всех наших соседей перед выбором – либо вы с Россией, либо вы с Западом»

02.12.2017 - 19:06

Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров на неделе дал большое интервью программе «Картина мира». Глава МИД РФ в интервью Юрию Козиятко прокомментировал провокационное поведение США, ракетно-ядерные авантюры Пхеньяна и ситуацию вокруг Олимпийских игр-2018 в Южной Корее.

Юрий Козиятко:
Сергей Викторович, раз уж военная, военно-политическая тема привела Вас сегодня в Минск, давайте с этого начнем. Как Вы считаете, отмечая свой юбилей, уже не маленький, ОДКБ стало такой альтернативой и противовесом НАТО?

Сергей Лавров:
Во-первых, я не думаю, что ОДКБ – это только военная и военно-политическая темы. Это еще и просто политика большая, политика интеграции. Обеспечение безопасности во всех ее измерениях на нашем общем пространстве. И безопасности антитеррористической, антинаркотической, антипреступной – во всех смыслах, по большому счету.

Юбилей действительно важный – 25 лет Договора о коллективной безопасности. 15 лет организации того самого договора, которая сейчас достигла, я считаю, этапа зрелости своей. И в подавляющем большинстве направлений, которые были обозначены главами государств, у нас есть зримый, значимый, очень существенный прогресс.

Что касается сравнения с другими военно-политическими блоками, структурами – я не вижу необходимости гнаться за какой-то репутацией по сравнению конкретно с НАТО. У нас несколько иные задачи. НАТО существует, по большому счету, уже искусственно. После того, как исчез Советский союз, как исчез Варшавский договор, НАТО смысл своего существования утратило. И, прежде всего, американские и заокеанские наши коллеги поддерживали военно-политический блок Североатлантического альянса в стремлении не утратить рычаги влияния на Европу. Это очевидная истина, и любой политолог это знает и давно уже усвоил.

Подвернулась тема Афганистана, на которой натовцы практически десятилетие сохраняли смысл своего единения. А когда Афганистан уже исчез как объединяющая их тема, нужно было что-то еще придумать. И вот подвернулась Российская Федерация как страна, которая отстаивает свои интересы в тесном взаимодействии со своими союзниками на пространстве, которое исторически нам всем принадлежит. Это вызвало недовольство. Недовольство прежде всего тем, что мы не согласились с грубейшим нарушением натовцами договоренностей, которые были достигнуты в 90-е годы. А именно о том, что безопасность неделима, что НАТО не будет расширяться на Восток. А впоследствии в качества компромисса было условлено, что расширение НАТО на Восток не будет сопровождаться размещением существенных боевых сил в новых странах членов.

Все эти договоренности были грубейшим образом попраны натовцами, и они пытались уже ставить всех наших соседей перед выбором: либо вы с Россией, либо вы с Западом. К чему все это привело, мы видели и в Грузии, и на Украине. Я очень надеюсь, что Организация договора коллективной безопасности не будет идти по этому пути. Мы никого не шантажируем, никому не предъявляем ультиматумы. Мы озабочены своей собственной безопасностью на территории стран – членов ОДКБ. У нас своих забот достаточно, и мы не стремимся играть в геополитические игры.

Полную версию интервью можно найти здесь.

Люди в материале: Сергей Лавров, Юрий Козиятко
Loading...


Павловский о перевооружении российских Вооружённых сил и ОДКБ: «Наверное, и другие страны должны получать такое же оружие»



Эксперт выразил мнение в программе «В обстановке мира».

Павловский о председательстве Беларуси в ЕАЭС: «Будут предложены такие экономические программы, которые будут выгодны всем»

Александр Павловский, военный эксперт, доктор военных наук:
Маленький такой вопрос: мы говорим, что да, мы готовы помочь друг другу в любом сложном положении и ситуации. Но есть один момент. Например, идёт очень сильное перевооружение российских Вооружённых сил. Очень сильное – новая техника, новые подходы. Наверное, и другие страны, которые входят в ОДКБ, должны получать такое же оружие, с таким же понятием, чтобы мы, как говорят военные люди, разговаривали на одном языке. И это очень важно.