Почему важно вакцинироваться, когда прививаться детям и ждать ли третью волну коронавируса? Рассказывает главврач детской инфекционной больницы

10.01.2021 - 19:31

Новости Беларуси. На неделе стало известно, что российская вакцина «Спутник V» пока доступна только для взрослых, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. В конце 2020-го в Беларуси началась массовая вакцинация против коронавируса. В числе первых  медики, учителя, то есть те, кто контактирует с большим количеством людей. Но о детях речь пока не идет. Медики рассчитывают получить соответствующие протоколы позже.

Может быть, и вовсе вакцинация детям не нужна, ведь общепризнано, что COVID-19 они переносят легче? Что думают на этот счет врачи и почему каждому из нас нужно внимательно следить не только за своим здоровьем, но и за поведением своих детей? В студии главный врач Минской городской детской инфекционной клинической больницы Марина Соколова.

Евгений Поболовец, ведущий:
Марина Валерьевна, для начала разрешите в вашем лице выразить слова благодарности всем врачам Беларуси за ту работу, которую вы проделали в 2020-м, которую проделываете сейчас. Всем большое спасибо и низкий поклон! Сразу отсюда вопрос: каким образом в условиях пандемии в 2020 году вы перестраивали работу своего учреждения?

«Поменялась структура заболевания»

Марина Соколова, главный врач Городской детской инфекционной клинической больницы Минска:
2020-й был особенным годом для всех врачей, для инфекционистов. Но надо сказать, что наша больница изначально инфекционная. Это во многом меняет дело, потому что мы перестраиваем ее работу часто, в зависимости от той эпидемиологической ситуации, которая случилась. В этом году это COVID-19, но были истории с энтеровирусом, с гриппом. Поэтому такая «перестройка» для нас это обычная работа.

Ученые знают такую особенность инфекций, пандемий, когда других инфекций стало меньше. Мы это очень почувствовали на своей больнице, и на самом деле было пару месяцев, когда другие инфекции были достаточно редки. Поменялась структура заболевания. Мы все время брали и другие инфекции, серьезные, но их правда стало значительно меньше, поэтому мы могли открывать отделения ковидные в том числе и для взрослых пациентов, потому что, в общем, других инфекций в этом году было значительно меньше.

Евгений Поболовец:
Бытует мнение, что дети, подростки несколько легче переносят COVID-19, нежели взрослые. Вы как профессионал подтвердите либо опровергнете эти слова?

«Дети болеют коронавирусом, некоторые переносят его бессимптомно, но тяжесть не такая, как у взрослых»

Марина Соколова:
Во всем мире эта особенность была отмечена. Это не значит, что дети не болеют. Дети болеют коронавирусом, некоторые переносят его бессимптомно, но действительно тяжесть не такая, как у взрослых. Но это не значит, что нет «тяжелых» детей с COVID-19. Чаще всего дети, которые поступали к нам, были теми, кто нуждался в другой, специфической помощи дети с онкологическими, гематологическими, кардиологическими проблемами. Это были дети, например, которые нуждались в оперативном лечении, и это тоже проводилось детям с ковидной инфекцией в стенах нашего стационара. Дети как таковые с пневмонией тоже были, но не так много.

Евгений Поболовец:
К сожалению, не обошлось и без трагических случаев, когда дети умирают. Я так понимаю, что каждый случай потом анализируется, идет своеобразная проверка. В большинстве случаев из-за чего это происходит?

Марина Соколова:
Смерть ребенка это всегда трагедия, причем как для родителей, поверьте, так и для докторов. Конечно, каждый случай анализируется. Мне бы хотелось сказать всем родителям, что не самое важное, COVID это или нет. Важно состояние ребенка. Не важно, COVID-19 это или грипп, или кишечная инфекция. Насторожить родителей должно состояние ребенка. Длительная высокая температура, вялость, рвота, какой-то ребенок апатичный, лежит все время. Есть признаки ухудшения состояния у детей, которые должны насторожить родителей для того, чтобы ребенок был осмотрен врачом, а при необходимости нужно стационарное лечение.

Евгений Поболовец:
Сейчас в Беларуси появилась российская вакцина, но я бы хотел немножко шире задать вопрос. Как вы в целом относитесь к процедуре вакцинирования? Насколько она необходима и насколько она действительно помогает?

«Не все вакцины разрешены в детском возрасте»

Марина Соколова:
Для педиатров и инфекционистов тема вакцинации больная, потому что когда ты видишь ребенка, умирающего от гемофильной инфекции и понимаешь, что его могли бы вакцинировать, или тяжело болеющим менингитом, с последствиями, а его могли бы вакцинировать, то хочется всех антипрививочников в этот момент привести в бокс. Мы так сталкивались с корью. По кори было много отказников, а как только появилась корь, все бегом побежали вакцинироваться, когда опасность стала видна.

Поэтому я бы все-таки призвала родителей вакцинировать. У нас очень хороший календарь профилактических прививок, национальный календарь. На базе нашей больницы есть городской центр вакцинопрофилактики. В случае, если это необходимо, по направлению детей с тяжелой патологией мы иногда даже прививаем стационарно, чтобы исключить осложнения, под присмотром докторов, если есть какие-то побочные эффекты на прививку. Но призываю все-таки прививаться. Мы уже имели случаи сочетания COVID-19 с гриппом, и дети не были привиты от гриппа. Хочется в этот момент спросить у родителей: вроде всем говорили, в этот год особенно, пожалуйста, привейтесь, потому что коронавирус? К сожалению, не все услышали.

Что касается вакцинации медиков, она уже началась. И у нас есть желающие прививаться.

Я думаю, что пройдет несколько недель и мы будем заниматься этой вакцинацией. Что касается детей, пока не все вакцины разрешены в детском возрасте, идет только проработка. Понимаете, вакцины делались так быстро, что сначала все-таки взрослые. Отдельное разрешение на детей будет потом. Пока вакцинация детям «Спутником» не проводится.

Часть фармкомпаний занимается прививками, часть научных разработок ведется в направлении создания препарата. Много надежд возлагали на «Ремдисивир». По последним данным не стопроцентно работает он при коронавирусе. Мы в свое время имели такую историю со свиным гриппом, и когда появился «Осельтамивир», наш препарат «Флустоп», это было очень четкое попадание. Это препарат, который необходим при гриппе, и мы действительно видим, как он работает. Очень хотелось бы, чтобы такой препарат, именно этиотропный, как это называется в медицине, то есть направленный на причину этой инфекции, был разработан. Хотелось бы верить, что это скоро будет. Пока, к сожалению, нет.

Евгений Поболовец:
Получается, для того, чтобы помочь пациенту выздороветь, необходимо принимать различные меры, может, где-то и наугад действовать? Я понимаю психологическое состояние врача, когда на него смотрит пациент и ждет, по сути, чудо, чтобы ему помогли, стало легче. Как психологически врачи переживают такие ситуации и что помогает абстрагироваться от этого и продолжать работу?

Коронавирус очень тяжелая инфекция, длительная, достаточно изматывающая для больного

Марина Соколова:
На самом деле доктор понимает, как лечить, потому что помимо этиотропного лечения, лечения на причину, есть лечение на звенья цепи. И то, чем мы лечим при коронавирусе, это лечение на звенья цепи этого воспалительного процесса. Они известны. Это, например, кислородотерапия, очень серьезное лечение, гормонотерапия, антикоагулянты. Это не значит, что доктор не знает пути. То, что больной приходит с ожиданием «доктор, вылечите нас, пожалуйста», это понятно. Всегда тяжело не оправдать ожидания. Знаете, больные очень нетерпеливы. Это понятно им хочется быстро, сейчас. COVID-19 не такая простая история. Она длительная, иногда очень вязкая, достаточно изматывающая для больного. Мало того, ему страшно. Коронавирус сам по себе сложная и тяжелая инфекция, а есть еще страх, что может быть хуже, что не хватает кислорода. Иногда этот страх панический.

На мой взгляд, доктору очень важен контакт, доверие с пациентом. Если пациент тебе поверил, все потихонечку. Конечно, сложно с пациентами, но это наша работа. Наша работа в том числе психологом, врачевать не только препаратами, но еще и словом, успокаивая. И мам приходится успокаивать. Это большая часть нашей работы. Без этого не будет выздоровления.

Евгений Поболовец:
Был ли в прошлом году такой момент, когда вам казалось, что наплыв пациентов такой, что все, дальше уже не сможем?

Марина Соколова:
Нет, не было. Работаем и работаем. Да, много, тяжело, но поверьте, у нас были наплывы и больше. Иногда детские инфекции так проявлялись, те же грипп и энтеровирусные инфекции. Были наплывы побольше.

Евгений Поболовец:
Не так давно вашу больницу посещал Президент, был в красной зоне. Потом мы в интернете читали некоторые скептические комментарии, якобы это была постановка. И вы то ли в шутку, то ли всерьез предложили всем тем, кто сомневается, приехать и побывать в красной зоне, как это сделал Президент. Кто-нибудь приезжал?

«Все дети, которые показаны в сюжетах, были с коронавирусной инфекцией»

Марина Соколова:
Знаете, я вообще не в шутку, я даже предупредила приемное отделение. Когда я дала это постинтервью, пришла в приемное отделение и сказала: «Ребята, вот такая история». Одна доктор сказала: «Так я же сама маму (назвала имя) уговаривала лечь, потому что что-то ее беспокоило в ребенке». И она уговорила. Я говорю: «Вот, видите, наверное, подставные дети». На самом деле я действительно предложила и сказала в приемном отделении: «Ребята, если завтра (была суббота) кто-нибудь вдруг приедет и захочет, вы меня наберите, я приеду и пойду».

Евгений Поболовец:
Но не только журналисты?

Марина Соколова:
Любой человек мог приехать, я готова была. Все дети лежали. Я даже не очень хочу обсуждать эту тему, потому что, на мой взгляд, это кощунственно. Конечно, когда это все потом появилось в интернете, было очень неприятно всему коллективу, потому что эти дети лежали, лечились. Все до единого дети, которые были показаны в сюжетах, были с коронавирусной инфекцией.

Евгений Поболовец:
В завершении нашей беседы такой стандартный вопрос всем врачам, с кем мы общаемся. Что такое COVID-19? Почему необходимо носить маску, держать социальную дистанцию? Какие меры необходимо принимать, чтобы минимизировать риск заболеваемости?

Главная проблема коронавируса в том, что он непредсказуем

Марина Соколова:
Мне кажется, COVID-19 это вызов всему миру, мировоззрению. Ведь мы поменялись за этот год так, как не менялись никогда. Мы поменялись в мировоззренческом плане, в профессиональном. Я вам скажу, что медицина значительно вырастет от этого. Как бы ни было сейчас тяжело, это такой апгрейд, перезагрузка, переформатирование. Многие вещи приходилось делать очень быстро, учиться быстро. Когда-нибудь, может быть, мы скажем этому коронавирусу «спасибо» за то, что он заставил нас так быстро меняться и соответствовать.

В чем проблема, на мой взгляд, COVID-19? Он непредсказуем.

Уже прошло почти девять месяцев, но иногда кажется: такой тяжелый больной, пожилой, с кучей осложнений, каких-то сопутствующих заболеваний, но все выходит. А бывает все хорошо, а потом такой нарастающий вал, и руки не подложишь. Поэтому люди, которые работают с коронавирусом, понимают: как бы хороша ни была медицина, лучше не заболеть. Поэтому если возможно минимизировать риск заражения, это надо делать. Даже банальное мытье рук и социальная дистанция уже привели к резкому снижению количества кишечных заболеваний у детей. Мы это видим. А ведь есть угрожаемые кишечные инфекции, даже были случаи летальности, когда поздно везут. Считайте, еще какая-то часть людей не заболела.

Давайте при COVID-19 не будем шапкозакидательствуя. Медицина развивается. И вакцины будут, и препараты будут. Но давайте все-таки побережемся, потому что не все в руках медиков. Лучшее, что вы можете, это поберечь своих близких, родных и минимизировать контакты, носить маску, мыть руки. Какие-то базовые вещи, которые тоже могут сыграть очень важную роль.

Евгений Поболовец:
А по ощущениям мы сейчас все еще находимся на плато или идем на снижение?

Будет ли третья волна COVID-19?

Марина Соколова:
По ощущениям есть некоторое снижение, но плато было высокое, оно будет длительным, снижение не будет быстрым. Рано или поздно, конечно, инфекция пойдет на спад. Это закон эпидемиологии. Будет ли третья волна? Говорят, что есть. Будем ждать, что она будет не такая.

Сейчас еще сильный вопрос грипп. Придет грипп, и насколько люди услышали нас, насколько они привились, насколько грипп вытеснит или будет рядом с коронавирусом. Это тоже очень сложно сейчас прогнозировать.

Евгений Поболовец:
Грипп придет? А когда? В феврале?

Марина Соколова:
Конечно, придет. Я думаю, что в феврале. Прогнозируют конец января-февраль. Он всегда приходит. Но насколько он сильно приходит, зависит во многом от уровня вакцинации общества, от погодных условий, от всего. Как они будут взаимодействовать? Пока мы не видели всплеска других больших инфекций. Они есть, но не такие, как мы обычно их ожидали в ноябре и декабре. В этом году мы все-таки имеем снижение вирусных инфекций. Может, COVID-19 вытеснил, так бывает. Посмотрим. Надо пережить это сложное время и постараться сберечь и себя, и тех, кто рядом.

Loading...


«Привитые пациенты, как правило, легко переносят коронавирус». В Беларусь пришла четвёртая волна



Новости Беларуси. Четвертая волна COVID-19 пришла в Беларусь. Так называемые красные зоны вновь появились в больницах, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. За последние сутки в стране зарегистрирован 1 941 пациент с коронавирусной инфекцией. И такая высокая статистика повторяется не первый день.

Больница скорой медицинской помощи в Минске также переходит на особый режим работы. Сейчас здесь для ковидных пациентов перепрофилировано два отделения терапевтического корпуса. К концу недели их будет четыре, всего 210 коек. Есть и палаты интенсивной терапии и реанимации.

Игорь Фомин, заместитель главного врача по медицинской части Городской клинической больницы скорой медицинской помощи:
Поток больных значительный. Везут и днем, и ночью. За последние сутки в больницу поступили порядка 40 пациентов, двое из них попали в реанимацию. К сожалению, очень низкий процент привитых, это порядка 3-4 человек. Привитые пациенты, как правило, или легко переносят коронавирус, или средней тяжести. И они не кислородозависимы.

Из 100 тысяч коек, которые имеются в стране, перепрофилирована под коронавирус почти треть. Основная их часть сейчас пустует. Противостоять очередной волне заболевания, по мнению специалистов, должна прививочная кампания. В Беларуси доступно несколько препаратов для вакцинации: российско-белорусский «Спутник V», китайский Vero Cell, однокомпонентный «Спутник Лайт». Мировой опыт показывает: вакцинация – это единственный способ сохранить здоровье и жизни своих близких.