«У нас заявлено более 1 млрд долларов инвестиций». О развитии парка «Великий камень» рассказывает Кирилл Коротеев

30.06.2019 - 20:31

Новости Беларуси. Через несколько дней у Юлии Огневой как у журналиста и китайско-белорусского индустриального парка «Великий камень» юбилей – пять лет назад она впервые приехала сюда делать репортаж о будущей жемчужине Великого шелкового пути сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Юлия Огнева, СТВ:
Приехала в голое поле, хотя выражение скорее образное – на этой территории еще вовсю росли деревья. Из объектов был камень, знаменующий начало постройки (не этот, чуть поменьше) да одноэтажная п-образная постройка.

И терзали меня смутные сомнения. С одной стороны, не верить в проект было попросту нельзя, поскольку уже тогда мы понимали, что на его реализацию будут брошены вся сила и мощь не только нашей Родины, но и Поднебесной. С другой стороны, стоя в голом поле с лесополосой, очень сложно было себе представить, что уже через несколько лет здесь будут райские кущи, как бы красиво о них ни пели.

Но раз от раза приезжая сюда (а делала я это достаточно часто), мои сомнения трансформировались в уверенность, что все получится. И уверенность эта росла вместе с количеством новых резидентов и объектов, построенных на этой территории.

Как и пять лет назад, неизменный провожатый – топ-менеджер компании по развитию парка Кирилл Коротеев. Правда, сегодня встречает не возле неказистой п-образной постройки, а у 8-этажного административного здания, в которое управляющая компания въехала полтора года назад. Следом подтянулась и администрация парка.

«На сегодня у нас заявлено более 1 миллиарда долларов инвестиций»

Юлия Огнева, СТВ:
Кирилл Юрьевич, с легкой руки председателя КНР Си Цзиньпина китайско-белорусский индустриальный парк «Великий камень» был назван «жемчужиной» Великого шелкового пути. Если сравнить с жемчужиной, которая рождается в раковине, на каком этапе сейчас процесс рождения? Идет ли он такими темпами, на которые мы рассчитываем?

Кирилл Коротеев, первый заместитель генерального директора СЗАО «Компания по развитию индустриального парка»:
Если говорить о темпах, то, конечно, хотим мы больше. Хотим быстрее развиваться – это не секрет, это желание понятно. С другой стороны, если посмотреть на историю, то всё достаточно оперативно происходит. Пять лет назад начали проектировать, более внимательно изучать, что и как сделать. Четыре года назад, в апреле 2015 года, получили разрешение на строительство. И за четыре года фактически построили то, что вы видите сейчас.

На сегодня у нас заявлено более 1 миллиарда долларов инвестиций. Если говорить об освоенной части, то это порядка 470 миллионов долларов.

Юлия Огнева:
А есть ли факторы, которые сдерживают развитие парка? Или просто всему свое время?

Кирилл Коротеев:
Если говорить о сложностях, которые объективно преодолимы, то я бы сказал, что проблема в нас самих. Потому что зачастую то, что можно было сделать и принять решение быстро, эффективно и своевременно, оно не происходит.

Например, в этом году мы столкнулись со сложностью, что проект строительства согласовывали порядка четырех месяцев. То есть мы говорим о строительстве в четыре года всего вот этого, что сейчас есть, а четыре месяца мы согласовывали один небольшой проект. Это всё говорит о том, что нет предела совершенству.

Сейчас в парке 44 резидента. По способу организации производства инвесторы делятся на две группы: компании, которым выделяется земля под застройку, и они возводят на ней свои предприятия, и те, которые располагаются на площадях, построенных управляющей компанией. Соотношение – примерно 40 на 60.

Вот так выглядят готовые производственные площади до того, как в них въехал резидент.

И вот так – после. Компания «Ассомедика» производит дыхательные контуры – единственная на территории ЕАЭС. Стоит ли говорить, что дела идут неплохо – рынок сбыта позволяет. Готовится к выпуску и другая уникальная продукция.

«Требование условия собственного производства заложено в самом режиме индустриального парка»

Юлия Огнева:
Не будем лукавить, есть скептики строительства парка. И одна из основных претензий заключается в том, что насколько продукция, произведенная на территории парка, будет белорусской? Так называемая локализация. Ведь от этого напрямую зависит попадание ее на рынок как минимум Евразийского экономического союза. И, естественно, от этого зависит приход инвестора, потому что рынок там побольше, чем белорусский будет.

Кирилл Коротеев:
Требование условия собственного производства заложено и в самом режиме индустриального парка, и в тех договорах, которые подписываются с резидентами сразу на старте. Все понимают, что, конечно, это не может быть простая сборка, которая не меняет суть продукта. Это должно быть с определенной добавленной стоимостью, произведенный действительно в парке, действительно в Республике Беларусь товар, который тогда действительно имеет прямой доступ на рынок ЕАЭС либо на европейский рынок. То есть это заложено изначально в архитектуре. И это всё начинает работать. БелТПП выдает соответствующие сертификаты, эту работу уже проделали наши первые резиденты.

«Сейчас мы строим инновационный центр – создаем уже финансовую инфраструктуру»

Юлия Огнева:
Все журналисты запомнили слова Александра Лукашенко о том, что здесь должны быть производства даже не завтрашнего, а послезавтрашнего дня. Но опять-таки скептики сомневаются: не идет ли речь здесь в основном о четвертом укладе, хотя мы говорим о пятом и шестом – здесь должны быть именно такие производства?

Кирилл Коротеев:
Если говорить о резидентах, то в их числе есть, безусловно, предприятия пятого и шестого уклада. Это IT, это предприятия, которые работают с новыми материалами, с наноматериалами. Но важно понимать, что и без остальных предприятий, того же четвертого уклада, не может дальше развиваться экономика, не может развиваться парк.

Но в любом случае, цель на построение высокотехнологичных производств присутствует. Более того, для этого должна быть соответствующая инфраструктура. Сначала мы говорили об инженерной инфраструктуре – создали, появились определенные производства. Сейчас мы как раз таки строим инновационный центр – создаем уже финансовую инфраструктуру, венчурную, чтобы она поддерживала те стартапы, те прикладные наукоемкие проекты, которые и создадут основу производства завтрашнего и послезавтрашнего дня.

Уже 1 июля «Великий камень» примет форум по региональному сотрудничеству и развитию в рамках инициативы «Пояс и путь». Три дня работы, более 500 участников. Гости смогут поселиться на территории парка – здесь работает гостиница на 65 мест.

Накануне открытия в выставочном центре China Merchants Group начала работать выставка белорусских и китайских товаров – крупнейшая за последнее время. Но в основе форума, конечно, все-таки деловая программа.

«Мы планируем подписать и договора о резидентстве»

Юлия Огнева:
Вряд ли обойдется без подписания каких-то документов. Анонсировано даже подписание новых резидентов.

Кирилл Коротеев:
Конечно, мы планируем подписать и договора о резидентстве, подписать соглашения о намерениях больших проектов. Например, в таких знаковых масштабных проектах у нас числится проект по производству двигателей для легковых автомобилей, проект по судостроению. Один из масштабных проектов, о которых мы давно говорили (и как раз таки подписание учредительных документов должно состояться на полях форума), это создание совместной компании, которая будет оператором будущего железнодорожного мультимодального терминала. Это компания «Дуйсбург». В составе участников – китайские партнеры, швейцарский «Хупак» и Белорусская железная дорога. Тандем в четыре стороны должен соглашение это подписать.

Юлия Огнева:
И что в итоге это будет?

Кирилл Коротеев:
Это будет старт начала реализации проекта терминала, вокруг которого будут объединяться ведущие европейские и азиатские логистические компании. И действительно это будет шагом в реализации концепции Шелкового пути, чтобы Беларусь и парк стали действительно точкой, а не просто транзитным коридором, по которому проходят из Азии в Европу и обратно поезда, но чтобы мы здесь генерировали поток, создавали его и направляли в Азию и Европу.

Но чем дальше развивается парк, тем очевиднее становится его не только экономическая, но и социальная миссия. Буквально этой весной началось строительство арендного дома на 156 квартир. Еще немного, и он примет первых жильцов.

Дальше – больше. Здесь будет поликлиника, школа, детский сад. В общем, пока всё идет к тому, что парк «Великий камень» может стать городом-спутником Минска. Не спальным районом, искусственно вынесенным за границы второй кольцевой, а настоящим сателлитом, в котором социальные объекты строятся сначала вслед, а потом и параллельно с производствами. Чтобы можно было и работать, и отдыхать не выходя из парка.

Люди в материале: Юлия Огнева, Кирилл Коротеев
Loading...


«Согласовали перечень продукции из мяса птицы». Куриные субпродукты будут поставлять в Китай из Беларуси



Новости Беларуси.  В Беларуси растет экспорт овощей и мяса, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Наша продукция поставляется в 94 страны мира.

В 2019 году аграрии вышли на 11 новых рынков сбыта. Среди прочих это Таиланд, Кения, Куба и Албания. Как следствие – мы уже наторговали на 4 миллиарда долларов.

Кроме того, наша страна получила право поставлять в Китай куриные субпродукты. Ранее там уже распробовали на вкус белорусскую замороженную говядину и рыбу. Только мясной продукции наши производители экспортировали в Китай в 2019 году на 30 миллионов долларов.

Анатолий Хотько, министр сельского хозяйства и продовольствия Беларуси:
Мы только что возвратились из Китайской Народной Республики, где прошли хорошие плодотворные переговоры по допуску нашей продукции, мяса птицы на китайский рынок. И здесь мы смотрим, в первую очередь, на экономику, добавленную стоимость.

Пять птицефабрик, которые у нас открыты, имеют полный допуск на китайский рынок. Мы согласовали весь перечень продукции из мяса птицы. Это субпродукты, это куриные лапки, крылья – то, что требует китайский рынок.

Помимо этого в нашей стране увеличили объемы экспорта картофеля и овощей. В 2019 году аграрии отмечают отменный урожай – на экспорт уйдет не менее 300 тысяч тонн «второго хлеба».