Исследователи США пришли к выводу, что излучение смартфонов не наносит существенного вреда

04.02.2018 - 16:58

Новости США. На сайте Национальной токсикологической программы США были опубликованы результаты исследований облучения крыс телефонной радиацией.

По сведениям на сайте STAT, исследователи пришли к выводам, что радиационное излучение смартфонов не наносит людям существенного вреда.

Учёные проводили опыты на крысах. Подопытных облучали 2 года по 9 часов в день. У мужских особей могли появляться опухоли сердца, у женских особей – нет. Также у крыс обоих полов не возникали опухоли головного мозга. Исследователи отмечают, что крысы подвергались гораздо более мощному облучению радиацией, чем люди, постоянно использующие телефоны.

Вызвал интерес и тот факт, что облучаемые крысы показали лучшую выживаемость. К концу двухлетнего исследования выжило 28% крыс, которые не подвергались какому-либо воздействию. В то же время при различных типах излучения выжили от 48% до 68% подопытных. Крысы, которых не облучали, чаще имели проблемы с почками. Учёные пока не делают никаких выводов на этот счёт и списывают результаты на случайность.

Официально отчёт планируется опубликовать в марте, после оценки коллегами.

Зимой прошлого года исследователи Департамента здравоохранения Калифорнии пришли к противоположным результатам.

По их словам, излучение телефона может увеличить риск развития рака и бесплодия – здесь подробнее.

Люди в материале: нет
Loading...


«Сейчас там есть кусочек белорусской земли». Белорусские полярники рассказали об экспедициях в Антарктиду



Новости Беларуси. На неделе из Минска стартовала очередная Белорусская антарктическая экспедиция, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Отправились 10 ученых, которым предстоит не только обустраивать собственный дом у горы Вечерняя (именно там на побережье моря Космонавтов расположена белорусская станция), но и проводить целый ряд научных исследований. Каких именно и чем так манит белорусов самый холодный континент? Рассказали Владимир Рыжиков, начальник центра полярных исследований, и настоящая легенда белорусского полярного движения Юрий Гигиняк, который встретил 75-й день рождения в Антарктиде.

Дорогие друзья, коллеги! Позвольте от ученых-белорусов, работающих сейчас в Антарктиде, здесь, на российской станции «Прогресс», там, далеко от нас, на горе Вечерней работает дружный коллектив исследователей, поздравить вас и нас с профессиональным праздником белорусской науки.

Надеемся, что наши исследования приведут к новым открытиям, новым результатам. Все работы здесь проводятся в знаменательный год 200-летия открытия Антарктиды. Позвольте передать привет родным, знакомым отсюда, из далекой Антарктиды. Всего хорошего!

Почти 50 % лишайников, которые в Антарктиде, есть и в Беларуси

Игорь Позняк, ведущий:
Вы не с пустыми руками к нам оттуда прилетели. Издалека это похоже на бутерброд с черной икрой. Что это на самом деле такое?

Юрий Гигиняк, ведущий научный сотрудник центра по биоресурсам НАН Беларуси, кандидат биологических наук:
На одном из минералов здесь показаны лишайники, которые растут в Антарктиде. Это растительные организмы, которые привыкли к экстремальным условиям. Они на зиму в спячку, так сказать, ложатся, закрываются снегом. А когда появляется антарктическое солнышко, у них рост появляется.

Игорь Позняк:
В Беларуси не жарко им будет?

Юрий Гигиняк:
Нет. Дело в том, что почти 50 % лишайников, которые в Антарктиде, есть и в Беларуси. То есть это такие космополиты, биполярные виды. Мы их исследуем. Они могут жить до 10 тысяч лет.

Игорь Позняк:
То есть, для понимания, это абсолютно живой организм?

Юрий Гигиняк:
Это абсолютно живой организм. И среди этих лишайничков еще живут другие беспозвоночные, которых мы изучаем.

Игорь Позняк:
Сколько раз вы были на этом удивительном континенте?

Юрий Гигиняк:
Пять раз. Первый раз в 1970 году, в 1971 году был поднят впервые флаг БССР над материком Антарктида. Вот это  наше достижение.

Владимир Рыжиков, директор Республиканского центра полярных исследований:
И этот человек Юрий Григорьевич, потому что он первый поднял белорусский флаг, БССР, тогда на континенте Антарктида.

Игорь Позняк:
Полвека прошло.

Юрий Гигиняк:
Да, 50 лет.

Игорь Позняк:
Вы, Владимир Анатольевич, отправляли тринадцатую экспедицию на этот континент, сейчас она в пути. За эти полвека что произошло с точки зрения научных исследований? Как вы продвинулись? Как продвинулась белорусская наука?

Сегодня белорусскими учеными проводится исследование в области геофизики, то есть открытие месторождений полезных ископаемых

Владимир Рыжиков:
Во-первых, нужно отметить, что все экспедиции, которые отправлялись уже в независимой Беларуси, носили научный характер. То есть это научные экспедиции. Туда ехали, как правило, ученые из Академии наук, из различных вузов, БГУ, в частности, которые направлялись по определенным научным заданиям, перспективным, которые должны были внести какой-то вклад в научные исследования и так далее.

Сегодня нашими белорусскими учеными проводится исследование в области геофизики, то есть открытие месторождений полезных ископаемых. Юрий Григорьевич проводит биологические исследования по оценке биоресурсов в том регионе, где находится белорусская станция. Проходит исследование по физике атмосферы, состоянию озонового слоя.

Игорь Позняк:
Скажите, зачем небольшому среднеевропейскому государству, которое находится за десятки тысяч километров от этого континента, все это?

Юрий Гигиняк:
Сейчас более 30 стран имеют там свои станции. 30 государств. Но, например, взять Аргентину она имеет там 10 станций. Она по всему периметру Антарктиды, если мы посмотрим на карте, застолбила свои кусочки земли. То же самое Америка, Франция, Чили, Италия. Сейчас у нас, так сказать, кусочек белорусской земли в Антарктиде есть. 

Игорь Позняк:
С белорусским флагом?

Юрий Гигиняк:
С белорусским флагом, обязательно. Причем я бывал, другие ребята тоже бывали: на других станциях всегда поднимает та страна, где мы присутствуем, белорусский флаг. Такое международное братство, так сказать.

Как устроена система модулей Белорусской антарктической экспедиции

Игорь Позняк:
Белорусская станция, о которой вы сейчас говорите, что сейчас из себя представляет?

Владимир Рыжиков:
Это система модулей, которые расположены в разных местах, в зависимости от рельефа. Это модуль управления, где находятся основные системы спутниковой связи, общения с внешним миром, с соседними станциями, судами, которые находятся в акватории нашей станции. И, конечно же, в модулях, где проживают наши полярники, расположены научные лаборатории. Это восьмисекционный модуль.

Особенность этих конструкций в том, что они находятся на платформе. Платформа позволяет ветрам, которые там достаточно активно господствуют  там высокая сила ветра и продуваемость снега, то есть сносится все на прилегающую территорию и не задуваются эти модули. Это упрощает работу наших полярников по жизнеобеспечению станции и нахождение: не надо расчищать снег и так далее.

Вопросы задают из зала девушки: как попасть в Антарктиду?

Игорь Позняк:
Академические ученые тоже наверняка проходят какой-то отбор, и не каждый согласится ввязаться в такую авантюру. Человек должен быть немного зависим. Юрий Григорьевич, скажите, эта зависимость действительно существует?

Юрий Гигиняк: 
За 50 лет жизни в Антарктике я прочитал очень много лекций в школах, университетах, пединституте, пограничникам читал. Как ни странно, вопросы задают из зала девушки: как попасть в Антарктиду? Почему-то этот романтизм сейчас где-то на втором плане.

Владимир Рыжиков: 
Я хочу добавить. При всех нюансах, несмотря на то, что чуть-чуть, наверное, поутихла привлекательность для молодежи или стремление молодежи попасть на Южный континент, тем не менее, такие люди есть. Они обращаются, приходят. Их не так много, правда, но это наблюдается. В эту экспедицию было много желающих. Пишут письма на адрес центра полярных исследований с просьбой, как попасть в экспедицию, какие должны быть требования, условия отбора и так далее.

Полтора года мы жили на островке 100 на 100 метров

Среди ученых есть костяк людей, которые регулярно туда направляются и стремятся туда. Юрий Григорьевич это вообще, я считаю, легенда белорусской науки, полярной науки. Потому что в таких экстремальных условиях была у него первая зимовка, где не каждый сможет, в принципе.

Юрий Гигиняк:
Полтора года мы жили на островке 100 на 100 метров, это 16-я экспедиция, сейчас 65-я. То есть 50 лет назад ровно. Наша задача была погружаться под лед и изучать то, что живет в антарктических морях. А вода в морях, которые окружают Антарктику, имеет температуру -2°С приблизительно. Там дюже не забалуешь, долго не посидишь. И мы полтора года в полярную ночь, в полярный день ныряли и изучали все это. Так получилось, что, когда я вернулся оттуда, то защитил в Беларуси единственную диссертацию по животному миру Антарктики. Сейчас у нас в Антарктику у биологов, кстати генетика, зоология, ботаника, морские, пресноводные, воздушные исследования, орнитофауна, киты, тюлени все это мы изучаем в Беларуси.

Игорь Позняк:
Ваши коллеги, которые сейчас находятся в далеком пути, когда прибудут на место?

Владимир Рыжиков:
На место они прибывают в начале декабря этого года, а обратно будут возвращаться в начале марта.

Игорь Позняк:
Пожелаем им удачи на этом суровом континенте, куда они сейчас направляются.