«Сёма мы его называли»: 3 из 9 президентов Израиля имеют белорусские корни

04.11.2019 - 01:16

О знаменитых белорусах рассказали в одной из серий проекта «Я шагаю по стране».

Трое из девяти президентов Израиля имеют белорусские корни. Хаим Вейцман родился в деревне Мотоль на Полесье. В 1949 он стал первым президентом в истории Израиля.

В 60-х пост президента достается уроженцу Новогрудчины – Залману Шазару.

А деревня Вишнево – родина Шимона Переса. Полномочия президента он сложил с себя в 2014 году. Здесь, в Воложинском районе, Перес жил до 11 лет.

Владимир Волков, одноклассник Шимона Переса:
Шимона Переса батька в 1931 году уехал в Палестину на заработки. И приехал только в 1933 году и забрал семью.

Перес дважды посещал малую родину. Владимир Иванович с детства был знаком с Шимоном, они вместе учились в школе и тогда будущий политик был просто Сёмой.

Владимир Волков:
Не называл я его президентом. Сёма мы называли, как в детстве было. У меня дома он был, заходил, вспоминали мы. Расспрашивал меня, как я жил, где учился.

Перес лауреат Нобелевской премии мира. О белорусских корнях и дедушке раввине, который погиб во время войны, политик часто вспоминал в интервью.

Шимон Перес, президент государства Израиль (2007-2014 г):
Родился в маленьком еврейском местечке. Эта земля была под польским контролем, но это была Беларусь. Многому меня научил мой дедушка, он учил меня Талмуду и Достоевскому. Я был под его чарами, ведь дед учился в ешиве. И он, и отец родились в Воложине. А там находилась самая известная во всем еврейском мире ешива.

Подробности – в видеоматериале

Люди в материале: Шимон Перес, Владимир Волков
Loading...


Это был обычный тренировочный полёт. Вспоминаем, как Владимир Карват героически спас две деревни



Военный летчик, подполковник Владимир Карват увел падающий самолет от двух деревень. Сотни спасенных жизней ценой собственной.

О первом Герое Беларуси вспомнили в одной из серий проекта «Я шагаю по стране».

Звезду Героя он получил посмертно. Ему было всего 38.

Это был обычный тренировочный полет. Как вдруг система начала подавать тревожные сигналы.

Александр Мурычин, сослуживец Владимира Карвата (1994-96):
Он принял единственно верное решение: он до последнего момента рулями работал в кабине. Он пытался спасти самолет, спасти населённый пункт. А о себе, я думаю, он в тот момент не думал.

У него было время – катапульта бы успела выбросить в небо, но рядом, под самолетом, были люди. И несмотря на неоднократную команду покинуть кабину, он до последней секунды пытался спасти машину.

Петр Трухан, сослуживец Владимира Карвата (1994-96):
Я был уверен, что он катапультироваться не будет, потому что он будет бороться за авиационную технику. До конца. При заходе на посадку, он начал снижаться, самолёт неуправляем, он говорит: «Подо мной огни, еще немножко протяну и потом выйду из кабины». Как говорится, небо забирает лучших.

Подробности – в видеоматериале