Почему колхозу «Родина» удаётся быть образцовым сельхозпредприятием? Интервью с председателем Александром Лапотентовым

15.07.2018 - 19:57

Новости Беларуси. Хорошо, когда есть предприятия, на которые можно равняться.

Колхоз «Родина» в Белыничском районе. Когда-то убыточный, теперь это успешно работающее хозяйство. Его на неделе посетил Президент, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Только несколько цифр: средняя зарплата – почти 1000 рублей, количество работающих – около 300 человек, из них почти треть – молодые люди, рентабельность продаж – почти 13 %.

Но если говорить в целом о регионе, то это скорее исключение, чем правило. Поэтому Александр Лукашенко требует немедленно заняться развитием Белыничского района. Укор за бездействие – в сторону местных органов власти и членов правительства, ответственных за область. Слова благодарности и просьба оказать содействие в улучшении ситуации в районе в целом – председателю колхоза «Родина» Александру Лапотентову.

Мы отправились лично поговорить с Александром Михайловичем, который руководит хозяйством более 35 лет. И убедиться: для него, как ни для кого другого, судьба и «Родина» едины!

Юлия Огнева, СТВ:
Александр Михайлович, в последнее время о вашем колхозе говорят очень много. Но что по-вашему есть колхоз «Родина» на сегодняшний день?

Александр Лапотентов, председатель СПК «Колхоз «Родина»:
Потихоньку топтались, топтались, совершенствовали то, что можем. Как было сказано Президентом, по-крестьянски рачительно использовали свои средства и возможности. И примером тому является та ферма, где мы сейчас находимся. Это самое экономически выгодное предприятие у нас сегодня из 8 ферм, где рентабельность говядины превзошла 78 %.

Это говорит о том, что уже всё, хватит производить в бетоне, монолите, металле в такой дороговизне. Это, наверное, особенность нашего хозяйства. Хотя эти помещения могут стоять под мою гарантию 20 лет, как минимум, а окупаемость – буквально максимум 1,5 года каждое помещение по привесу.

Юлия Огнева:
А в целом экономика вашего колхоза какова?

Александр Лапотентов:
В 2018 году мы получили 3 млн 600 тысяч прибыли при 30 %-ной рентабельности хозяйства. Это очень немалые показатели при 17,2 % рентабельности продаж.

Юлия Огнева:
Куда поставляете продукцию?

Александр Лапотентов:
Работаем мы пока с госпредприятиями. В принципе, к переработчикам сегодня у нас никаких вопросов не возникает.

Юлия Огнева:
А это Могилевская область?

Александр Лапотентов:
Это только Могилевская область.

Юлия Огнева:
А есть ли, например, какое-то предприятие перерабатывающее из другой области, которое предложит вам цену выше?

Александр Лапотентов:
Мы сегодня боремся за денежные средства, доходы и прибыльность в хозяйстве. Точно так понимая ситуацию, областной исполком и комитет «Облагропром» могилевский, конечно, борются за свою продукцию, помогая тем самым и нам всем. Поэтому, конечно, мы согласовываем реализацию.

Очень редко бывает, что мы своих детелей (они у нас высококлассные, очень востребованные по всей Беларуси) иногда с их ведома можем реализовывать в других областях.

Есть ли в белорусском молоке и мясе антибиотики? Рассказывает председатель успешного сельхозпредприятия

Юлия Огнева:
Александр Михайлович, рассказывайте, что за поле?

Александр Лапотентов:
В данном случае это тритикале на площади 240 гектаров. Тут урожайность очень даже должна нас устраивать.

Очень своевременно пошли дожди. Получена на этом поле абсолютно полная заправка, поэтому мы ждем от него довольно серьезного урожая.

Юлия Огнева:
То есть погода не сильно повлияла?

Александр Лапотентов:
Я думаю, что в «Родине» может быть на 2-3 % сказалось отрицательно на засухе. Очень своевременно пришла помощь от Господа, и мы сегодня ждем урожай зерновых. Как мне кажется, тот урожай, который мы получили в прошлом году – практически 21,5 тысяч тонн при урожайности 62,5 центнера – мы будем к нему приближаться.

Юлия Огнева:
Можете ли вы влиять как-то на урожай вне зависимости от погоды?

Александр Лапотентов:
Может быть, в последние 15-20 лет всегда человек искал себе возможность. Надо, конечно, ресурсы.

Юлия Огнева:
Когда начнете собирать? Какова готовность?

Александр Лапотентов:
Есть поля с большей готовностью, есть с меньшей. Считаю, что это поле мы раньше, чем через две недели убирать не пойдем.

Юлия Огнева:
Скажите, а высокие технологии, может быть, точечное земледелие к вам уже пришло?

Александр Лапотентов:
Есть у нас такие механизмы, агрегаты и навигаторы. Всё работает на какую-то частичную экономию затрат и средств на получение этой продукции. Я считаю, дело за будущим, а в «Родине» – наверное, даже за ближайшим будущим. Мы переходим на суперсовременные технологии.

«Надо видеть перед собой людей». Председатель колхоза «Родина» раскрывает секреты успеха предприятия

Люди в материале: Александр Лапотентов
Loading...


Александр Лукашенко: столкнулся с тем, что хлеб убрать нечем. И тогда приняли решение – будем делать свой комбайн



Новости Беларуси. О поддержке предприятий, развитии сельскохозяйственного машиностроения и региона в целом. Президент 20 ноября побывал с рабочей поездкой в Гомельской области, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. На этот раз площадкой для серьезного разговора стал промышленный гигант «Гомсельмаш».

Сейчас вместо примитивных станков – производственные линии, а вместо деревянных хозблоков – просторные цеха. Еще 20 лет назад и урожайность была в два раза меньше, и убирать хлеб было не на чем. Начинали с чистого листа.

Евгений Пустовой, корреспондент:
На поле у деревни Чистые Лужи решили создать белорусский комбайн. Время показало: решение Президента было верным.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Хлеб нечем было убирать, нечем убирать хлеб. «Нива», «Колос», «Дон-1500» – они все уже развалились, рассыпались. И во времена того предыдущего поколения наших протестунов (помните, Шушкевич, Позняк?) ориентация на что была? Все поделим, фермерские хозяйства создадим. Давай делить технику. Технику, колхозы, совхозы разорили, технику поделили. Кто ближе был к власти, тот прихватил там, директора и прочие. Ничего нет.

И столкнулся я с тем, что хлеб убрать нечем. Всего 5 миллионов тонн. 4-5 миллиона производили – нечем убирать. И мы вон там встретились на поле. Я говорю: «Мужики, что будем делать? Надо спасать, хлеб убрать».

И вот сейчас мы вспоминали. Там у нас был Василий Севостьянович Леонов министром сельского хозяйства. Сейчас где-то он в оппозиции, в свое время ушел. Мой первый секретарь обкома тогдашний. Может, из-за ревности, что его ученик стал Президентом, а он остался министром.

Помню категорически: «Нет. Александр Григорьевич, нельзя делать нам комбайны». Горбачев десятки лет делал комбайн «Дон-1500», и тот оказался никакой. Я говорю: «А как хлеб убирать?» – «Мы купим в Германии». Я говорю: «А за что купим?» Для того, чтобы купить дорогие комбайны в Германии, класс, марки John Deere, американские комбайны, огромные деньги надо. И тогда мы приняли решение, он был у истоков этого. Мы будем делать свой комбайн.

И когда он последний комбайн создал у меня на родине, сказал: «Мы будем испытывать на поле». Когда я сел на этот комбайн, механизатор, испытатель говорит: «Садитесь». Я сел за штурвал комбайна – мне стало страшно.

Читайте также:

Александр Лукашенко на «Гомсельмаше»: хочу, чтобы все понимали, что государство плечо подставит, но когда-то долги надо отдавать

У Александра Лукашенко спросили о сливах телефонных разговоров в сеть. Вот что ответил Президент

Александр Лукашенко: я смотрю – Новая Боровая. Я думаю, что за микрорайон? А кто там живёт?