«Проник в литературу через щёлку». Сын Симонова рассказал, как роман «Живые и мёртвые» прошёл цензуру

06.04.2020 - 18:53

Не доехав до Минска, мало-мальски сориентировавшись на месте, Симонов берет курс на Могилев. Почти два дня дороги. Он едва отдалялся от линии фронта, но она, все догоняя, наступала на пятки.

Симонов вел дневник все годы войны. Такие блокнотные записи реалий  под строжайшим запретом, особенно в начале. Симонов знает об этом, потому дневники хранит в сейфе у главреда газеты «Красная звезда». Это подлинники всего увиденного полевые заметки. Правда, не выдержавшая огонь цензуры.

«Когда человек смеётся над врагом, он уже не так страшен». Какие самые известные карикатуры на фюрера и гитлеровцев

Перележав в столе, дневники вышли лишь спустя десятилетия после победы. Отчасти благодаря тому, что в те роковые дни Симонов оказался под Могилевом, прожектор такого внимания пролил свет на события жаркого июля 41-го.

Алексей Симонов, сын Константина Симонова:
Роман «Живые и мертвые» проник в литературу через щелку. 1956 год – доклад Хрущева, 1957 год – начало оттепели, появляется роман Симонова. И цензура в этот момент не испугана, так расслаблена, она не знает, что можно, что нельзя. И роман проходит практически без замечаний. 

Книга его дневников, на основе которых написаны «Живые и мертвые», – это ведь история трагическая – первый раз они не были напечатаны. Он пытается отстоять то, что он видел собственными глазами, то, что он по этому поводу записал. Ему говорят: «А этого не надо» или «этого не было». Он говорит: «Кто там был: я или вы?». Дневники вышли при его жизни в 1977-м, спустя много лет после того, как были готовы к публикациям.  

Почему юмористическое издание назвали «Громилка»? Малоизвестная история времён войны, связанная с Твардовским

Loading...


«Дышать было очень трудно, плакали женщины, дети». Что Котельников рассказывал о событиях в Брестской крепости?



Новости Беларуси. Трагическая новость 20 апреля пришла из Москвы. На 92-м году жизни скончался Петр Котельников, последний свидетель и участник одного из самых трагических событий в истории нашей страны – начала Великой Отечественной войны.

Ее ветеран встретил 12-летним мальчиком, воспитанником музыкантского взвода в Брестской крепости, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

О судьбе защитника легендарной цитадели следующий материал.

Веселые.
– Довольные.
– У кого-то из нас был фонарик.
– Фонарик, да-да-да.
– Светили себе дорогу.

– Володя Измайлов и Петя Котельников как раз…
– И ты.

Умер последний защитник Брестской крепости. История мальчика, детство которого прошло на войне

Таким остался довоенный июнь 1941 года в воспоминаниях бывших участников музыкантского взвода. Его воспитанником был и 12-летний Петя Котельников. В Брестскую крепость его направили из детского дома.

Мальчишки выходили, другие с удочками какими-то самодельными, рыбу ловят. С этой стороны мы, с той стороны находятся немцы.

Под кровом тогда еще мирной Цитадели юные музыканты готовились к своему первому концерту – репетировали марши. Выступить вместе детям бессмертного гарнизона так и не пришлось.

Петр Котельников:
Первоначально слышен был гул самолетов, после этого гула начали взрываться снаряды. В одном месте один взрыв, другой взрыв. И потом все чаще и чаще. Пробит был потолок, отвалилась часть стены, среди музыкантов появились и убитые, и раненые. И, конечно, здесь мы поняли, что это война.

И ее участниками одномоментно стали все обитатели Брестской крепости. Дети помогали защищать свой форт. Петр Котельников стал одним из тех, кто держал и выдержал самые первые удары Великой Отечественной.

Кругом все грохотало, все стреляло, кругом пожар, наша казарма загорелась. Я получил при этом контузию, у меня кружилась голова. Но какую мог я помощь оказать я подавал патроны.

По осажденной крепости, не прекращаясь, шел обстрел, не хватало еды, медикаментов. Как по злой иронии, Цитадель, буквально окруженная со всех сторон водой, умирала и сходила с ума от жажды.

Петр Котельников:
То и дело пускали осветительные ракеты, и стоило быть замеченным они тут же открывали огонь на поражение. И вот только в темное время мы ползком, где короткими перебежками добирались туда, до Западного Буга. Там самое удобное место. Было и ближе всего, и более безопасно набрать воды во флягу, в котелок, другие в каску. И старались бесшумно вернуться назад.

А стояла сильная жара, температура где-то, наверное, достигала 30 градусов. Ожидали дождь, но его не было. И вот воздух, перемешанный с гарью, пылью, дышать было очень трудно. Плакали женщины, дети. Хотелось пить, а воды не было. И когда уже было безвыходное положение, когда уже не было и перевязочных материалов, и продуктов питания, и люди уже обессиленные и от жажды, и от голода, вынуждены были принять решение прорываться из крепости.

Прорывались вплавь, но укрыться от немецких солдат удалось лишь на одну ночь. Так мальчик оказался в плену. Те самые мундиры, которыми так гордились дети 44-го стрелкового полка, сыграли злую шутку.

Мальчишек нашего возраста, вероятно, отпустили бы, как отпускали плененных в крепости женщин, но мы были в форме.

Лагерь представлял собой участок в поле на окраине города, огороженный высоким забором из колючей проволоки. Через 100-200 метров стояли вышки с пулеметами. По тем, кто подходил к проволоке или пытался сделать подкоп, охранники открывали огонь без предупреждения. Военнопленные сюда прибывали тысячами, и их продолжали вести колонну за колонной.

Прошел слух, что старших детей будут увозить в Германию, а остальным улучшат питание, чтобы брать кровь. Мы решили: пора уходить.

Побег оказался неудачным. После были еще тюрьмы, лагеря, истязания и снова попытки побега. Уже потом все эти воспоминания легендарного защитника станут основой книги «Брестская крепость», а историю мальчика, которому война помешала стать музыкантом, покажут на большом экране.

Никто не ждал, что так сразу. Просто и страшно.

Свою дальнейшую жизнь Петр Котельников связал с военным делом. И каждый год посещал место, где началась Великая Отечественная – для целой страны и для маленького Пети. Он был свидетелем и участником самых первых минут войны.

20 апреля не стало последнего защитника Брестской крепости.

Вы счастливый человек?
Наверное, да.
Почему?
Наверное, лишь потому, что я счастливый, не знаю, или бог дал остался я жив здесь.