Шпилевская: «У меня одна жизнь. И я хочу и на горных лыжах поехать, и в кино сняться, и устроить какой-нибудь шабаш!»

22.02.2020 - 13:56

Актриса и ведущая откровенно рассказала о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Многие актёры академического плана – они, вообще, особенно в Москве, имеют принципиальную позицию не сниматься в кино. Они считают, что это их портит, что они преданы театру. Многие снимаются. Вы, кстати, в 2019 году тоже снялись в «Следах апостолов» вторых. Как Вам новое амплуа, и чем работа актёра на сцене отличается от работы актёра на съёмочной площадке?

Юлия Шпилевская, заслуженная артистка Республики Беларусь, ведущая СТВ:
Конечно, она отличается, и спасибо Сергею Талыбову, который был моим наставником, и который поверил, наверное, в то, что я могу что-то сделать и на киноплощадке, а не только на театральной сцене. Нелегко было понять эту разницу, точнее – понять-то легко, нелегко её немножечко воплотить в жизнь.

Вы сказали про актёров, которые верны театру и не идут сниматься в кино: их право, как и всех людей, мыслить, как им угодно. Но мне такая позиция, в принципе, не близка. Я никого не хочу обидеть, но я не люблю сектантство в любом его проявлении. Вот не люблю, и всё тут. И вот такая вот зависимость – я только в храме и больше нигде – пожалуйста. Но у меня другой взгляд.

У меня одна жизнь, вот эта конкретно. И я хочу и там быть, и я хочу на горных лыжах поехать, я хочу и в кино сняться, я хочу и… Не знаю, что хочу! Хочу устроить какой-нибудь шабаш!

Люди в материале: Юлия Шпилевская
Loading...


«В мешок садят, связывают верёвкой, накрывают полушубком, и Макарова ещё садится на меня сверху». Как актёры отдыхают во время спектакля



Может ли актер театра позволить себе отдохнуть прямо на сцене во время спектакля, признался в программе «В людях» Геннадий Овсянников.

«Я всего боюсь». Геннадий Овсянников в 9 честных ответах на неожиданные вопросы

Геннадий Овсянников, актёр театра и кино, народный артист СССР:
Технически можно найти моменты для отдыха. Физического. Например, если я давал, давал… «Ой, полицай идет!» А я же – ватные штаны, валенки, рубашка, уже тут выпили по три стакана воды, в мешок садят, связывают веревкой, накрывают полушубком, и Макарова еще садится на меня сверху. Вот там хоть и тяжело, но минута-полторы-две есть для отдыха.