«У него не может быть американского конца – у нас не всегда индивидуум побеждает». Дарья Жук о фильме «Хрусталь»

25.04.2017 - 22:58

Дарья Жук, режиссёр, сценарист в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталёвым.

Мы, люди, выросшие, скажем, на постсоветском пространстве, просто славяне даже, и те люди, которые живут на Западе. Одни говорят, что мы – одинаковые, у нас одни и те же взгляды, одни и те же переживания в жизни. Другие говорят – нет, мы в силу столетней истории, столетней культуры, религии, традиций, которые откладываются и формируют даже этнос, всё равно всегда будем разными. Каков Ваш ответ?

Дарья Жук, режиссёр, сценарист:
Мы будем разными. Я склоняюсь к разности. И, как раз, в этом фильме, который я только что сняла, исследуется эта разность.

И мне было очень интересно снова погрузиться в нашу жизнь и наше пространство.

Потому что изначально я задумывала этот фильм, конечно, я хотела сделать хороший фильм на личные темы…

Вы сейчас говорите о фильме, который только  что сняли – «Хрусталь».
Источник фото: instagram.com/atlantidarya/

Дарья Жук:
О «Хрустале». Так как я закончила Колумбийский университет, и я знаю все азы американского сценарного мастерства, мне тоже казалось, что вот у нас есть герой, который что-то очень хочет, это всё укладывается в трёхактовую структуру. И тут я поняла, что да, есть индивидуум и, когда я начала с Хельгой, с моим соавтором, разрабатывать этот сценарий, я поняла, что у него не может быть такого американского конца.

Он просто вот не ложился, это был просто неправильный конец.

И как-то я поняла, что у нас не всегда индивидуум побеждает. И что этот конец был бы натянутым и ненастоящим.

Полностью интервью смотрите здесь

Люди в материале: Дарья Жук
Loading...


«Рассматривает небо и играет». А вы замечали, что Караченцов в «Белых росах» в гнезде аиста не смотрит вниз? Рассказываем, почему



В 1983 году «Беларусьфильм» объявляет конкурс сценаристов. По его условиям, проект победителя тут же идёт в производство. Мнение жюри тогда было единогласным – лучшей признали работу 30-летнего Алексея Дударева, который написал пронзительную историю о деревне, доживающей свои последние дни. Сегодня лишь единицы знают, что сценария могло и вовсе не быть. Дударев днями и ночами пропадал в ТЮЗе, где он работал в те годы, рассказали в одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси»

Алексей Дударев, драматург, сценарист, председатель Белорусского союза театральных деятелей:
Лилия Пинчук, я до сих пор ей благодарен, позвонила, говорит: «Ты что, с ума сошёл? Тебе 2 тысячи рублей не нужны?» А это были огромные деньги по тем временам. Я написал заявку, заявку приняли. Но потом, как человек ответственный, я не могу быть должен, мне нужно было написать сценарий. Сценарий я написал. Кто ж знал, что он получит первую премию.

Сразу же после подведения итогов в квартире молодого сценариста раздался телефонный звонок.

Алексей Дударев:
Игорь Михайлович позвонил мне и сказал, если я не против, то он готов над этим делом работать. У меня трубка чуть не расплавилась в руке! Потому что Добролюбов был уже Добролюбовым – маэстро. Но, мне кажется, вот в этом и кроется успех.

На Роль Федоса даже пробовался сам Юрий Никулин! Однако ставку всё же решили сделать на сдержанность и монументальность Санаева. К тому же, роль балагура и весельчака уже была отведена Борису Новикову.

Игорь Волчек, мультипликатор, режиссёр, композитор:
Многие вещи – там была импровизация. Которая приветствовалась, осмысливалась. Настоящий режиссёр, он должен был это заметить и либо оставить, либо отбросить. Во всяком случае, то, что он оставил, сделало фильм таким, какой он есть.

В Гродно установили памятник героям фильма «Белые росы»

Съёмки шли по плану. Однако без эксцессов не обошлось. Сцена, где младший сын Василий играет в гнезде аиста на гармошке, далась с большим трудом. И, в первую очередь, самому исполнителю роли – Николаю Караченцову. Актёр очень боялся высоты. Однако режиссёр был непреклонен. Для того, чтобы спустить актёра на землю, пришлось вызывать пожарный расчёт.

Алексей Дударев:
Значит, играет он эту гармошку, а сам рассматривает облака. Потому что ему говорили: «Не смотри вниз, только вниз не смотри». Николай Петрович рассматривает небо и играет.

Многие сцены были взяты не из головы, а из реальной жизни. Например, когда герои дают собаке кусок хлеба, смоченный в настойке. Аналогичный случай произошел со знакомым Дударева во время службы в армии. Солдаты не придумали ничего другого, как проверить на четвероногом питомце жидкость, найденную ими в части.

Станислав Садальский, Галина Польских, Стефания Станюта – казалось, на одной съёмочной площадке собрались все «звёзды» того времени.

Эпичная история о стирании границ города и деревни была показана необычайно легко и иронично. А сами актёры как будто оттягивали момент расставания.

Алексей Дударев:
Приходит комиссия, сидят они, определяют спецы, будут это смотреть или не будут. Пришли, лица каменные, смотрят, ни у кого волосок не дрогнул. Потом конец фильма – встали. Один говорит: «Мужики, вы дали. 1.200 рублей». А это потолок был.

Премьера фильма состоялась в Москве в Доме кино. Это стало настоящим светским событием, на котором собрались первые лица столицы. Зал был набит до отказа! Впрочем, сценарист её не увидел.

Алексей Дударев:
Идём к своим местам. И вдруг слышу сбоку говорит: «Лёша, а ты что, эту хрень смотреть будешь?» Это настолько было для меня неожиданно, что я: «Да». «Да брось ты, пойдём в буфет». Я покорно за Борисом Фомичом. Он взял коньяка, и когда взрывался зал хохотом, он говорит: «Смотри, ей нравится».  

В хранилище даже есть отдельная экспозиция, посвященная культовой ленте. Обычный в те годы реквизит – сегодня самые ценные экспонаты!

Галина Бугара, начальник цеха подготовки съёмок РУП «Национальная киностудия «Беларусьфильм»:
Когда фильм только начинался, с первых кадров, он ещё на асфальте там лежал – столько лет прошло, а гармошка сохранилась.

Когда они там все вместе находились на кухне, вот эта рубашечка у нас осталась. Мы её храним, как память о Гарбуке.

Фильм в одночасье стал народной комедией, его посмотрели 36 миллионов человек по всему Советскому Союзу.