О «бронзе» в Рио, конфликте с тренером и декрете: Александра Герасименя в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталёвым

23.08.2016 - 23:14

Александра Герасименя, бронзовый призёр Олимпийских игр 2016 года в плавании на дистанции 50 метров вольным стилем, в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталёвым

Добро пожаловать на программу «Простые вопросы», сегодня в отеле «Пекин» гость нашей студии Александра Викторовна Герасименя. А также – впервые в нашей студии бронзовая медаль Олимпийских игр. Саша, добрый вечер! Большое спасибо, что нашли время на эту встречу. Вопрос №1: 0,04 секунды, насколько я понимаю, как музыкант (щёлкает пальцами) – это вот такая разница приблизительно между касаниями за первое место и касаниями за третье место. Но, чисто технически, как это можно уловить, как это происходит?

Александра Герасименя, бронзовый призёр Олимпийских игр 2016 года в плавании на дистанции 50 метров вольным стилем:
На самом деле, человеческим глазом это невозможно увидеть и, если бы были старые хронометры, которые исчислялись буквально десятыми, возможно и сотыми, но человеческой рукой, то, возможно, бы расклады были абсолютно  другими. Неизвестно, как было бы. Именно поэтому у нас и находится электронное табло, которое показывает время непосредственно сразу же после касания.

Фиксируется касание?

Александра Герасименя:
Конечно. То есть, во время стартового сигнала запускается время и касанием оно, собственно, останавливается.

Поэтому неразберих у нас не бывает, потому что всё чётко и объективно.

Но тогда, насколько я могу предположить, существует своя тренировка, отрабатывание, так называемое, касания. Если уж зависит вот эта вот разница (щёлкает пальцами), то все спортсмены, особенно такого уровня, отрабатывают, как раньше другого коснуться бортика?

Александра Герасименя

Александра Герасименя:
Конечно. Во время тренировок у нас идёт много технической работы, особенно перед соревнованиями. Мы отрабатываем как стартовые отрезки, так и, естественно, повороты, если они есть в заплыве и касания. Просто иногда случаются такие моменты, что когда ты подходишь к своей физической форме, у тебя увеличивается та же сила гребка, длина гребка и когда появляется, непосредственно, сама лёгкость.

Поэтому, ты, сколько ни отрабатывай, ты всё равно не можешь чётко представить, особенно на 50 метров, под какую руку ты попадёшь.

Всё-таки, в пылу борьбы ты уже не думаешь о том, насколько правильно ты выполнил тот или иной элемент, он должен уже настолько быть автоматическим, что ты не должен об этом задумываться. Что касается 100, 200, 400 метров, у нас есть определённая стратегия, чтобы правильно разложить. Вот там – да, стоит чётко соблюдать определённый ритм, знать, особенно для «дельфинистов», потому что у них,  всё-таки, если ты вдруг не попал в касание, у них очень громадная разница. И поэтому надо чётко знать, сколько гребков тебе сделать, как правильно сделать поворот. Дистанция 50 метров – она такая непредсказуемая, иногда вот случаются такие, к сожалению, казусы.

Я думаю, как много случайного могло бы произойти вот в эти 0,04 секунды. И в ту, и в другую сторону.

Александра Герасименя:
Абсолютно согласна.

Не знаю, что бы произошло, если б я пошла под другую руку.

Может быть, я коснулась бы первая, а, с другой стороны, может, я бы долго тянулась и, вообще бы не попала бы в касание.  

Послушайте, я на Вас смотрю и не могу понять: как вот в эту шапочку для плавания помещается такая копна волос. Что Вы делаете, чтобы там всё это разместить?

Александра Герасименя

Александра Герасименя

Александра Герасименя:
На самом деле, с помощью вот этих рук. За 20 лет тренировок и надевания шапочек мы научились прятать их хорошо.

Никогда не было желания состричь к чёртовой матери?

Александра Герасименя:
Ой, было, поверьте. И очень часто. До сих пор есть такое желание. Но, всё-таки, понимаю, что эстетически это более красиво.

Александра, такой вопрос от меня, как от человека, который тоже любит спорт, но, наверное, как большинство мужчин в нашей стране, да и не только – мы любим игровые виды спорта, где видно соперничество, где можно предусмотреть какую-то стратегию, тактику. За что же можно полюбить плавание? Вид спорта, в котором сложно в рамках 50-метрового, 100-метрового заплыва выработать какую-то стратегию. Потому что Вы, насколько я понимаю, не видите соперников своих во время соревнований?

Александра Герасименя:
На самом деле, у нас очень хорошо развито боковое зрение, поэтому мы можем наблюдать за соперником, даже смотря вперёд

Даже, если на 8-ой дорожке?

Александра Герасименя:
Ну, конечно, на 8-ой дорожке, там особо не увидишь.

Но просто у меня есть такая особенность, что я, в основном, вижу то, что происходит справа от меня.

И такой получается казус, что я плыву по 8-ой дорожке – и справа от меня никого нет. Поэтому тех, кто левее, мне тяжело было увидеть и как-то контролировать процесс. Мне кажется, что именно этот вид программы интересен тем, что непредсказуем. Ты никогда не можешь знать точно, кто выиграет, потому что каждый имеет практически равные шансы.

Александра Герасименя 
Александра Герасименя. Источник: Facebook

За что дети влюбляются в плавание?

Александра Герасименя:
Дети влюбляются даже не в плавание, дети влюбляются в воду. То есть, это состояние невесомости, ощущение того, что ты летаешь как будто по воде.

Я не могу описать это, потому что это чувство – то же самое, что спросить: за что ты любишь маму или папу.

За то, что они есть. За то мы любим свой вид спорта, потому что он даёт нам возможность, во-первых, наслаждаться вот этим моментом скольжения по воде. Особенно, если ты чувствуешь каждой клеточкой своего тела отталкивание, ты чувствуешь сопротивление воды, ты чувствуешь движение вперёд. И, конечно же, чувство борьбы, которое даёт тебе возможность выиграть.

А я наивно предполагал, что там, если и есть борьба, то это – борьба с собственным характером

Александра Герасименя:
Несомненно. Думаю, каждый спортсмен сталкивался с ситуацией, когда ему приходилось бороться не с кем-то на соседней дорожке, а, конечно же, с самим собой. Ну и тут уже да – проявлять свой собственный характер

О характере Александры Герасимени рассказывают много. Вы бы назвали свой характер, скажем, не подарком?

Александра Герасименя:
Конечно. Я считаю, что, возможно, я не права, но спортсмен, может даже, и бизнесмен, должен обладать таким достаточно сильным характером.

Может, это неправильно, может, я как-то неправильно это описала, но иногда для того, чтобы добиться своей цели, нам приходится быть достаточно жёсткими

Александра Герасименя

Так уж получилось, что на страницы прессы вылились брызги от самого скандала или конфликта, который происходил у Вас с тренером. То, что Вы стали заниматься с другим тренером и обратились за помощью к американскому специалисту. Дейв Сало предложил что-то, что отличается от той школы, которую мы считаем, скажем, нашей национальной или ещё советской школой? Действительно ли то, как тренируются американские пловцы, отличается существенно от того, что делают наши?

Александра Герасименя:
Я не могу судить о подготовке американских пловцов в целом. Потому что Дейв Сало – это Дейв Сало. Другие тренера тренируют по абсолютно другой программе, и я не пробовала, и точно не могу сказать, как они тренируются.

То есть, это – авторская методика?

Александра Герасименя:
Конечно.

Не национальная? Но есть ли какое-то отличие?

Александра Герасименя:
Отличие есть принципиально во всём. Во-первых, то, что тренировки проходили только один раз в день.

А у Вас двухразовые?

Александра Герасименя:
У нас по-разному бывает, но чаще всего, конечно, у нас идёт две тренировки, допустим, два раза. И потом один день – одна тренировка. К примеру.

А один раз в день – это значит что? Халява?

Или один раз в день так, что потом еле выползаешь?

Александра Герасименя:
На самом деле, почему – один раз в день. Потому что ты выкладываешься на этой тренировке так, что для того, чтобы просто восстановить свой организм, тебе необходимо больше времени, чем это бывает, когда мы плаваем, допустим, две тренировки, но с точечной нагрузкой. И то, что мне очень ещё понравилось и даже поразило: во-первых, тебя никто не заставляет делать это. Ты приехал сюда – пожалуйста, работай. Если не хочешь, уходи – тебя никто не держит, тебя никто не заставляет, тебя никто не напрягает в этом плане.

Александра Герасименя

А вот, если попытаться разобраться в сути конфликта, который может быть между тренером и подопечной – это вопрос как раз такого авторитарного давления?

Александра Герасименя:
Что касается конкретно нашего, на самом деле, там больше всего из этого всего раздули. Я всего лишь  высказала своё мнение и причину, почему так произошло.

Да, в какой-то степени, возможно, это, опять-таки, мой характер.

Я не люблю, когда на меня каким-то образом давят или пытаются воздействовать

Перефразируя фразу: «Рыбка, которая плавает сама по себе»

Александра Герасименя:
Нет, ну с другой стороны ведь тренер – мы же нашли какой-то консенсус. Тренер знает, что на меня, допустим, не стоит кричать, не стоит давить, находит другие рычаги воздействия. И это – нормально. Как любому человеку – если ты общаешься с кем-то или дружишь – естественно ты пытаешься найти подход индивидуально. И это вполне, я считаю, адекватно, учитывая, что каждый спортсмен – индивидуальный, и каждый требует к себе определённого внимания.

Что было в Вашей голове, когда Вы выходили на этот заплыв? Злость? Ощущение шанса? Последней надежды?

Александра Герасименя:
Мне кажется, там накопилось столько всего за всё время этой подготовки к этим соревнованиям

Вы не можете вспомнить даже эмоции?

Александра Герасименя:
Нет, я не могу выделить какую-то одну эмоцию, вот в чём смысл.

То есть, там были переживания и волнение, и даже небольшой страх и злость, и некоторая уверенность в своих силах.

То есть, это настолько всё перемешалось, что создало какой-то определённый комок. Не хочется говорить, нервов, но, наверное, вот то, что находится  у нас внутри, что вот, собственно, и дало определённый результат.

Вы выразили эмоции по поводу Олимпийских игр. О том, что атмосфера была тягостная, вернее, даже сказали так: «Напряжённость витала в воздухе». И также Вы отметили, что, в общем-то, судя по всему, для бразильцев это не было праздником, было тяжеловато. Почему у Вас сложилось такое впечатление?     

Александра Герасименя:
Во-первых, естественно, идёт сразу сравнение с предыдущей Олимпиадой в Лондоне. Я даже помню, как нас встречали: с хлебом-солью, пожалуйста, приезжайте, выступайте и достигайте.

Здесь мы приехали и первое, что увидели – это была группа людей с автоматами, которые стояли в аэропорту.

И уже создавало такое немножко жуткое действие на нас, потому что, всё-таки, не очень приятно видеть военных людей на таком празднике жизни. И мы встречали их много где, по всей территории Бразилии, где мы проезжали, везде была охрана. И создавалось просто впечатление того, что здесь небезопасно.

Александра Герасименя

И это создавало атмосферу напряжённости?

Александра Герасименя:
Конечно, с одной стороны. С другой стороны, и сами соревнования, естественно, не всегда даются так празднично и легко, как хотелось бы. И тоже груз ответственности, всё равно, присутствовал, и  очень тяжело от него избавиться. И это всё немножко придавливало и давало такую тяжесть именно этим соревнованиям

А вот третий момент, если позволите, который, наверняка, тоже является составной  частью этих Олимпийских игр, который войдёт в историю – тренер британский сказал достаточно обидные слова, что: «Белорусская спортсменка с допинговым прошлым отобрала у моей подопечной медаль». Обидно такое слышать?

Александра Герасименя:
Конечно, обидно. Мне ещё было обидно, когда 10 лет назад, уже больше, когда это всё случилось – как это всё случилось, как это было нелепо. Самое обидное, что на тот момент, на самом деле, у меня не было ни денег, чтобы нанять каких-то адвокатов, которые смогли бы нас как-то защитить.

Потому что, я думаю, те люди – я не знаю, как к этому относиться – я думаю, те люди, которые ни за что отсидели в тюрьме и потом  вышли, они чувствуют то же самое.

И, когда спустя годы говорят: «Ну, он же – заключённый, он же сидел». И, когда это повторяется, и сейчас я уже тоже говорила, что это – очень много грязи, очень много политики в этом. И ведь ты никогда не знаешь, кто на самом деле  употреблял, кто не употреблял допинг, и как это всё было.   

Вы же знаете разговоры внутри. Что, по Вашему ощущению, чего больше здесь: игры в это или борьбы за чистый спорт? 

Александра Герасименя:

Я считаю, конечно, то, что сейчас было перед Олимпийскими играми – тут, возможно, даже больше было задействовано политики.

Выбивали, на самом деле, очень серьёзных соперников, способных бороться за медаль. Конечно, я - тоже за чистый спорт, я считаю, что каждый должен сам справляться, своими силами и бороться за свои медали чистой головой и чистой совестью

Вы знаете, Ваши коллеги, принцессы белорусского спорта – Домрачева, Азаренко – отправились в декретный отпуск. И мне сложно не задать Вам этот вопрос. Вы же, наверное, что-то просчитываете на следующий сезон

Александра Герасименя:
Как я сказала, я пока буду готовиться к чемпионату мира  и продолжаю свою спортивную карьеру. Если всё будет идти хорошо, почему бы не продолжать. А по поводу декретного отпуска, опять-таки, как Бог даст. Если получится, я не буду сопротивляться.

Ну, Вы в одном интервью сказали, что планируете замуж выйти?

Александра Герасименя:
Конечно, планирую

А жених в курсе? Что Вы планируете замуж выйти?

Александра Герасименя:
Конечно, собственно, он же мне и предложил

Желаю Вам хорошего отпуска, замечательных впечатлений и эмоций. И можете для наших телезрителей, и для меня вблизи показать, как выглядит Ваша медалька, весом в 0,04 секунды.

Александра Герасименя:
Вот такая

Александра Герасименя

Александра Герасименя
Александра Герасименя в Рио. Источник: Reuters

Саша, большое спасибо за Ваше время, за это интервью, мы Вами очень гордимся, очень любим Вас и восхищаемся. И поверьте, я думаю, что к моим словам присоединится огромная часть тех, кто нас с Вами сейчас смотрит    

Новости по теме
‡агрузка...

Александр Лукашенко о будущем Союзного государства: надо идти шаг за шагом по выполнению соглашений

Предположительная дата встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина – 25 декабря

В Украине создан штаб по ликвидации последствий взрыва в жилом доме

Столкновениями с полицией завершилась акция протеста в Венгрии

«Я просто прониклась». Российские журналисты поделились впечатлениями от встречи с Президентом Беларуси

Ответственность за стрельбу в Страсбурге взяло на себя Исламское государство

Проект БелТПП «Школа экспорта» выпустил первых слушателей

В Германии законодательно ввели третий пол