Почему пластические хирурги отговаривают от увеличения груди?

04.06.2018 - 19:44

Новости Беларуси. О пластической хирургии в Беларуси рассказали в программе «Утро. Студия хорошего настроения».

«На первое место вышло увеличение груди»: самые популярные пластические операции в Беларуси

Антон Мартыненко, СТВ:
Отговариваете пациента часто?

Владимир Подгайский, главный внештатный пластический хирург Минздрава, заведующий кафедрой пластической хирургии и комбустиологии БелМАПО, доктор медицинских наук, профессор:
Практически всегда. Особенно отговариваю от увеличения груди, если смысла большого нет.

Просто сидит в голове, что надо увеличить.

Ладно, там, исправить форму молочной железы после родов, когда она провисла – это я понимаю. Но, когда просто ради того, чтобы как все, или: «Сделайте мне, как у всех. Я хочу, чтобы это было ещё и видно».

Как выбрать медцентр для проведения пластической операции: советы хирурга

Люди в материале: Владимир Подгайский
Loading...


«Я, вообще-то, с глухой деревни». Суконко рассказал о семье, холостяцком быте и где встречает Новый год



Глава РНПЦ онкологии откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Ваш путь в этой профессии? Как Вы поняли, что будете поступать в медицинский?

Олег Суконко, доктор медицинских наук, профессор, директор государственного учреждения «Республиканский научно-практический центр онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова»:
Я, вообще-то, с глухой деревни. Никакого, вообще, отношения к медицине, да и мои родители – крестьяне. Какая медицина? Но почему-то бабушка моя говорила мне всё время: тебя надо было б доктором стать. Не знаю, почему. Может, ей нравились доктора. Или она их уважала в то время далёкое. И так она мне это и внушила. Так я и стал доктором. И не пожалел, конечно.

Хирургическая работа – это крайне сложная, одна из самых сложных специальностей в мире. Особенно сложная – хирургия. Для того чтобы стать хирургом, таким известным хирургом – это из 100 человек 1 может стать настоящим хирургом. И он ночует на работе. Неоднократно и мне приходилось. Сейчас меньше, конечно. А раньше я пропадал здесь. Дежурили и прочее.

Вадим Щеглов:
И дочь Ваша тоже работает в Центре и пошла по Вашим стопам? Это Вы настояли?

Олег Суконко:
Да, и жена моя, покойная ныне, она тоже была доктором. Никто не настаивал, она сама выбрала эту специальность. Сама захотела. И вот у нас есть внучка – она тоже будет доктором. Я уверен. Она уже сейчас говорит: «Я буду доктором».  Внук не хочет, а внучка хочет.

Вадим Щеглов:
А как холостяцкий быт? Вы сами себе готовите – сложно, наверное, одному?

Онколог Суконко рассказал, как так вышло, что его жена умерла от рака: «Я могу сказать, как не нужно делать»

Олег Суконко:
Привык. Что там? Просто всё там. Каши сейчас продают эти. Да и я не худой, наоборот. Дочка у меня тоже готовит. Так что привыкаешь к такой жизни. Есть свои прелести: тебе никто ничего – что хочешь, то и делаешь.

Вадим Щеглов:
Скоро страна будет Новый год отмечать. А Вы как обычно отмечаете?

Олег Суконко:
Я буду с дочкой отмечать Новый год. Она квартиру новую заканчивает ремонтировать. И вот мы там, наверное, будем впервые отмечать. А так я выезжаю на природу. Езжу туда, в Витебскую область на какую-то базу. Мы вот много лет встречали Новый год – на базе на какой-то вместе с охотниками встречаем. Я даже и внуков брал, и дочку, и им это всё нравилось.