«Тайные пружины политики-2020». Мнение Григория Азарёнка о белорусской культуре

31.10.2020 - 22:33

Григорий Азаренок, СТВ:
Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок. Это «Тайные пружины политики – 2020». Здравствуйте.

Григорий Азаренок:
Все начинается с души. Разруха, убийства, кровь, развал страны – сначала все это происходит внутри самого человека. Культура и искусство призваны запечатывать в нем первобытного зверя, накладывать табу, возвышать. Но есть другое искусство. Искусство зла.

Посмотрите на змагаров на улице: они яростны, злы, напористы, активны. Глаза у них блестят, как у наркоманов. Они выкрикивают матерную брань. Они готовы обрушить запредельный поток злобы на любого, на кого им укажут. Они ненавидят всех, кто думает не так, как они.

Григорий Азаренок:
Они стали такими не случайно, их методично и планово воспитывала современная культура. Постмодернизм. Когда нет правил, когда идеи вымываются, когда высмеивается все возвышенное и прекрасное, когда срываются табу, правила и запреты.

«Помогите не дать расколоть коллектив!» Что происходит в Большом театре? Разбирался Григорий Азаренок

Свою революцию «беломайданщики» начали с вандализма. Разукрасить и изгадить все вокруг – киоски, остановки, подъезды, лавочки, даже церкви и храмы. Так вымывается стыд, так изменяется сознание. Дальше человек считает возможным выйти на проезжую часть. Следующий шаг – поджечь покрышку. Затем – оскорбить другого. Затем окна Овертона приведут к блокированию железной дороги, теракту и убийству.

Григорий Азаренок:
Белорусская культура никогда не была направлена на разрушение. Начиная с народных сказок и фольклора, она всегда учила мудрости, созиданию, приумножению, возвышению.

XX век – век расцвета белорусской культуры. Вчерашние неграмотные крестьяне становились писателями, поэтами, художниками, учеными, инженерами, космонавтами. Открылись сотни вузов, театров, Академия наук, институты. И на вопрос «А хто там ізде?» слово «беларусы» звучало с гордостью.

А наши змагары-националисты отвергают свое прошлое. Плюют в него. Топчут его ногами. Отрицают. Они ненавидят его. Слова «совок», «колхоз» для них оскорбительные, символ отсталого, жалкого, тупого. В отличие от них – якобы стильных и прогрессивных.

Григорий Азаренок:
Но наш XX век – это великие произведения, это расцвет белорусского романа, это научные прорывы, это авангардный город будущего Минск. Это подлинная, обретенная в боях независимость. Ваш змагарский прогресс – это отсталая архаика, колониализм, низкопоклонство, комплекс индейца перед белым западным человеком, это отсталость и невежество.

Не зря Польша в 20-30-е годы на наших западных землях старалась на корню уничтожить все национальное и белорусское. Но ведь те, кто выходят сейчас на улицы под кураторством польских экстремистов, не знают этого. Они Максима Танка в жизни не читали.

Cягоння цымбалы не будуць больш плакаць, 
Вясна за сталом загасцiла у нас. 
Ад сэрца мы шлём сваё шчырае дзякуй.
Сцягам i байцам i паслаўшаму вас.

Это так он встречал Красную армию-освободительницу.

Григорий Азаренок:
Одна из отличительных черт культуры архаичного национализма – враждебная ненависть, в нашем случае к русской культуре. Они хотят вернуться к Конституции 1994 года, в которой нет русского языка как государственного. Но подлинный патриот своей родины знает, почему тот же Максим Танк написал такие строчки:

Tы – шчacця, cвaбoды i дpyжбы вяшчyння, 
Tы – cвeтлaя пa-нaд зямлёй зapaнiцa, 
Tы – шчыpaгa cэpцa жывaя кpынiцa, 
Кpыштaльнaя pycкaя мoвa!

Григорий Азаренок:
Наши змагары ненавидят Президента за то, что его волей и при поддержке народа русский язык стал одним из государственных. Но ведь это наш язык. И Пушкин – наш писатель. Чехов, Достоевский, Толстой, Шолохов – это наши гении.

А ваша Наталья Арсеньева – жена полицая и коллаборациониста. Ваша – старая конъюнктурщица, жалкая злобная плагиаторша Алексиевич. Жадные до грантов, поездок, попоек, лизоблюдства и внимания честолюбивые беллетристы. У вас нет ничего своего, кроме магазина дешевых и безвкусных сувениров.

Песня «Муры», которую вы, истекая восторгом, готовы кричать часами, не ваша. Ее написали еще в середине прошлого века и совсем по другому поводу. Но вам, невероятные, об этом никто не скажет. Ваши хозяева держат вас за идиотов.

Григорий Азаренок:
Духовно и культурно вы нищие. Вы побираетесь по помойкам интернета и питаетесь вонючим ширпотребом. У вас ничего нет. А у нас есть Купала и Колас, Азгур и Бембель, Корш-Саблин и Пташук, Иван Мележ и Иван Шамякин. Он застал разгул и шабаш развала и демократии. И дал потрясающие оценки.

«Крычалі «Жыве Беларусь!»… А мне было горка i крыўдна за асляпленне людзей, за ix новую зашоранасць. Гісторыя нічому не навучыла. Не проста здзіўляе – палохае злосць некаторых людзей».

«Шабаш былых паліцэйскіх. І рэванш ix. Выказвалі радасць «ад адраджэння». Эмоцый сваіх не стрымалі, не маглі стрымаць; гэта ж такая радасць: пабітыя ў вайне, ганебна ўцекшыя з зямлі сваей, яны дачакаліся сваей перамогі, рэваншу».

Про вас ведь написано, змагары. Четверть века назад. Написано великим белорусским писателем и фронтовиком.

Григорий Азаренок:
К счастью, этот шабаш продолжался недолго. К власти пришел человек возрождения, и оно началось. На высшем уровне отреставрированы оперный и Купаловский театры. Братские культуры объединил «Славянский базар». Появилась добрая традиция ежегодного Дня белорусской письменности. Были отреставрированы, открыты, возрождены тысячи храмов. На проспекте Независимости появился «алмаз знаний». И наша культура вновь стала не мелочной, мелкой, злобной, хуторской, а великой и стремящейся вперед.

Николай Бурляев: «А надо ли что-то менять? Возможно надо, но без урона для того, что уже завоевано Беларусью»

Вначале предвыборной кампании представитель Тихановской случайно оговорился о вашей сущности и глубинной идеологии.

Германия была униженная и оскорбленная, обвешанная контрибуциями и всеми. И пришел такой Гитлер. Вы посмотрите, как он… Куда завел – это другой вопрос. Но как он поднял дух нации!

Григорий Азаренок:
На одном из своих первых маршей вы совершили чудовищное кощунство: вы притащили знамя палачей и убийц, фашистских холуев, предателей и трусов к стеле «Минск – город-герой». Вы водрузили его на святом месте, которое создано в честь героев-победителей. Внуки партизан и красноармейцев не будут такое терпеть. Теперь эти места от вас защищает наша народная армия.

Loading...


Приходится заявить: Азарёнок переобулся



Новости Беларуси. Для многих выборный период стал поворотным моментом, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Многие из тех, кто пользовался льготами и положением в государственной системе, встали на скользкий и подлый путь предательства. В силовых структурах, госаппарате и СМИ таких были единицы, но о своем постыдном поступке они кричали очень громко. Народная волна окрестила таких ярким словом «переобувшиеся». 

Процесс этот продолжается, и сегодня переобулся наш корреспондент Григорий Азаренок.

Григорий Азаренок, корреспондент:   
Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок, это «Тайные пружины политики – 2020». Здравствуйте.

Когда злоба переполняет, когда зависть душит и застилает глаза, когда ненависть хлещет из черной души, в ход идут высмеивание, уничижение и клевета. Но аргументов в споре нет, их находить не позволяют банальная безграмотность, недальновидность, узкий кругозор и отсутствие логики. И тогда обсуждать начинают не сущность, а мелочи – глаза, прическу, стойку, и даже туфли не дают покоя. Поэтому к удовольствию достопочтенной змагарской публики приходится заявить: Азаренок переобулся. Обсуждайте, пишите комменты, посты, монтируйте клипы, мемы, создавайте фейковые Telegram-каналы. А я вновь прочту бессмертную классику.  

«Ругайте, не ругайте, несите всякий бред, читайте, не читайте, завидуйте успехам, орденам, что почему-то не достались вам, шипите, злобствуйте, моих друзей кляня, вы с ними не поссорите меня. Я, к вашему большому сожалению, не собираюсь с вами воевать. На вашу ложь, на ваши заявления, на вас самих мне просто наплевать».   

Григорий Азаренок:   
А понять такое поведение просто. Любая революция выносит на поверхность определенный типаж. Кто-то его называет люмпеном, кто-то сбродом, кто-то – асоциальным элементом. Шариков. Только современный Шариков – это не бродячая собака, ставшая человеком. Современный Шариков сидит в модной кафешке, пишет статьи в TUT.BY, хлопает, истерит и визжит на митинге, ищет блох в изоляторе, мечтая о смузи или чизкейке. Но сердце у него то же. Собачье сердце революции. 

Григорий Азаренок:   
Молодое поколение, вероятно, сквозь строчки читало в школе эту великую повесть. Иначе они непременно узнали бы в ней множество современных персонажей. Что такое Шариков? Это чудовищное невежество, способность произносить лишь несколько знакомых слов.  

«Для чего вы сюда пришли?» Григорий Азарёнок пообщался с участниками воскресного марша в Минске

Григорий Азаренок:
Современный Шариков – это агрессивная злоба, доходящая до самоисступления, к тем, кто не нравится.  

[…] я бы измазала каждую рожу, которая мелькает на телевидении. Как же я тебя ненавижу! Не меньше, чем Лукашенко. Чтоб ты сдох.   

Григорий Азаренок:   
Современный Шариков – это человек, который неуплатой коммуналки доводит дом до разрухи. Но когда оказывается у разбитого корыта, никогда не признает себя виноватым.  

Григорий Азаренок:   
Современный Шариков – это человек, который начитается Telegram-каналов и сам призывает к забастовке. Он ничего не знает и не понимает в экономике, в конъюнктуре, в производстве. Но он нагло и самоуверенно может давать советы космического масштаба и космической же глупости.  

Григорий Азаренок:   
Любимое развлечение современного Шарикова – это песни и пляски. В дворовом чате они зовут друг друга на улицу и начинают вакханалии.  

Григорий Азаренок:  
Но сам по себе Шариков не опасен и даже забавен, пока его не наколпачит Швондер. А Швондеров современная действительность дала нам предостаточно. И даже свита его типологически повторяется.  

Григорий Азаренок:   
И Швондер накачивает Шарикова идеологией презрения, разрушения, унижения и хамства. Для этого громко, мешая всем остальным, звучит революционная песня.  

Григорий Азаренок:  
Но мы помним, как все заканчивается. Швондер вынужден с позором выметаться. Шариков вновь становится милым и непринужденным, рассуждая о согрешившей с водолазом бабушке. И неизменно торжествует мудрый профессор Преображенский.