От газа к древесной щепе: путь к энергонезависимости на примере котельной в Кобрине

07.11.2017 - 20:08

Новости Беларуси. И тепло, и дешево. Белорусские предприятия ЖКХ переходят на использование местных видов топлива. В этом случае тепловая энергия стоит значительно ниже, по сравнению с использованием природного газа, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. А в одной из котельных Кобрина пошли еще дальше и создали замкнутый цикл производства: а проще говоря, используя по назначению даже отходы.

Из трубы котельной теперь – только светлый дым, а значит топливо экологически более чистое. В этой мини-ТЭЦ переход на местный вид – древесную щепу – еще не завершен, но уже на финишной. Работа идет пока в тестовом режиме.

Александр Бриштен, техник-наладчик:
Топка для сжигания щепы и котел. Пламя из топки через котел высасывается на улицу.

Всего же здесь установили 3 таких котла белорусского производства.

Петр Бутрим, СТВ:
Их мощность – больше пяти мегаватт. Хватит, чтобы обеспечить теплом и горячей водой весь микрорайон – больше 30 многоквартирных домов, а также школу и детский сад. И все это при морозах до -20.

А это значит, что природный газ пойдет в ход только в самых крайних случаях. А вот для обычных зимних температур более дешевый и эффективный вид топлива – щепа. Говорят, на одной тонне дерева сегодня можно сэкономить до 150 рублей.

Сергей Елец, директор Кобринского ЖКХ:
Если говорить о потреблении, то при минимальных температурах – до 100 кубов в день. Планируем, что после запуска данных котлов мы снизим себестоимость примерно процентов на 20.

А все потому, что городское ЖКХ древесину самостоятельно заготавливает и перерабатывает в цеху. Как говорится, лес рубят, а щепки летят в нужное место.

Анатолий Якимович, начальник участка деревообработки:
Привозятся из леса дрова, и тут формируются отвалы.

Или так называемый неприкосновенный запас – объемом в 3000 кубов. В Кобринском районе на местные виды топлива уже перевели половину котельных.

Александр Мартынюк, заместитель председателя Кобринского райисполкома:
На это выгодно идти. Потому что в дальнейшем это себя окупит. И опыт предыдущих лет, где мы переводили на щепу более маленькие котельные и устанавливали котлы меньшей мощности показал, что это окупается, и этим надо заниматься.

И это как раз тот случай, когда лес не только строить, но и жить в тепле помогает.



Лампа накаливания или люминесцентная? Анализируем плюсы и минусы каждой



Новости Беларуси. Да будет свет в конкурентной борьбе! Лампочка накаливания, которой в 2019 году исполняется 140 лет со дня изобретения и начала массового применения, во многих странах, в том числе Европейского союза, становится утопией, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

На цоколь наступают экономичные конкуренты модернизированного класса – светодиодные и энергоэффективные. Корреспондент Анастасия Дехтяр пролила свет на зажигательную тему.

Англичанин Де ла Рю, русский инженер Александр Лодыгин, американский изобретатель Томас Эдисон – они и десятки других ученых XIX века работали над «просветлением» мира. Настоящая квинтэссенция идей и опытов повлияла на то, что как минимум 140 лет назад у человечества появилась лампочка.

Кстати, самой старой, не прекращающей гореть лампе накаливания Эдисона, исполнилось 118! Посмотреть на энергетический раритет можно как в реале –  уже более века она находится в пожарной части калифорнийского города Ливермора, так и онлайн на специальном официальном сайте, где каждый может лицезреть удивительный источник света. Столетняя лампа, как самая долгоиграющая, уже почти полвека занесена в Книгу рекордов Гиннесса.

Анастасия Дехтяр, СТВ:
«Спутница Ильича», люминесцентная или светодиодная. Мы попытаемся сегодня пролить свет на самую бытовую, но в тоже время энергоэффективную тему. Кстати, спонсор сегодняшнего светошоу – настоящий эксклюзив.

К примеру, вот лампочка накаливания в 200 ватт. Такие уже не производят, складские остатки распродают.

Страны Старого Света вот уже несколько лет как выключили тот самый свет, источающийся из ламп накаливания. Почти десять лет в Евросоюзе вступил в силу запрет на продажу светоприборов мощностью более 80 ватт, в 2012-м производство ламп данного типа и вовсе прекращено. Такая же участь ждет и галогеновые.

В России в запретной зоне ватты на понижение: начали со 100 ватт, дошли до 50. Мощные табу имеют сугубо экономический эффект. В Беларуси прогрессивный опыт не чужд.

Игорь Тур, начальник Минского городского управления по надзору за рациональным использованием топливно-энергетического ресурса:
У нас, в принципе, запрета по использованию ламп нет. Но использовать светодиодную лампу сегодня практически в 10 раз дешевле, чем лампу накаливания.

По городу Минску на протяжении пяти лет мы обеспечиваем ввод новых улиц, новых архитектурных форм подсветки без прироста мощности, то есть за счет того, что применяем эффективные светодиодные и другие осветительные приборы.

Еще десятилетие тому массированная информ-атака об энергетической экономии дала свои плоды.

От количества включаемых лампочек и до расхода пенсии житель агрогородка Индура Роман Кациель привык подходить ко всему разумно. Еще несколько лет назад сделал свой энерговклад: постепенно заменил в своем доме все лампочки на энергоэффективные. Теперь счетчик не так агрессивно крутит, да и на финансовых расходах такие перемены положительно сказываются.

Убедился, что это оправдывает, того стоит.

На полках хозяйственных магазинов ассортимент едва ли не вводит в ступор: от старых добрых ламп накаливания до суперэкономичных светодиодных. Рынок формируется по известной формуле «спрос рождает предложение». «Светило Ильича» тоже оккупировало полки, до 75 ватт товара хватает, больше – уже редкость. Да и в отделе признаются: Брестский ламповый завод от производства непопулярного вида отказывается.

Кстати, за полчаса, что мы провели в отделе универмага, ни один покупатель не приобрел лампочки накаливания. Официальная статистика аналогично вторит: такие лампы – утопия, продают их в 2-3 раза меньше, чем экономически целесообразные. Хоть цена на ту же энергоэффективную в несколько раз выше и стартует в среднем от 3,5 рублей, в то время как прототип Эдисона стоит до рубля. Зато экономия очевидна и в другом: лампа накаливания служит 1000 часов, коллега эконом-класса – в 30 раз дольше.

Отдельная тема в Беларуси – утилизация. Если лампы накаливания опасны только тем, что о них можно порезаться, то два вида других – люминесцентные и энергосберегающие, содержащие ртуть, – следует обезвреживать. Для сбора потухших ламп используют специальные контейнеры. Как правило, они находятся в крупных магазинах.

Какие лампы покупать, экономить или жить на всю электрокатушку – дело, конечно, потребителя, он же за это в итоге и платит. И под занавес: коль старые лампы уже не в бытовом тренде, гомельская бабушка нашла им другое предназначение.

Если лампочкой даже так зажигают, значит она, не взирая на свою энергетическую расточительность, все-таки еще кому-нибудь нужна!