Пинигин о спектакле «Павлинка»: «В нём есть какая-то теплота, праздничность. Он живёт не потому, что мы его держим изо всех сил»

18.11.2019 - 14:00

Режиссёр рассказал о легендарном спектакле в программе «В людях».

Николай Пинигин, художественный руководитель Национального академического драматического театра им. Я. Купалы:
У нас идёт «Павлинка» с 1944 года. В эвакуации в Томске поставлена. Купаловская. Это уникальный случай. Я думаю, что такого нет нигде. Посчитайте, сколько лет спектаклю.

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Больше 70.

Николай Пинигин:
Да. Но мы его держим как такой музейный спектакль – там декорации 1944 года. Мы обновляли их, конечно. Там уже 20-30 Павлинок прошло за это время. Но в нём есть какая-то, не потому что это история театра, есть какая-то теплота, какая-то праздничность. И с удовольствием люди ходят, смотрят его. Он живёт не потому, что мы его держим изо всех сил.

Вадим Щеглов:
И до сих пор полные залы, аншлаги.

Николай Пинигин:
Да. Это уникальный случай. Такое было только в Вахтанговском театре: «Принцесса Турандот» с 20-ых годов до недавнего времени у них шла. Но он ушёл – спектакль, а у нас нет.

Люди в материале: Николай Пинигин
Loading...


Валентин Елизарьев: «Нужно строить со мной очень творческие и доверительные отношения»



Художественный руководитель Большого театра откровенно рассказал о себе и своей работе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Вы сказали, что искусство развивается волнообразно.

Валентин Елизарьев, художественный руководитель Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь:
Да.

Вадим Щеглов:
И в любое время бывают кризисы. Были ли они у Вас и как Вы с ними справлялись?

Валентин Елизарьев:
Кризисы у меня бывали. Я стараюсь никому никогда не показывать своё внутреннее состояние. И, наверное, какие-то разочарования в моей жизни были. И в друзьях, и в коллегах. Но я сильный.

Я просто далее, когда понимаю, что это дружба или знакомство, когда во мне видят руководителя, от которого можно что-то поиметь, взять – меня это очень удивляет. Потому что я, наверное, существую не только для того, чтобы руководить процессом, а прежде всего – отдать от себя. Но нужно строить со мной очень творческие и доверительные отношения, чтобы я понимал. Потому что много людей приходит очень разных, с многими разными людьми работаю. И моё состояние тоже – знаете, такое растрёпанное сердце: я и из-за этого переживаю, и из-за этого…

Таких очень много. Отвернуться я не могу. Помогать всем тоже очень трудно. Поэтому нужно всех к каким-то единым вещам подводить, самое главное, к результату в театре. Не к выяснению отношений, не трепотни по углам в театре. Вот главное – это сцена, вот здесь должен быть результат художественный! И от этого становится кто-то ценным артистом. А кто-то, который случайно выходит, случайно, вообще, залетел в эту профессию, он должен тихо уйти.