«Не стеснялись под юбки подвешивать пахучие травы»: показываем аксессуары и наряды XVII-XX веков

16.11.2019 - 16:00

Здесь можно закружиться в облаке кружев и выпить чашечку кофе в будуаре. Корреспонденты программы «Минск и минчане» посетили выставку «Дамские штучки».

Достижение столичного коллекционера Игоря Сурмачевского. За 15 лет ему удалось собрать около 300 уникальных предметов одежды, обуви и аксессуаров. Их возраст – середина XVII-начало XX века!

В XVIII, например, у светских барышень был свой эталон. Богиня утренней зари Аврора...

Игорь Сурмачевский, дизайнер, коллекционер, реставратор:
В коллекции есть специальная заколка. На шарнире серебряном у дамы горела луна из натурального хрусталя. Кстати, натуральный хрусталь в то время ценился гораздо выше золота.

Антикварные вещицы родом из южной Франции, Германии и Англии. В их поисках дизайнер исколесил всю Европу и многие вернул к жизни своими руками. Белый чокер на черном – знак замужества.

Назначить свидание или отказать кавалеру девушка могла легким движением веера.

Такими китайскими экранами дамы частенько обмахивались возле каминов, дабы не потекла пудра, а с ней – не исчезла вся красота.

Игорь Сурмачевский:
Веер XVII века: он выполнен из тончайших пластин слоновой кости с ручной росписью. Дело в том, что над веерами работали такие великие художники, как Ватто, Фрагонар, Буше.

Выйти в свет без перчаток – не комильфо. За обедом митенки. На бал – изысканные, из тончайшей лайковой кожи. Каждый пальчик расправляли специальными щипцами.

Это был настоящий ритуал. На светские рауты минчанки собирались по 6 часов! Не забывая про особые знаки для кавалеров. По мушкам на лице можно было узнать о статусе: свободно сердце красавицы или занято навсегда.

Юлия Ковалева, научный сотрудник музея истории города Минска:
Сумочки для передачи любовной переписки, сумочки для бала. А также интересный предмет – это мушечница. Это небольшая шкатулка, в которой дама хранила украшение, которое появлялось у нее на лице в виде небольшой родинки.

Как перчатки, леди меняли и наряды. Для утра было T-dress. Вот это хлопковое с анютиными глазками впитало аромат семейного чаепития.

В середине XIX века в тренде была клетка балморал – по одноименному названию шотландского замка. В таких нарядах частенько щеголяли столичные модницы по Захарьевской и Губернаторской.

Игорь Сурмачевский:
После похода Наполеона в моду вошла не только инкрустация соломкой, но и шали из кашмирской шерсти, украшенные орнаментом, который называется «индийские огурцы» или же по-английски – это пейсли.

Юлия Ковалева:
Это платье Марии Валерии Габсбург – дочери известной австрийской императрицы, которую еще называют Сиси. Здесь использованы такие материалы, как бисер, стеклярус, натуральный мех, муфта из меха горностая.

Вальсы с кавалерами записывали в специальную книжечку – карне де баль. Танцы на паркете не обходились и без несессера. Это была настоящая палочка-выручалочка.

При помощи этой штучки можно было отполировать ноготки до перламутрового блеска – так, что просвечивалась розовая кожа! Да-да в те времена в моде был маникюр а-ля морская раковина.

В набор входили и маленькая ложечка или ножик, чтобы эстетично угоститься фруктами.

Ключевую роль во флирте играл парфюм. Лаванда, например, указывала на высокое происхождение.

Екатерина Богушевич-Рязанова, искусствовед, дизайнер украшений:
В России было еще веселее: у нас совершенно не стеснялись под юбки подвешивать пахучие травы. Причем интересно, что это началось до европеизации. Это даже до Петра I.

Игорь Сурмачевский:
Есть такое выражение, что, например, французский двор не мылся. Но на самом деле Людовик XIV после каждого выхода принимал ванну. Его обтирали спиртом или же вином.

Жигимонт III обожал помандер. В такой серебряной баночке и хранилось душистое яблоко. А при помощи уксусницы девушки приводили себя в чувства от удушающих корсетов.

Игорь Сурмачевский:
Это такой футляр, где закрывалась специальная губка, пропитанная уксусом, настоянном на цветках апельсина. То есть самый экстравагантный запах того времени – это флер де оранж.

Элита баловалась табаком. У Екатерины II было около 50 эксклюзивных табакерок. Не отставала и дочь Радзивилла «Рыбоньки». Изделия из черепахи, золота и перламутра – настоящее приданое. К слову, дамский салон в галерее Савицкого открыли неспроста. В этом здании в XVIII веке была зимняя усадьба знатного рода.

Юлия Ковалева:
Первый владелец был подканцлером Великого княжества Литовского – Михаил Пшездецкий, который в 1799 году его продал за 40 тысяч польских злотых семье Андрею и Анне Станкевичам. Андрей Станкевич был городским аптекарем. Его потомки продали дом Юрию Кобылинскому – он был коллекционером-меценатом. Есть один предмет, который имеет непосредственное отношение к хозяину усадьбы – это печать с гербом Абданк.

Ощутить дух прекрасной эпохи можно до конца года. Так что спешите окунуться в атмосферу удивительной старины!

 

Loading...


Выставка графики «Пламя военных дней» открылась в Национальной библиотеке



Новости Беларуси. Накануне Дня Независимости выставка «Пламя военных дней» открылась в галерее «Ракурс» Национальной библиотеки, сообщили в программе «Столичные подробности» на СТВ.

В одном зале собрано 75 графических работ из фонда Белорусского союза художников. Многие авторы полотен и сами прошли фронтовой путь. Открыла выставку серия работ народного художника Арлена Кашкуревича. Все сюжеты наполнены горечью и болью военного лихолетья.

Наталья Шарангович, первый заместитель председателя Белорусского союза художников:
Прошло много десятилетий, и сейчас ценность вот этих натуральных зарисовок, в которых нет, может быть, масштабности, но есть такая искренность и эмоциональность, только возрастает. Потому что уходят очевидцы войны, уже мало кто может вспомнить о том, что было. А вот эти искренние рисунки они как рассказы.

Елена Долгополова, первый заместитель гендиректора Национальной библиотеки:
Это работы белорусских художников, которые сами прошли войну. И, наверное, поэтому вот эти монохромные изображения на пожелтевших листах несут в себе такую потрясающую энергетику.

Игорь Кашкуревич, художник:
За каждой работой зритель должен искать и находить тот смысл, который всегда, вечно присутствовал в проблематике человечества, то есть как пережить войну и чтобы она не повторялась больше.

Дополнили экспозицию фронтовые зарисовки других белорусских графиков – очевидцев военный событий: Евгения Зайцева, Ивана Тихонова и не только. Выставка будет открыта до 15 сентября.