Родить после 20 лет попыток и ещё 3 истории о долгожданном материнстве

29.11.2018 - 20:50

Сюзанна Зандян:
Солнышко моё, безумно благодарна Богу, что ты у меня появился.

Она назвала его Грэг, что в переводе – «дарящий радость».

И эта большая радость пришла в семью Зандян пять суток назад. Малыш здоровыми лёгкими оповестил весь перинатальный центр о своём появлении на свет. Роды прошли гладко – и мама Сюзанна уже принимает в палате гостей. Буквально через несколько часов они отправятся домой.

Сюзанна Зандян:
Это неописуемое чувство. Вообще. Я даже не знаю, что может сравниться с чувством материнства.

Мне кажется, на свете нет ничего прекрасней, чем быть мамой.

Сюзанна – мама дважды. Дома с мужем её ждёт старший сын. И с ним три года назад девушке пришлось рисковать. Нет, забеременеть получилось быстро, ребёнок развивался хорошо, вот только сердце мамы от такой радости, похоже, перевозбудилось.

Сюзанна Зандян:
Я столкнулась с непредвиденным обстоятельством в своей жизни. Во время беременности у меня проявилась сердечная патология. У меня был дополнительный путь передачи импульса в сердце. И, так сказать, во время беременности у меня была борьба за жизнь. Но я понимала, что я ответственна как за свою жизнь, так и уже за жизнь маленького ребёнка. И я не имею права сдаваться, опускать руки и пускать ситуацию на самотёк. Я, наоборот, взяла себя в руки – и чётко знала, что нужно делать, как нужно делать, чтобы всё было хорошо.

Все истории беременности, по сути, одинаковы, и каждая уникальна по-своему. Стать мамой: для одних – мечта, для других – реальность.

По статистике, каждую минуту на нашей планете появляется на свет более 250 детей.

И кажется, что это такое незамысловатое дело, проще простого! Но так ли это? И так ли прост и одинаков путь, который ведёт к материнству?

Лидия Карась:
Если бы не врачи, и не наша медицина, я бы так и не стала мамой.

То, что она в неоплатном долгу у белорусской медицины – Лидия не перестаёт повторять.

И даже на съёмку согласилась только, чтобы ещё раз сказать «спасибо» врачам за своё светловолосое счастье.

Путь к статусу «мама» в её случае был тернистым, особенно в эмоциональном плане. Когда вся родня ждала наследников, а заветные две полоски на тесте не спешили проявляться.

Лидия Карась:
Все считали, что: «У тебя не получится». Почему? Я не знаю, я не объясню. Вот мужа мама решила, что: «Ты там никчёмная, у тебя ничего не получается». Это было вот такое. Негатив просто лился с той стороны: «Вы, наверное, не хотите, не планируете, у вас ничего не получится. Я знала таких, которые всю жизнь прожили, никогда детей не имели. И у вас такое».

Это даже прямым текстом говорилось: «У тебя не получится, я найду, у кого получится». Вот так…

И всё же она боролась за своё право стать мамой. Обследование показало – нужна серьёзная корректировка гормонального фона. На лечение ушли месяцы. И счастье всё же постучало в дверь. Такой пусть Лидия прошла с обоими своими детьми. Старшая дочка – в школе, годовалый Максим – дома с мамой. Кстати, первый брак так и не прошёл стресс-тест. А вот второй, наоборот, укрепился детьми – супруги уже планируют третьего.

С Екатериной мы встретились возле детской поликлиники. Сегодня у неё первый выход «в свет» в новом статусе «мама» – малышке исполнилось полтора месяца и пора на плановый приём к педиатру.

На дочку она никак не может насмотреться. Своё розовощёкое счастье Екатерина немного не доносила – родила на седьмом месяце беременности.

Но этот факт совершенно не идёт в сравнение с тем, каким трудным был её почти 20-тилетний путь к материнству.

Екатерина Кохановская:
Долгий и тернистый. С 18 лет, а теперь мне 37. И мы вот только первого ребёночка вот родили. А так, вообще, в 18 всё началось.

Поэтому те девочки, которые пытаются сделать аборты или ещё что-то лучше этого не делать.

Лучше потратить время, 10 лет или сколько... И, всё-таки, к 30-ти… Всё, не снимайте!

Хоть она и считает себя закоренелым оптимистом, всё же эту историю не может рассказывать без слёз. Уже после первого выкидыша прошла серьёзный курс лечения. По анализам был порядок, а ребёнок никак не получался. В итоге по карточке числится четыре беременности, доносить удалось одну.

Екатерина Кохановская:
Всякое было: и на ранних сроках, и на поздних сроках. То есть, это уже не первые роды, скажем так. Какой-то промежуток времени мы, вообще, не могли забеременеть, то есть это лет 8, наверное. И какие-то доктора, врачи... Это всё настолько утомительно. Пошли узнавать, происходит ли оплодотворение яйцеклетки, мы пошли на УЗИ.

И когда мы пришли, нам сказали: «Девушка, а Вы в курсе, что беременны?»

Я говорю: «Да нет, мы пришли на определённую процедуру». И три месяца мы лежали практически. Врачи даже через каждые три часа сердцебиение слушали. И больше это было не для них, а больше это они делали для меня. Врачи со мной имя выбирали, пока операцию делали. Все на таком позитиве. Благодаря им, только благодаря им…

Галина Буро, СТВ:
Как назвали?

Екатерина Кохановская:
Вероника. И вера, и победа всё вместе.

Есть беременности из разряда медицинского чуда.

В этом году мир празднует 40 лет с момента появления на свет первого ребёнка методом вспомогательных репродуктивных технологий. В Беларуси за прошлый год совершено 3,5 тысячи циклов ЭКО, из них более 1,5 тысяч закончились успехом, то есть примерно 1 процент детей родились, благодаря высоким технологиям.

Олеся Потапова:
Мы планировали с мужем, планировали очень долго. Это для нас первая, долгожданная беременность, поэтому может вызывать такие эмоции.

Мы ждём двух сыновей. И это такое счастье, о котором хочется кричать на весь свет.

В вопросе ожидания этого счастья Олеся уже вполне может писать книгу. Пройти пришлось через многое. 11 лет пытались, ходили по врачам, надеялись и верили, даже, когда очередное ЭКО не дало положительный результат. И чудо всё же свершилось. Уже к новому году семья ждёт под ёлку два самых главных в их жизни подарка.

Олеся Потапова:
Нам без разницы было, сколько будет детей, какого они будут пола. Главное, чтобы всё получилось. Поэтому, когда мы узнали, что у нас в этот раз всё получилось, мы были, конечно же, очень счастливы.

А когда узнали, что двойня – эмоций было практически не сдержать. Плакали все: плакали родные, звонили.

Это было такое эмоциональное напряжение, которое резко у всех спало, что просто всплеск этих всех эмоций. Поэтому да, мы очень ждём наших деток. Я считаю, что женщине важно реализовать себя не только в работе, не только, как жена, но и обязательно реализовать себя, как мама.

Они стали мамами вопреки всему. Специальный репортаж

Loading...


«Не знаю, почему многие жалуются». Семья из Украины переехала в Беларусь и сравнила условия для рождения ребёнка в двух странах



Этот украинский парень в мессенджере подписан по-белорусски как Аляксей, а в социальных сетях пользователи знают его по никнейму «хохол/бульбаш». Он считает себя на 1/6 белорусом. Почти 5 лет назад Алексей Федоренко вместе с женой Викторией в поисках работы, возможностей и новой жизни переехал из украинского Николаева в Минск.

За пять лет новую жизнь в Синеокой не только нашли, но и подарили. Маленькой дочери Оксане уже два.   

Алексей Федоренко, папа в декрете:  
В плане детского сада тут хорошо, что он для нее бесплатный. То есть мы будем наравне со всеми – оплачиваешь обеды и по мелочи. Я ее записал без проблем, на очередь поставил.  

И на детской площадке этот папа на зависть всем мамам – посетитель регулярный. Они здороваются с ним как с давним приятелем и всегда в теме горячих мама-бесед. А по прикорму и самозасыпанию он еще и фору даст. И не удивительно, ведь Алексей – папа в декрете. До дембеля осталось всего ничего. С сентября маленькая украинка и по совместительству бульбашка собирается в белорусский детский сад.  

Алексей Федоренко:  
Когда я в миграционной службе регистрировал, то в анкете есть дата въезда в Беларусь. Она не въезжала – родилась в Минске. Тоже «хохол/бульбаш», «бульбаш», наверное, больше.  

Дома Алексей отвечает не только за воспитание дочери и вкусные обеды, именно он главный семейный казначей. Поэтому после нехитрых математических вычислений от украинского пособия по уходу за ребенком семья решила отказаться в пользу белорусского. По итогу даже остались в плюсе.  

Алексей Федоренко:  
Там платят 75-80 (рублей на ваши деньги – прим. ред), тут 405. Разница есть. Я считал, что полностью купить смесь на месяц и подгузники – это выходило примерно 230-250 рублей, а на тот момент платили 360. Я не знаю, почему многие жалуются. Едьте в Украину – там 80 рублей платят, даже на подгузники не хватит.  

Алексей – папа-блогер. Его читают мамы из Беларуси, России, Украины и Казахстана. И самый популярный вопрос у его подписчиков – где же мама.  

Мама часто уходит. Ведь пока она главный добытчик в семье. Временно. Такое решение было принято на общем совете. Говорят, что ничего удивительного. Просто посчитали, что так на данный момент выгоднее. Виктория – мастер по маникюру. Работала и в Киеве, и в Николаеве, но более привлекательными условия оказались в минском салоне красоты.  

Виктория Врублевская, супруга:  
Когда я получила первую зарплату, я искренне удивилась. Я сказала: «А что, это все мне?» В следующем месяце было еще больше, потому я только пришла, у них не было мастера. Я была в шоке, что я могу столько зарабатывать своим трудом. Уровень нашей жизни вырос однозначно. Считаю показателем, что мы, живя в чужой стране, снимая жилье, себе позволили ребенка.