«Поднять народ, завести народ». Юрий Воскресенский о том, какие политтехнологии использовались объединённым штабом оппозиции

19.08.2020 - 20:20

Новости Беларуси. В распоряжении телеканала СТВ попало интервью Юрия Воскресенского. Известный бизнесмен, в прошлом коммунист и депутат Мингорсовета рассказал о том, как стал политтехнологом объединенного штаба оппозиции, о методах влияния на электорат и почему все пошло не по их сценарию.  

Юрий Воскресенский:
Фактически, это технологии цветных революций, которые все знают: поднять народ, завести народ, чтобы гражданин отказался работать, чтобы гражданин думал только об этом, используя аудиовизуальные картинки и провоцирование правоохранительных органов вызвать у него очень сильные эмоции. На это была направлена деятельность объединенного штаба.

Обратите внимание, что у всех трех кандидатов не было никакой программы. Условно говоря, как говорили в классическом советском фильме: «бабам – цветы, дитям – мороженое». На этом вся программа заканчивалась. То есть вся кампания была построена только на эмоциях и негативе к определенным лицам в руководстве страны. Шли как таран – таран, чтобы раскачать и дестабилизировать общественно-политическую ситуацию. Шли с лозунгом «Перемен!» Но, когда вопрос вставал каких перемен, детально, на этом все заканчивалось. Ну, перемен... А всем понятно, что перемены же так не осуществляются – это определенный процесс, растянутый во времени. Сейчас мы видим, что это деструктивно, что это было деструктивно, есть деструктивно и всегда будет деструктивно. Потому что критикуя – предлагай, а предлагая – действуй.

Как созрело в голове именно 3 %? Ни 2, ни 5, ни 1, а почему 3 %?

Юрий Воскресенский:
«Саша 3%»? Тут решили использовать старую технологию «чем больше ложь, тем больше в нее поверят». Поэтому решили: 4-5 % – это многовато, а вот 3 % – в самый раз. И зашло на ура.

Молодежь всегда выходит, потому что она за любой кипиш, кроме голодовки. Поэтому, как только есть какое-то событие – сразу будет молодежь. А лозунги уже – это дело вторичное.

То есть можно любой вложить?

Юрий Воскресенский:
Абсолютно.

Хоть «Хайль Гитлер»?

Юрий Воскресенский:
Ну, такой уже – это слишком радикальный пример, некорректный, но любой вменяемый лозунг можно вложить.

А белые ленточки – это просто Ctrl+С и Ctrl+V с цветных революций, которые были в других государствах?

Юрий Воскресенский:
Белые ленточки – это от Навального. Очень эффективно, заходят на ура. Этот цвет очень позитивный, то есть дарит позитив, настрой хороший. Он ассоциируется с чистотой и добротой. Тем самым все люди, выходящие с белыми ленточками, кажутся и себе, и друг другу, и другим чистыми, добрыми, светлыми, с самыми лучшими помыслами и намерениями.

Юрий Воскресенский:
Все пошло совершенно по другому сценарию, и это сценарий цветной революции. Очевидно, что главными бенефициарами того, что происходит на улицах, являются третьи силы. И эти силы находятся за пределами территории Республики Беларусь.

Не все считают, что Беларусь должна быть суверенной, независимой. Не все считают, что она должна на равных вести свою внешнюю политику и на равных разговаривать с такими странами, как Китай, Соединенные Штаты Америки, Российская Федерация. Именно эти деструктивные силы и хотят привести нас к катастрофе. И уже именно они начали рулить нашей молодежью.

Я имею в виду всем известные Telegram-каналы, находящиеся в Варшаве. Все пошло уже по их сценарию. И там, в этих Telegram-каналах, пошли публикации деструктивной направленности, с описанием различных средств сопротивления, различных средств самообороны, нападения на правоохранительные органы и все прочее.

Очевидно, что третьи силы воспользовались определенной назревшей и не разрешившейся конструктивно конфликтной ситуацией, чтобы разжечь гражданский конфликт между различными слоями общества. Более того, на розжиге конфликтов они не остановились и перешли уже к конкретному детальному планированию массовых беспорядков. На улицах на передовую уже начали выходить не наши коллеги, мои коллеги, общественные активисты. Мы были оттеснены анархистскими и околокриминальными элементами.

Почему околокриминальными?

Юрий Воскресенский:
Криминальными элементами, которые начали управлять толпой и сводить свои счеты с силовиками. К сожалению, силовики тоже были спровоцированы, и это привело к тому, что мы сейчас имеем.

Юрий Воскресенский:
Надо всем, кто любит страну, кто является патриотом, государственником, призвать своих детей – да и самих – уйти с улиц, уйти с площадей и сесть за площадки для переговоров. Со времен Полоцкого княжества мы впервые в своей истории оформились как независимое суверенное государство. Впервые. И даже такие радикальные оппоненты руководителя страны как Зенон Станиславович Позняк – даже он осознал, что за какими-то беспорядками могут скрываться третьи силы. Они не обязательно могут быть с Запада, они могут быть и с Востока, и с Юга, и с Севера. Поэтому, когда мы ставим на чаши весов отношение к личности и отношение к государству, мы должны выбрать государство.

Если мы сейчас не остановимся, то мы можем потерять страну. А если даже она формально останется, то мы будем или жить под плеткой, или жить, обслуживая интересы транснациональных олигархов.

Сейчас все патриоты Беларуси, в том числе из оппозиции – старой, новой, деструктивной, конструктивной, любой другой – любые люди с альтернативным мнением должны встать на защиту государства. Лучше всего это сделать – проще всего, быстрее всего и оперативнее всего даже для всего процесса демократизации Беларуси – с тем лидером, который есть сейчас.

Хотел бы, пользуясь случаем, обратиться к моим друзьям, товарищам, знакомым – всем тем, чьими руками делают сейчас цветную революцию в Беларуси и разрушают наше молодое суверенное государство. Давайте все вместе повлияем и не допустим, чтобы этот план третьих сил реализовался.

Поэтому я обращаюсь к своим друзьям, знакомым, близким. К Федуте Александру, к Рынкевичу Игорю, к Волчеку Олегу, к Максиму Знаку, к Оле Карач, к Диме Болкунцу. К представителям так называемой титульной оппозиции Юрию Губаревичу, Анатолию Лебедько, Ольге Ковальковой. К представителям штаба Цепкало Андрею Ланкину, к представителю компании «Право выбора» Виктору Янчуревичу. К моим коллегам по штабу Виктора Дмитриевича Бабарико – Семенцову Сергею, Новик Анне, Шелег Эдуарду, Сергееву Сергею, Жуковой Светлане, к Самсонченко Сергею, к Якимович Татьяне.

Ребята, мы знаем друг друга десятки лет. Нам не надо допустить развалить нашу страну. Со всеми проблемами мы разберемся. Я уверен, перемены будут. Но все это должно произойти не под воздействием насилия и на фоне насилия, а в рамках легальных политических процедур. Ребят, давайте остудим свой пыл, давайте успокоимся, давайте возьмем паузу. Давайте придем в себя. Власть открыта к диалогу, и этот диалог состоится. Давайте уйдем с улиц, давайте уберем своих детей с этих улиц. Давайте просто, в конце концов, хорошенько выспимся и проснемся снова в той Беларуси, в которой мы жили до 9 августа. Поэтому время сейчас остановиться. Время подумать, время примириться, время вернуться к работе.

Люди в материале: Юрий Воскресенский
Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.