Звезда сериала «Универ» Виталий Гогунский в программе «Простые вопросы»

17.05.2016 - 23:10

Сегодня в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталевым российский актер, певец и композитор Виталий Гогунский.

Виталий, добрый вечер. Большое спасибо за то, что нашли время для этой встречи. Добро пожаловать в Беларусь! Вы, в общем, имеете богатую историю. Как я вычитал, вы лауреат Полтавской области по фортепиано (1992 год). При этом футбол, другой спорт, сейчас участие в проекте «Без страховки». Что все-таки в детстве было главным: вы были ребенком, который ходит с папкой нот, или все-таки забиякой-футболистом?

Виталий Гогунский, актер, композитор, певец, продюсер:
Главная задача в жизни была – избегать работы всяческим путем (прим. – улыбается).

Но в детстве-то еще не заставляли работать, наверное.

Виталий Гогунский:
Мы сами искали работу. Любили поработать.

Такая потрясающая история связана с проектом «Один в один». Я, честно говоря, поскольку тоже занимаюсь телевидением, думаю, что какие-то вещи все-таки подстраиваются и артистам подбирают более – менее схожие амплуа. Но когда я увидел Виталия Гогунского в образе Алсу и Тины Тернер, я понял, что это может произойти только случайно. Или как-то подготавливать эту историю? Ну где Гогунский, где Алсу!

Виталий Гогунский:
Не знаю, где Алсу, где Гогунский! Я думаю, что именно в номере Алсу не было какой-то похожести, там режиссерская задумка сработала. То есть всегда короля делает свита. Всегда, конечно же, на телевидении если кого-то выносят, то это всегда работа команды. У успеха всегда много отцов.

И вот в «Один в один» была тоже история…

Виталий Гогунский:
Совпало? Там была интересная темная лошадка – актер, которого все знают по одной роли. И тут, вдруг. Понятно, что это было неожиданно.

Виталий, не знаю, правда это или нет, но говорят, что никто в общем-то не знал, что вы поете. А знал только Филипп Киркоров, который вас и пригласил в проект «Один в один». Во-первых, почему Филипп Киркоров, откуда он знал?

Виталий Гогунский:
Где Филипп Киркоров, где Алсу! Эй, Филипп! (прим. – смеется) Мне трудно говорить о себе самом. Для меня это как моя данность, меня это не удивляет.

Понятно, но как так получилось, что Киркоров знал, что вы поете, а для всех остальных это оказалось тайной?

Виталий Гогунский:
Я работал на телевидении в Одессе. Закончил актерскую школу при одесской киностудии. И я приехал в Москву на кастинг мюзикла «Чикаго», который в свое время Филипп Киркоров вел вместе с Егором Дружининым. Именно на том кастинге Филипп услышал, как я пою. А Егор Дружинин сказал: «Ты очень талантливый парень, но тебе надо учиться». После этого я поступил во ВГИК в мастерскую Алексея Владимировича Баталова. А с Филиппом сохранились дружеские отношения.

Череда портретов в проекте «Один в один» – Лепс, солист группы Scorpions, Тина Тернер, Алсу, Фредди Меркьюри, блистательный Шура, Меладзе, Высоцкий. Кто был интереснее всего? Я не говорю «сложнее», я говорю с кем было «интереснее» всего?

Виталий Гогунский:
Знаете, это все личности, скажем так, выпуклые. Это все личности, которые выделяются из общей массы. Все, кого представляют в «Один в один». У каждого из этих артистов есть своя какая-то особенность. И Фредди Меркьюри, и Scorpions, и Тину Тернер, и Майкла Джексона, и Аллу Борисовну Пугачеву, и Киркорова мы с первых нот узнаем. Поэтому они все интересные. И для того, чтобы они получались, просто нужно полюбить каждого артиста, изучить его и, соответственно, просто быть им, просто любить.

Понятно: кого-то проще, кого-то сложнее. Но ходить на каблуках, как ходила Тина Тернер, это требует большого навыка…

Виталий Гогунский:
Скажем так, именно как Тина Тернер ходить на каблуках, несложно. Вот это у меня получилось с первого раза. Наверное, ходить на каблуках, как модели ходят, наверное, непросто. А вот как Тина Тернер… И то я уже в двух местах думал не о том, что кто-то «Simply the best»  или не «Simple the best», а как бы выжить! Все же 12 сантиметров – это много.

Но женщины все-таки люди с другой планеты? Есть ли у нас есть шанс их понять?

Виталий Гогунский:
Женщин? А зачем их понимать?

Я читал ваше интервью, готовился к нашей встрече. Меня очень удивило, что вы так уверенно сказали о том, что мужчина всегда поймет, любит его женщина или нет. И вы в качестве примера сказали, что любящая женщина возьмет все свои бутылочки в гостинице и сложит на неудобную полку, чтобы ты свою зубную щетку мог бросить свободно. Неужели вы искренне верите, что нас не разводят?

Виталий Гогунский:
Знаете, мне кажется, тут каждый вправе относиться к этому, как он хочет. Я считаю, женщин не надо понимать – женщин надо просто любить.

И что, нас не обманывают, мы действительно узнаем, когда нас любят, когда нас используют?

Виталий Гогунский:
А зачем это понимать, если тебе комфортно и ты счастлив. Я просто могу сказать: все относительно – большой опыт и маленький. На моем веку, сколько людей встречается (а последнее время очень много встречается в моей жизни), как в русской народной сказке, как Иванушка Дурачок, если ты с добрым открытым сердцем, так и к тебе так же. А даже если там кто-то пробовал тобою воспользоваться и кто-то даже что-то тебе сделал в жизни в свою выгоду, он все равно в глубине души понимает, что это хороший человек. И в любом случае тебе от этого хуже не будет. Все равно все бумерангом возвращается. Все равно на любовь никто не отвечает нелюбовью. Вот так могу сказать.

Я, честно говоря, очень удивлен таким ответам.  Мне казалось – не из-за того, что в материальном смысле женщины используют мужчин, – так природа устроена, что женщина оберегает свое потомство, используя все силы, все возможности, все навыки мужчин, и мы никогда не узнаем, где с нами хитрят, а где по-настоящему любят.

Виталий Гогунский:
Поэтому мужчина должен быть сильным. Он должен тоже понимать природу вещей. Мы же не обижаемся на то, что снег идет зимой или дождь идет осенью.

То есть снег и дождь – это, как женщина?

Виталий Гогунский:
Это, как женщина, это данность. Женщина – она такая. И правильно вы говорит, что в основе, наверное, мы можем только об этом догадываться, чтобы оправдать поступки. Мне кажется, женщины более земные, более приспособленные и в то же время более возвышенные. Потому что они живут здесь и сейчас. Женщина хочет сейчас праздник, она хочет сейчас любви. Она не хочет, что мы вот сейчас выстроим светлое будущее, и где-то там вдалеке…  Поэтому, наверное, на женщин пробуют кинуть все тяжкие войны, какие-то скандалы. Потому что женщина хочет сейчас, все и сразу.  И того мужчину, который может ей это дать. Или который может ловко обмануть ее, объяснить, что сейчас столько для счастья хватит. И она согласится: нормально, вроде для счастья сейчас хватит мне. Это конфликт, благодаря ему остается этот извечный вопрос взаимоотношений мужчины и женщины и бесконечная палитра, гамма для музыки, кино. Потому что все ищут любви, все ищут этого праздника, все ищут счастья в жизни. Человек хочет жить ради удовольствия. Просто разные прилагаемые обстоятельства: вот у кого-то есть сейчас на черную икру с трюфелями, а у кого-то на хлеб, иногда без масла. Но это не значит, что человек, у которого нет на черную икру, не хочет быть счастливым. Правильно? Я думаю, наоборот, у него еще больше как-то обостряется, открывается все больше чувств.

Вы знаете, я не очень люблю следить за светскими новостями, особенно, когда вникают в личную жизнь. Вы, если не секрет, можете рассказать, в каком статусе вы сейчас находитесь? Вы так рассуждаете интересно, что мне кажется, вы в состоянии влюбленности.

Виталий Гогунский:
Вы так интересно рассуждаете, а вы встречались с женщинами вообще? Вы вообще про это говорите? (прим. – шутит). Сейчас я в статусе счастливого свободного человека.

В поиске?

Виталий Гогунский:
Я уже нашел. На сегодняшний день я занимаюсь профессией. И статус официально…

…поедателя девичьих сердец.

Виталий Гогунский:
Простите, что у вас сегодня? Женские сердца? А можно мне помоложе? Без базилика. Я так люблю, с мятой (прим. – шутит).
Да, статус счастливого человека. Открыт для общения. С открытым сердцем.

Виталий, вы же прекрасно понимаете, что вы очень особенный человек, отличаетесь от среднего джентльмена, который занимается просто бизнесом. Вы узнаваемы, вам значительно проще получить расположение любых барышень. И это не значит, что просто открытое сердце открывает вам дорогу для хорошего общения. Вы же понимаете, что у вас особенная, специфическая история?

Виталий Гогунский:
Конечно, специфическая. Поэтому я тоже сейчас не обманываю ни себя, ни людей.

Не обманываетесь?

Виталий Гогунский:
И не обманываюсь. Да. По крайней мере, стараюсь. Это именно в тот момент, когда мужчина начинает говорить: я все знаю про женщин, я все знаю про любовь – просто надо быть всегда человеком.

Скажите, если взять те фильмы, которые вы знаете, любите, какая романтическая история мужчины и женщины  вам нравится больше всего? Знаете, так по-настоящему интересно.

Виталий Гогунский:
Буквально недавно посмотрел в цветном варианте «Три тополя на Плющихе». И, конечно, могу сказать, что… Да, вот это – да. На ровном месте просто два человека перед камерой за лобовым стеклом сидят, и это тот градус любви, тот поток любви, которому ты веришь. История, может быть, не совсем романтическая, все пришло на круги своя. И здесь, наверное, в этом была виновата и та система, при которой жили люди. И поэтому мы сегодня живем в самой лучшей стране в самое счастливое время. Потому что мы все-таки живем в свободном обществе. Если я хочу любить – я люблю. И меня не может сегодня система обязать находиться тут, потому что тут, или потому что секса в стране нет, или потому что мы боремся за звание почетного Дома быта или Дома культуры и нам надо тут держать в тонусе браки и разводы. И сегодня мы живем в счастливое время. И, конечно, если бы герои «Три тополя на Плющихе» встретились и там была между ними настоящая любовь…

Вот вы же кино знаете изнутри. Вот вы представляете, что эту сцену, к примеру, в которой играет Ефремов и Доронина, снимали в то время, и технологический процесс был совсем не такой, как на площадке тех съемочных картин, когда все очень быстро запускается. Тогда устанавливали свечи сами, ждали дождь, поливали из шланга. Вы осознаете, насколько труднее было работать в то время?

Виталий Гогунский:
Вы понимаете, пока по результатам: мера ответственности, может, была выше. Я вижу качество эмоций, качество материала. Тогда и писали долго – писали по 2 года. Не то, что сейчас. Все было качественнее. Я не верю в чудо. Я не верю в то чудо, что человек такой гениальный, он может в трех фильмах параллельно сняться. Я в это не верю. Я просто видел много актеров, которые начинали «косить капусту»: он летит туда, там просто «добрый вечер», потом садится у него что-то ночью в Питере, утром в Новосибирске – он везде, всюду «привет». Это в никуда, это не пошло ни в какой золотой фонд.

Кстати, вы в отличной форме. Сколько вы уделяете времени спорту?

Виталий Гогунский:
Нисколько. Хорошее настроение и любовь к людям.

Да ладно? Прям ни пробежки, ни гантели, ни футбол?

Виталий Гогунский:
Вот был проект «Без страховки». Он меня за месяц просто в какую-то идеальную форму привел. А сейчас как-то на это нет времени. Но у меня есть мечта, и когда-нибудь, я думаю, она реализуется: я хочу все-таки уехать жить на берегу океана и заниматься серфингом.

И все – никакого кино?

Виталий Гогунский:
Почему? Там можно писать сценарии. Я пишу сценарии.

Вы любите своего Кузю из «Универа»?

Виталий Гогунский:
А как бы его полюбили зрители, если бы я его не любил?! Я четыре года там не снимаюсь и уже скучаю. Иногда дома бывает грустная минута – смотришь, и прям смешно. Меня лечит. Я его создавал столько лет. Конечно, люблю.

Спасибо за ваше время, за это интервью. Всего вам самого доброго. Привет всем вашим мультяшным персонажам. Вашей очаровательной дочке, с которой вы спели несколько замечательных дуэтов.

Виталий Гогунский:
Я сам рад, что смог спеться со своей любимой дочкой.

Всего доброго!

Виталий Гогунский:
Спасибо большое!

Новости по теме
‡агрузка...