«Так скакал, что штукатурка обваливалась». Соседи рассказали, как они живут с «подъездным террористом»

12.01.2020 - 20:31

Новости Беларуси. Спальню в этой трешке хозяева теперь называют «зоной отчуждения». После ЧП, которое случилось буквально на исходе 2019-го, семье пришлось переехать в более комфортный угол квартиры, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Даже двукратный визит клининговой компании и литры вылитого освежителя воздуха едва перебивают ароматы дыма. Спонсор их антиуюта – сосед снизу.

Впрочем, его здесь уже окрестили «подъездным  террористом». Почти 30 лет весь дом живет, как на пороховой бочке. И вот она все-таки взорвалась!  

Дмитрий Якубовский, потерпевший:
Вначале мы хотели сами спуститься – клубы дыма нереальные, уже не видно ничего. Дышать в квартире было сложно. Спасатели вынесли ребенка с маской, потом нас.

В 4 утра, когда большинство безмятежно спали, домашний очаг дебошира угрожающе нарушал квартирные границы. Дмитрий вместе с супругой и 8-месячным малышом стали заложниками «пылающих» обстоятельств. Окна, балкон и фасад недавно капитально отремонтированного дома – немое напоминание ночного кошмарного несновидения. 

«Уберите своего ребёнка!» В элитной многоэтажке сосед вызывает милицию из-за топота девочки

Анастасия Дехтяр, корреспондент:
Будем объективны. Хотим узнать версию главного погорельца: что же все-таки случилось? И вообще, узнать его философию. Говорят, после пожара хозяин появлялся уже в своей квартире. Но нам никто не открыл. Еще очевидцы говорят, что его якобы друзья делают так: зовут его на весь двор.

Роман Лашкевич, старший инспектор отдела информации и общественных связей ГУВД Мингорисполкома:
Гражданин ранее привлекался к уголовной и административной ответственности.  Летом проходил лечение в ЛТП. С мужчиной на регулярной основе проводятся профилактические беседы участковым инспектором. В случае продолжения асоциального поведения гражданин будет направлен в ЛТП.  

Адрес – в черном списке милиции, на работу сюда приезжают регулярно.

Почему сложно приструнить соседа-дебошира и как всё-таки это сделать?

Дмитрий Римашевский, потерпевший:
На фоне его взросления, где-то с 15 лет, постепенно это все начиналось. Продолжается без остановки, только тогда тихо, когда он «сидит». Был период, что так скакал тут, что штукатурка обваливалась. Это было явно умышленно. Сейчас случилось не обострение, а то, что должно было случиться. Постоянно какие-то вечеринки по ночам происходят с пьяными его друзьями.

Все 30 лет Дмитрий с первого этажа пытается мириться с сожителем по подъезду. Терпение было на грани, лопнуло окончательно тогда же, когда и потолки в его квартире. Не выдержав такого уюта, хозяин решился снова на ремонт, к слову, за свой счет. 

Дмитрий Римашевский:
На следующий день он стоял у подъезда и мочился. Вызвала соседка милицию. Возмущалась, что дети ходят. Если человек так поступает после случившегося, то навряд ли от него можно ожидать лучшего.

А вот коммунальщикам, хоть и не с первого раза, но вроде удалось застать «опасного» жильца. Ведь кто ответит за черный декор новеньких фасадов?

Дмитрий Алейчик, начальник производственного отдела ЖКХ № 1 Московского района Минска:
Сейчас составляются документы по выполнению ремонтных работ. В течение месяца подъезд сделаем, а фасад –  при благоприятных погодных условиях. Все затраты лягут на виновное лицо. Собственник должен был принять сам меры по закрытию выбитых окон. Так как он не выполнил свои обязательства, эксплуатирующая организация закроет эти окна,  временно хотя бы.

Эта история, пожалуй, тяжелый случай соседско-бытовых отношений. Хотя этот жанр нынче весьма популярен.

Loading...


Что делать, если соседи шумят и нарушают порядок



При покупке квартиры риелторы часто советуют обращать внимание на соседей. Жить под одной крышей с нарушителями порядка и спокойствия – удовольствие сомнительное, так же как и пытаться учить их уму разуму. За первые 5 месяцев в ЖКХ Центрального района Минска зафиксировали больше 24 тысяч заявок. Львиная доля обращений – жалобы на соседей.

Артур Кожедуб, заместитель директора по эксплуатации жилищного фонда КУП «ЖКХ Центрального района г. Минска»:
Основная масса претензий у людей друг к другу возникает в связи с перепланировками и переустройством жилых помещений, захватом мест общего пользования, проведением строительно-монтажных работ либо шумом во внеурочное время.

К списку можно добавить курение в подъезде, хулиганство и парковку на газонах. По каждой заявке работают разные специалисты.

Андрей Барановский, адвокат:
В зависимости от ситуации и от вида самого правонарушения это могут быть органы санитарного контроля и надзора, предположим, захламляется общее помещение, либо районная администрация, либо ЖЭСы, ЖЭКи.

Уровень звука в квартирах меломанов измеряют с помощью специальных приборов. Он не должен превышать 55 децибел – это громкость заведенного авто. Тамбуры, заваленные посторонними вещами, могут проверить работники милиции и МЧС. Впрочем, навести порядок можно и самому. Если сосед превратил лестничную клетку в личный склад, убрать хлам поможет всего один звонок.

Артур Кожедуб:
Многим рекомендую БелВТИ, на текущий момент готовы забирать крупногабаритную технику абсолютно бесплатно. Можно их вызывать – ребята приедут, эвакуируют и вывезут. И людям не надо будет беспокоиться, что-либо спускать.

То есть просто приедут и чужой холодильник вывезут?

Артур Кожедуб:
Да.

Нередко на место событий выезжают и люди в форме. Самая популярная причина – бурное веселье после 11.

Александр Безбородов, заместитель начальника отдела охраны и правопорядка Первомайского РОВД г. Минска:
Ежедневно поступает не менее четырех вызовов по данному направлению деятельности. После чего материал фиксируется и направляется в компетентные органы для принятия решения. Часто распространенными визитами является громкая музыка, крики и скандалы соседей.

Пик активности шумных соседей – ночь с пятницы на понедельник. Одного звонка в милицию зачастую хватает, чтобы выключить звук во всем доме. Но есть квартиры, в которых праздник не заканчивается никогда. Таким было жилище Виктора Кондратенко. Еще недавно мужчина встречался с правоохранителями чуть ли не каждый день.

Виктор Кондратенко:
Приходили компании, собирались и выпивали. Было много замечаний со стороны соседей моих. Но благодаря Александру Сергеевичу, и пить бросил, и веду себя нормально, прилично. Последние полгода ни одного замечания не было.

В Первомайском районе таких квартир больше 60. Хозяева все как на одно лицо. И каждый уверяет, что стал на путь истинный. По крайней мере, до выходных. Между тем, штрафы за нарушение правил проживания плавают от 13 до 800 рублей. В исключительных случаях горе-соседа могут даже выселить. Впрочем, одно дело – написать жалобу, совсем другое – под ней подписаться. Как выяснилось, после приема заявки специалисты попросту не могут собрать доказательства нарушения.

Артур Кожедуб:
Соседи крайне негативно относятся к тому факту, что им надо давать свидетельские показания в отношении своих соседей. В устной беседе могут признать, что факт имел место быть, но подписывать какие-либо документы, доводить дело до суда и свидетельствовать в суде – они отказываются.

Очень часто после приема заявки специалисты попросту не могут собрать доказательства о нарушении. Однако далеко не всегда так страшен сосед, как про него рассказывают. Не так уже и редко личная обида толкает людей писать кляузы.

Артур Кожедуб:
Довольно распространенное явление, причем в некоторых случаях имеет системный, такой закоренелый характер, когда люди обращаются годами в разные инстанции. Людям дано такое законодательное право, наша функция – проверять факты. Если факт не находит своего подтверждения, то мы людям дает соответствующие ответы или в дальнейшем, если факты многократно не подтверждаются, то прекращаем переписку.

Андрей Барановский:
Если будет установлен факт того, что лицо умышленно, зная о том, что нет никакого нарушения, нет никаких действий, ущемляющих его права, обратилось к соответственным органам, можно ставить вопрос о привлечении такого лица либо за ложный вызов, либо за ложное обращение.

Соседские раздоры – привычное явление в любой многоэтажке. Одни нарушают границы дозволенного, другие пытаются восстановить порядок и теперь знают, как это сделать наверняка.