«Это спасение для нас». Президент требует большей эффективности от льняной отрасли

30.11.2018 - 21:44

Новости Беларуси. Льняная отрасль должна работать эффективнее. Для этого нужно сократить импорт: в том числе сырья и запчастей для техники, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Такие задачи поставил Александр Лукашенко во время совещания по развитию льноводства. Перед тем, как приступить к предметному разговору, Президент ознакомился с работой Оршанского льнокомбината – крупнейшего в Европе производства в этой области. По мнению главы государства, несмотря на масштабную модернизацию предприятия, должной отдачи здесь пока нет.

Оршанский льнокомбинат – крупнейший в Европе. Аналогичных в ЕС уже нет, не выдержали конкуренции. №1 по льну сегодня в мире – французы, за ними идут китайцы, Беларусь чуть-чуть отстает. Уже серьезная позиция. Но то, что льнокомбинат в Орше на плаву, заслуга государства. Много лет отрасль субсидируется и модернизируется. Речь ведь – о всех льнозаводах страны.

Алла Сулимова работает на комбинате 22 года. Ее мама тоже отдала предприятию всю жизнь.  Ну и заложила семейную династию ткачих – еще две ее дочки работают со льном. Сейчас здесь 4 тысячи сотрудников. Наверное, может быть и больше. За несколько десятилетий Оршанский льнокомбинат обеспечил не одно поколение работой. Государство хочет, чтобы предприятие развивалось, для этого и модернизируется вся отрасль. Построенная по китайскому проекту фабрика стала выпускать в 3,5 раза больше ассортимента продукции.

Алла Сулимова, ткач ОАО «Оршанский льнокомбинат»:
Я на станке за смену нарабатывала по 40-50 метров, сейчас на некоторых образцах могу больше 100 метров, 110, 100, 80, 60, смотря какая плотность ткани. Раньше была зона обслуживания 5 станков у нас. Сейчас зона обслуживания – 7. Естественно, метраж больше и зарплата увеличивается.

Здесь производят суровые ткани, после обработки из них шьется эко-одежда. И еще белорусские джинсы, и японское кимоно. В отличие от синтетики, лен буквально «дышит», человеку в такой одежде комфортно. Прочнее хлопка. А льняное постельное белье – самое лучшее. Обычное полотенце выдерживает 50 стирок, а оршанское – 300. Оборудование на фабрике – одно из лучших.

Игорь Ещенко, начальник управления развития ассортимента и рекламы продукции ОАО «Оршанский льнокомбинат»:
Это ткань для спортивного кимоно. Мы ее разработали по специальному заказу, она с применением, в том числе, катанизированной пряжи, то есть это – один из способов применения короткого волокна.

Лен – элитное, но трудное для обработки сырье. Сделать из него ткань – сложнейший процесс. Полный цикл включает более 100 технологических операций. Добротного волокна – это так называемый лен-долгунец – в Беларуси выращивается пока недостаточно. Но ведь модницам все равно – они ждут качества. Не будет белорусского, купят китайское. Вот и выходит, надо закупать зарубежное сырье. Но когда-то надо перестать кормить бельгийских или французских фермеров.

Президент Беларуси о льняной отрасли: должна в течение трёх лет минимум в два раза эффективнее стать

После модернизации география поставок белорусского льна расширилась. Основной рынок – Евросоюз, хотя наши вещи можно найти и в Канаде, Бразилии, Японии. Александр Лукашенко ознакомился с модернизированными цехами и готовой продукцией. Ассортимент вырос, но его можно увеличить.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Это, я считаю, глубокая переработка, добавленная стоимость, дополнительные деньги и занятость, уход от импорта, что нам мешает обеспечить свои больницы и прочее, отсечь импорт и продавать свое? Ничего не мешает. Я знаю, что такое лен, в отличие от тебя.

Мало того, что это политическая культура, самое главное, что этого льна не хватает в мире 

Никто не хочет заниматься льном, потому что это культура тяжелая. Значит, рынок будет. Чем дальше, тем больше. Ну и коль мы начали этим заниматься и вложили большие деньги в производство и переработку, надо дальше, углубляя эту переработку, получить и косметологические товары, и для медицины, плюс бумага. Надо углубляться, это к тому, что я говорил в Витебске, 20-30 миллионов долларов – на выходе прекрасный продукт. Тем более, есть желание. Вопрос номер один – это глубинная переработка льна. Все равно короткое волокно будет всегда, больше или меньше, но будет.

Вырастить качественный лен и обработать его – пока проблема. Но у белорусов есть присказка: посеешь лен – пожнешь золото. Сегодня это означает занять свободные ниши на рынке. Продукция из льна – тот самый случай. Конечно, надо покупать белорусское, но сначала надо сделать его качественным, а это получается, если любишь свое, дело, продукт.

Александр Лукашенко:
Главное мое впечатление сегодня пока – безобразные мы люди. Я часто говорю: любить надо свою страну. И любовь должна выражаться не в болтовне и словах, а в делах.

Давно приняли решение заниматься льном. Сегодня уже поздно спорить, правильно ли мы это сделали. Я считал, считаю и вы убедились в том, что мы поступили правильно.

Посмотрите, раньше Франция, Китай, Россия, по мелочи Нидерланды, Бельгия, мы, Казахстан, может быть, немного занимались возделыванием льна. Мы были на каком-то там 6-7 месте, если не брать Советский Союз.

Что касается переработки и производства тканей, то мы всегда были на высоте. Что происходит сейчас? Я отвечаю на вопрос, правильно ли мы поступили, что ввязались в модернизацию этого предприятия?
А сейчас произошло то, что мы оказались на втором месте. Франция еще немного шевелиться по производству льна. Только качественно шевелиться, в отличие от нас. Китай свернул производство, осталось совсем немножко. В Китае не хватает земель, посевных площадей не хватает, поэтому они занимаются производством продуктов питания, им не до льна. Они закупают, если есть где купить волокно, в том числе и у нас. Россия, если чуть-чуть и производит – качество такое, как у Гусакова, а то еще и хуже, но тоже сворачивает и производство машин, которые были в Советском Союзе для переработки и возделывания льна. Льноводство в России загнулось напрочь. Китай не производит, никто больше не производит. И мы оказались фактически на втором месте.

Оршанский льнокомбинат  это пока 8% мирового рынка технических тканей из льна. Но ведь это всего одна статья экспорта. А их могут быть десятки. Северный шелк нужен всем: от домохозяек и модниц до медиков и пожарных

Александр Лукашенко:
Для нас, чернобыльской республики, Украины и России – это вообще, образно говоря, «лекарство». Льняные ткани – это спасение для нас. Мир давно понял, особенно Европа: льну быть. А число производителей уменьшается. Так правильно мы поступили, что когда-то занялись модернизацией производства, особенно на этом льнокомбинате – это наша история? Абсолютно правильно. Ответили мы на этот вопрос, и жизнь это подтвердила.

Но, казалось бы, почему у меня такое поганое настроение? Потому что мы безобразно к этому относимся. Походя по этим цехам, руководитель предприятия просто обмолвился, вот короткое волокно, это сделали, это сделали. Прекрасные ткани делают из короткого волокна. Мы их видели.

Но это всего 30-35% он переработал короткого лучшего волокна.  А остальные 70%? Вопрос, что надо было закупить на 15-20 миллионов по одной линии, 15-20 миллионов – по второй линии подтехнологии, которые мы знаем, и производить папиросную бумагу, медицинского назначения продукцию. Цена импорта сегодня 85 миллионов долларов ежегодно, мы это все завозим в страну, а цена производства 20 плюс 20 миллионовгрубо 40, а то обойдемся и меньше. Я уверен.

Так почему мы до сих пор не осуществили более глубокую переработку этого нашего богатства, льна?

Мы правильно приняли решение, что спасли возделывание льна. Мы правильно приняли решение, что занялись модернизацией льнозаводов, предприятий по переработке льна. Абсолютно правильно параллельно, а может быть раньше, начали модернизацию льнокомбината.

Но самое главное – что мы не занимаемся углубленной переработкой этой культуры. Нужно решить эти три-четыре вопроса, которые были поставлены в ходе посещения фабрики. Нужны оперативные ответы на эти вопросы.

Александр Лукашенко поставил задачу сократить импорт сырья и запчастей для техники в льноводстве

Вообще, лён в текстильной промышленности – это очень выгодный элемент. Только он единственный ежегодно воспроизводимый вид сырья. Не случайно его называют золотом. Возрождение этого промысла в Беларуси: это и заводы с рабочими местами и новые продукты, как льняное масло, например.

Александр Лукашенко:
Постарше люди знают, что такое льняное масло. Масло – это спасение. Это лекарство начиная от малюток и заканчивая взрослыми. Несколько лет назад, мы дожились, что полностью его импортировали.

Не дай бог, Михаил Иванович, вы до сих пор завозите хоть один килограмм этого масла. Пеняйте сами на себя.

Определена технология выращивания льна. Идет модернизация перерабатывающих производств, но нужны и темпы. Все это следует делать скорее и одновременно на совесть. Предприятия позволят трудиться поколениям белорусов.

Александр Лукашенко:
Несколько лет подряд мы талдычим об этом. Мы разобрались прямо в поле, в цехах, на льнозаводах, на дворах хранения льнотресты – везде побывали. Некоторые заводы создали образец, какие они должны быть.

Но ситуация в льноотрасли не радужная. Нужно сказать, что какой-то маленький прирост есть, динамика в нужном направлении. И не только потому, что рынок помог нам, спрос пошел, ну еще как-то зашевелились. И в хозяйствах начали больше внимания уделять этому льну, но это же слезы.

Есть проблема – нужно решение. Вот схема работы на сегодняшнем совещании в Орше. Не соблюдение технологий – удар по урожаю льна, а значит и работе всей отрасли. Это, кстати, вопрос к аграриям.

Михаил Русый, заместитель премьер-министра Беларуси:
Недоработка наша технологическая, может, и управленческая. Мы получаем удельный вес выхода длинного волокна очень низкий – 19%. Должны получать 40%. Эти заводы, которые я называл, они получают этот результат.
В этом году свое слово сказала и погода. У нас Пружанский льнозавод всегда пример, а получил 25 центнеров, сделал полностью весь цикл технологический. Это частность, но которая может проявиться в остальном, все должно работать в нужном русле.

Александр Лукашенко:
Мы же с вами не с Луны свалились! Где-то не получилось, а где-то получилось. У нас земли и засушливые, и чрезмерно влажные. Почему не получилось? Не получилось, потому что мозги набекрень. Один ответ. Оправданий быть не может.

Поручение Президента по семеноводству – льностанций должно быть ровно столько, сколько нужно. Ни больше не меньше. Тогда и оснастить их оборудованием будет легче, и контролировать тоже.

Александр Лукашенко:
Если Шерстневу надо одна льносемстанция или центр по подготовке семян, сделай один и не распыляйся.

Ситуации, когда закупленное оборудование годами лежит без работы, просто недопустимы. А это потерянные деньги, упущенное время и не созданные рабочие места. Есть и резервы по технике, нужной для льна. Зачем покупать новое, если можно отремонтировать старую, но годную? Во всем нужен хозяйственный подход.

Александр Лукашенко:
Почему техника, которая попадает частнику – трактор, сеялка, веялка – веками работает, а у вас она разваливается и вы ее списывать готовы?!

За зиму надо восстановить эти несчастные сеялки. Восстановить все надо. Есть что покупать без ваших этих оборачивателей.

Я считаю, что у нас все есть. Нужно восстановить все, что сегодня под забором брошено, и работать надо.

Не обошли вниманием такую острую тему, как нечистоплотные на руку управленцы и коррупция. В общем, у каждой ошибки есть конкретный автор. И либо она должна быть исправлена, либо наказан виновный. К сожалению, когда речь идет об импорте, то это бывает широкое поле для злоупотреблений.

Александр Лукашенко:
Все, что касается запасных частей к технике – сеялкам, веялкам, оборачивателям, прессам и прочее – вы должны произвести, скопировать у себя. Никакого импорта. Не дай бог, полезут за рубеж что-то покупать, немедленно наказывайте. Мы машиностроительная страна, производим сложнейшие машины. Мы не можем произвести запасные части основные?

Уже сейчас соберите заказы, допустим, льнокомбинат. Он скажет из этих машин основные узлы, которые им приходится здесь ремонтировать. Вплоть до создания цехов по импортозамещению в той же Орше.

После льняной темы обсудили и другие социально-экономические вопросы, проблемы предприятий, которые у всех на слуху. Орша – все-таки пилотный проект, на котором отработали технологии и методы по развитию других городов Беларуси.



Новости экономики за 14.08.2019



Новости Беларуси. С 14 августа начинает действовать новая, сниженная до рекордного уровня, ставка рефинансирования – 9,5 % годовых, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Такое решение, напомним, ещё неделю назад приняло правление Национального банка.

По мнению регулятора, во втором квартале интенсивность инфляционных процессов замедлилась, а прирост потребительских цен снизился ниже целевого уровня.

Кстати, несмотря на снижение ставок, рублёвые вклады белорусов продолжают расти. За июль плюс ещё 82 миллиона. Общий объём рублёвых депозитов теперь уверенно превышает 4,5 миллиарда рублей.

ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В 2019 ГОДУ УЖЕ ПРЕВЫСИЛИ 5 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ

Иностранные инвесторы вложили в первом полугодии в реальный сектор экономики Беларуси, за исключением банков, более 5 миллиардов долларов.

Наибольший вклад внесли субъекты хозяйствования России, почти 45 процентов всех поступлений. На втором месте с результатом 20 % – Соединённое Королевство Великобритании и замыкает тройку Кипр, на который приходится примерно 8 %. Отечественные организации в то же время направили за рубеж почти 3 миллиарда долларов. Основными получателями этих инвестиций стали компании России. Заметная часть объёма досталась структурам Украины и Великобритании.

БЕЛАЗ НАЧАЛ ПОСТАВКИ В КУЗБАСС КРУПНОЙ ПАРТИИ 90-ТОННИКОВ

БелАЗ продолжает заполнять карьеры российских горнодобывающих предприятий самой современной техникой. Начались поставки 90-тонных самосвалов в Кузбасс. Договор был подписан в июне на выставке в Новокузнецке.

Инфляцию в июле ускорили ЖКХ, мобильная связь, табак и помидоры

До конца года предприятие получит 21 машину. Первые уже собраны и приступили к работе. Стоит отметить, что БелАЗ первым на мировом рынке карьерной техники предложил 90-тонный самосвал с электромеханической трансмиссией. Завод, таким образом, удовлетворил спрос на технику с машины себестоимостью эксплуатации и высокими технико-экономическими показателями.