Саммит «Восточного партнерства». Большой репортаж из Брюсселя

26.11.2017 - 21:42

Новости Беларуси. Несмотря на то, что Александр Лукашенко не полетел в Брюссель, белорусская делегация оказалась в центре внимания саммита. Два десятилетия Евросоюз проводил достаточно жесткую политику в отношении нашей страны. Теперь вот полностью пересмотрел ее, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Похоже, есть понимание того, что без Беларуси эта инициатива все-таки не сможет состояться. Одной из главных задач партнерства заявляется создание пояса стабильности на границе Евросоюза и стран СНГ, а также интеграция рынков.

Пока американские уфологи гадали, что именно упадет на Европу в субботу – гигантский метеорит или остатки НЛО – в самом ее сердце – Брюсселе – устроили концерт. Шесть пианистов из Беларуси, Украины, Молдовы, Армении, Грузии и Азербайджана находят общий язык, не произнеся ни слова.

Поздний вечер накануне пятницы. Европолитики собираются на закрытое совещание. Ни одно слово, произнесенное там, не просочилось в прессу. Будет ли эта встреча определять тональность переговоров в Брюсселе, станет известно позже.

Игорь Позняк, СТВ:
Бельгия по площади уступает нашей Брестской области. А Брюссель даже меньше Барановичей. Но именно этот городок – законодатель политической моды всего европейского континента.

Утро пятницы. Здание «Европа». Политики, из которых выспались далеко не все, дефилируют по красной дорожке. Армия журналистов заметно волнуется. Комментарии пока лаконичны.

Владимир Макей, министр иностранных дел Республики Беларусь:
Убежден, что это будет раньше, чем позже. Мы с нашими европейскими партнерами работаем над этим.

Это Владимир Макей анонсирует подписание важнейшего соглашения между Беларусью и Евросоюзом – к нему мы еще вернемся. А вот одной из последних на красной дорожке в своем фирменном синем пиджаке появляется Ангела Меркель. Федеральный канцлер Германии задает тон предстоящим переговорам.

Ангела Меркель, федеральный канцлер Германии:
Мы очень рады, что отменили санкции против Беларуси. Для всех этих стран важны отношения с Россией, я рада, что мы сегодня говорим здесь, чтобы больше узнать о ситуации в этих государствах, и я, надеюсь, что это будет успешный саммит.

Привычное фото на память, пару слов в неформальной обстановке и вот он – круглый зал переговоров – в том самом гигантском яйце. Как сели политики – единственное, что успевают подменить журналисты. Дверь закрывается на несколько часов.

Пол Ван Ден Дрише, сенатор федерального парламента Бельгии:
Лучше работать с государством, где нет проблем, чем со страной, которая воюет. Когда я был у вас, увидел спокойное и миролюбивое общество. Я считаю, нам нужно найти возможность открыть границы, посмотреть, что мы сможем сделать вместе.

«Восточное партнерство» – для Беларуси это новые возможности – потенциально, например, упрощение визовых формальностей. Следующий год, вероятно, станет решающим и в этом вопросе.

Владимир Макей:
Мы заинтересованы в тесных отношениях с ЕС. Заключение соглашения о партнерстве и сотрудничестве – это дело ближайшей перспективы. В повестке дня наших отношений и работа над соглашениями об облегчении визового режима и реадмиссии. Там есть несколько спорных моментов.

Не обошлось в кулуарах саммита и без антироссийской риторики. Вот премьер-министр Великобритании, той самой, которая выходит Евросоюза. Тереза Мэй в явном возбуждении общается с журналистами.

Тереза Мэй, премьер-министр Великобритании:
Мы должны осознавать действия враждебных государств, таких как Россия, которая угрожает потенциальному росту восточного соседства и пытается разорвать нашу коллективную силу.

Однако в итоговой декларации, которая, кстати, принята единогласно, подобных пассажей удалось избежать. В 6-м – потенциально скандальном пункте – об этом ни слова. «Восточное партнерство» не должно быть против третьих стран. На этом настаивает Беларусь.

Владимир Макей:
Нам нужно уходить от конфронтационной риторики, которая сегодня, к сожалению, присутствует в нашем регионе. Отсюда следует наше предложение, выдвинутое главой государства о необходимости развития более тесного политического диалога, направленного на укрепление мер доверия в регионе. Так называемый процесс Хельсинки-2. Мы понимаем, что в силу столкновения интересов между Востоком и Западом многие настороженно относятся к этому предложению. Но иного пути не существует.

В отношениях Объединенной Европы с Беларусью все больше оптимизма. Надежный и предсказуемый партнер – такими глазами сегодня смотрят на нашу страну в Евросоюзе.

Кристиан Керн, федеральный канцлер Австрии:
Я абсолютно верен, что нам нужна Беларусь как важный партнер. В области экономики есть тесные связи. И мы хотели бы их улучшить.

Отношения на площадке «Восточного партнерства» не исключают и диалог «Беларусь-Европа», что называется тет-а-тет. Сегодня Евросоюз для нас второй по значимости экономический партнер. Только за последнее десятилетие в торговле приросли десятикратно. Да и в политике заметное потепление. Однако де-юре эти отношения никак нельзя назвать полноценными.

Игорь Позняк:
И это главный парадокс, ведь до сих пор единственный и безнадежно устаревший документ – соглашение, внимание, 1989 года между Советским Союзом и Европейским тогда еще экономическим сообществом.

Укрепить, расширить, углубить и продвинуть – эти четыре глагола чаще других встречаются в итоговой декларации. Именно они определяют 20 стратегических целей до 2020 года.

Марат Тертеров, основатель Европейского геополитического форума:
Нам нужно подталкивать наших политиков, чтобы они деполитизировали отношения. Чтобы геополитика стала фактором прошлого. Мы пока этого не добились. Если бы мы этого добились, не было бы конфликта на Донбассе. Беларусь избежала конфликтов. Это большое благо для Беларуси.

Как отметит  позже глава МИД Беларуси, это был самый успешный саммит в истории «Восточного партнерства». А вот председатель Евросовета Дональд Туск разочарован, мол в итоговой декларации слишком мало амбиций. Брюссель в очередной раз приветствует европейские устремления Украины, Молдовы и Грузии. Но в очередной же раз ни слова о полноценном членстве в Евросоюзе. Президент Порошенко уезжает из Брюсселя в плохом настроении.

Европейский квартал бельгийской столицы в эту пятницу – самое охраняемое место на континенте. Cотни военных с автоматами, колючая проволока на земле, в воздухе вертолеты. Новое время диктует новые методы.

Игорь Позняк:
Безопасность – краеугольный камень для всей Объединенной Европы. Брюссель – ее политическая столица – не исключение. Эта та самая печально известная станция метро Шуман, где весной прошлого года произошел один из трех взрывов. С тех пор люди с оружием непрерывно патрулируют улицы города.

В этот день Брюссель стоит в гигантских пробках. Европолитики разъезжаются по домам. В следующий раз в таком составе они сядут за стол переговоров в 2019 году. А за неделю до нынешнего Рождества в Брюсселе вновь пройдут переговоры – на этот раз группы по сотрудничеству Беларуси с Евросоюзом, что бы уточнить тональность партий в этом многоголосом оркестре. Ну а пока пианистов из Беларуси, Украины, Молдовы, Армении, Грузии и Азербайджана провожают овациями.

Loading...


Павловский о Беларуси: «Больше, наверное, находимся в Европе, чем Россия. Поэтому вынуждены и политически, и экономически иметь отношения с Евросоюзом»



Эксперт выразил мнение в программе «В обстановке мира».

Павловский: «Срабатывает чувство у некоторых – вот, был же великий Советский Союз, должна быть великая Россия»

Александр Павловский, военный эксперт, доктор военных наук:
В целом, процесс, который происходит сегодня на нашем пространстве, геополитическом пространстве – он очень сложный. Его нельзя быстро как-то взять и решить. Но наша позиция ещё укрепляется тем, что мы готовы работать со всеми. Мы готовы не для того чтобы с кем-то дружить, с кем-то – не дружить. А, наоборот, готовы со всеми для того, чтобы мы все вместе были. И когда кто-то в России говорит, что вот, Беларусь смотрит в сторону Евросоюза – это абсолютно неправильная позиция. Мы – Беларусь – больше, наверное, находимся в Европе, чем Россия. Больше. И поэтому мы вынуждены, скажем так, и политически, и экономически иметь отношения с Евросоюзом. Есть много сил, которые мешают развитию этих отношений, мешают те силы, которые не хотят видеть, чтобы те государства постсоветского пространства встали активно на ноги, стали экономически развитыми и достигали каких-то определённых позиций, чтобы быть, мягко говоря, соперниками для кого-то. Мы только что сказали, что сегодня уже отпал вопрос о двухполюсном мире. Сегодня много полюсов.

И если говорить откровенно, предположим, позиция, которая будоражит сегодня весь мир, она является в том, что для Америки Евросоюз не является союзником. В плане экономики – это соперник. А в плане развития отношений Евросоюза, предположим, с ЕврАзЭС – это будет ещё больший соперник. И как на это смотрит Америка, отчетливо видно. Попытка, самый простой, я бы не назвал даже грандиозный, проект – это «Северный поток-2», да? Как был воспринят болезненно американцами, потому что они не могут продавать свой газ.

Вот и все ситуации – они очень ясны и понятны. Мы, мне кажется, действуем правильно: осторожно, очень взвешенно выстраиваем отношения со всеми, не обостряя их, и в то же время стараясь быть посредником между теми, у кого эти отношения находятся не в нормальном состоянии.