Онколог: «40% случаев рака можно предупредить и избежать»

05.06.2018 - 15:57

Новости Беларуси. В гостях программы «Большой завтрак» Александр Жуковец.

Ирина Ромбальская, СТВ:
Рада видеть Вас у нас в программе. Хоть тема и не самая утренняя и веселая, но на самом деле – очень важная. И хотелось бы достаточно просто и доступно поговорить о том, что нужно каждому человеку. Бытует такое мнение, что раньше рака не было. Это действительно так?

Александр Жуковец, онколог:
Конечно, такое заявление не соответствует действительности. Это не врачебное заявление.

Еще в древние времена и в мумиях находили – это про то, что имели место раковые опухоли.

Это не ново. Если говорить о том, что происходит сейчас с заболеваемостью злокачественными образованиями – это действительно, да, рост заболеваемости есть. Он не только в Беларуси, он во всех странах наблюдается. И наиболее выражен в странах высокоразвитых. Это, в первую очередь, связано с тем, что население живет дольше.
Здесь несколько факторов влияют. Во-первых, онкологи всегда изучают и влияние факторов канцерогенных и так далее на рост заболеваемостей, и наряду проводятся большие эпидемиологические исследования во всем мире. И, конечно, роль канцерогенных факторов доказана. Да, наша жизнь сейчас становится достаточно агрессивной, много используется химических веществ, физических, и они оказывают свое действие, не всегда позитивное. Но

наибольшее значение, наибольшую долю в природе злокачественных образований, конечно, играет возраст.

Если говорить о пике заболеваемости, допустим, на 100 тысяч населения – у нас 302 случая. Но если посмотреть, какая заболеваемость в различных возрастных группах, то, конечно, самая высокая заболеваемость в интервале где-то от 75 до 80 лет раком. А если посмотреть на людей, допустим, в возрасте до 40 лет – да такие случаи есть, конечно, они прямо на слуху, они очень запоминаются, но на самом деле их не так много. Рост заболеваемости начинается только после 40-50-60 лет.

Ирина Ромбальская:
Наследственность?

Александр Жуковец:
Наследственность – да, вопрос интересный. Давно обращали внимание, что, действительно, есть семьи, где злокачественные заболевания встречаются достаточно часто. Естественно, это навевает на мысль, что они передаются по наследству. Многие пациенты спрашивают, не заразится ли ребенок…

Ирина Ромбальская:
Да сих пор даже так бывает?

Александр Жуковец:
Да, даже так бывает.

Ирина Ромбальская:
Воздушно-капельным путем не передается ли?

Александр Жуковец:
Да, и вирусные теории, но они по-другому немножко работают. Нужно сказать, что если взять все злокачественные образования, вообще, известно около 200 синдромов с наследственными опухолями, которые сопровождаются генетически детерминированным синдромом, который сопровождается развитием наследственных опухолей. Кажется много. Но если посмотреть все злокачественные опухоли, которые развиваются у людей по всему миру, то

наследственная форма рака – примерно 5-7% всего лишь составляет.

То есть, гораздо меньше, чем ожидается. И, конечно же, учитывая то, что от, наверное, процентов 20-ти населения, допустим, Беларуси, есть как минимум один-два родственника, у которых были злокачественные образования. Это тоже создает впечатление, что рак передается по наследству.

Ирина Ромбальская:
А стресс? Многие говорят, что стресс провоцирует. Говорят, все болезни от нервов. Связан ли рак с долгими стрессовыми ситуациями?

Александр Жуковец:
Я думаю, напрямую так связывать это не нужно. Больше это может быть связано с особенностями характера. Психоонкология этим занимается – есть такое направление. В Беларуси оно только начинает развиваться. Но прорывы в технологиях не получены, то есть

никого не вылечили от рака разговорами, психотерапией и так далее.

Ирина Ромбальская:
Вот говорят – длительная травмирующая ситуация на работе, например, – довели – заболел.

Александр Жуковец:
Но все можно списать. Довели – это тоже зависит от характера человека. Если у человека нет стресса, он не живет. Пока мы живем, у нас есть стресс. Другое дело, как мы воспринимаем эти вещи. Это зависит от нашего воспитания, подготовки, характера, самовоспитания.

Ирина Ромбальская:
А можно ли связать рак и образ жизни?

Александр Жуковец:
С образом жизни, конечно, можно связать. Это однозначно. Доказано, что примерно около 40% случаев рака можно предупредить и избежать. Это наши вредные привычки, во-первых. На слуху у всех курение. Все прекрасно знают, что курение вредно – не только рак легкого, рак гортани, слизистой оболочки полости рта, но и рак пищевода, мочевого пузыря, почки и так далее. То есть, там целый спектр органов задействован, на которых может вызываться рак, обусловленный курением. Второе, что мы знаем – это питание. Играет не меньшее значение, чем курение. Особенно это касается злокачественного образования желудочно-кишечного тракта. В первую очередь, это рак толстой кишки, прямой кишки. Однозначно связано с тем, что небольшое число, небольшое количество употребляется в пищу овощей и фруктов. Считается по рекомендациям ВОЗ, что

человек в день должен употреблять не менее 500 грамм фруктов и овощей.

Ирина Ромбальская:
А доля ультрафиолетовых лучей? Вот мы любим съездить летом и 2-3 недели загорать.

Александр Жуковец:
Про ультрафиолетовое излучение также широко всем известно, как и про курение, что загорать вредно. Специально загорать вредно. Но люди же не просто так загорают, так чуть-чуть, а стараются за день, неделю получить хороший загар. Дай Бог, чтобы они не обгорели.

Ирина Ромбальская:
Сегодня в Беларуси все виды рака поддаются лечению?

Александр Жуковец:
Все виды рака лечению нигде не поддаются. Если бы так оно было, то никто бы не умирал. Это не насморк, это заболевание тяжелое. И лечение длительное и тоже тяжелое. Если человеку устанавливается диагноз злокачественной опухоли, он в любом случае в Беларуси получит лечение, которое принципиально не будет отличаться от того, что делается за рубежом.
Да, какие-то нюансы есть: страны в разной степени достатка, страховые компании, которые

за рубежом тоже не все получают самые последние препараты.

Если человек не имеет страховки, которая покрывает расходы на какие-то инновационные препараты, не пойдет в Министерство здравоохранения и не будет жаловаться.

Ирина Ромбальская:
А передовое лечение у нас какого вида?

Александр Жуковец:
Во-первых, у нас очень хорошая хирургия. Но это часть лечения. Большая часть лечения опухолей – это, конечно, не чисто хирургическое. Это когда мы говорим о первой стадии. Да, там действительно

хирургия и лучевая терапия – они конкурируют, и получается хороший результат.

Что касается опухолей более распространенных второй стадии, я уже не говорю про метастатические опухоли, там лечение, как у нас называется, комплексное, комбинированное. Когда на первом этапе мы применяем хирургию, потом лучевую терапию, химиотерапию, либо наоборот – сначала химиотерапию, а на каком-то этапе хирургию. Чтобы воздействовать можно было и на опухоль, и предупредить появление метастазов. Если вдруг они у человека известны.

У нас сегодня есть возможность комплексного подхода с большим преимуществом нашей системы.

И это не просто ради красного словца. Потому что это нам досталось еще от Советского Союза, у нас это все сохранилось. В Европе и в Америке отдельно занимались службы лучевой терапии, отдельно хирурги получали лицензию на операцию при злокачественных образованиях, отдельно онкологи химиотерапию проводят. Сейчас, учитывая то, что средств нигде в мире не хватает – лечение очень дорогостоящее, стали тоже подходить к тому, что этих пациентов нужно лечить в одних центрах. И стали создаваться вот такие онкологические центры наподобие тех, которые у нас уже традиционно существуют. Поэтому вот эта разбежка у нас такая небольшая за счет того, что мы сразу

можем решать одномоментно, комплексно эти задачи. Мы имеем определённые преимущества,

даже при нехватке, может быть, иногда каких-то лекарств.

Ирина Ромбальская:
Спасибо Вам огромное за нашу беседу. Надеюсь, что к Вам никому не придется никогда обращаться. И беседа останется исключительно беседой.

Александр Жуковец:
Пожалуйста.

Люди в материале: Александр Жуковец
Loading...


Молодой медик из Ирака хочет остаться в белорусской деревне



Новости Беларуси. Медицина с иракским акцентом в белорусской глубинке. Молодой медик Хашим из Ирака после окончания Минского медуниверситета на интернатуру уехал в обычную районную больницу в Копыле, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Отрабатывать распределение и вовсе мечтает в сельской амбулатории.

Почему иностранец предпочёл Ближнему Востоку деревенские пасторали, узнавала Вероника Гришкова.

Вероника Гришкова, корреспондент:
Профессия врача в Беларуси всегда была очень престижной, а особенно здесь, в глубинке. А потому появление нового специалиста остаться незамеченным не может. И уж тем более не осталось без внимания появление в Копыльской больнице студента-медика из Ирака. Хишам не только лечит хорошо и завоевал доверие пациентов. Но и парень теперь свой – с местной пропиской.



Это сегодня доктор Хишам  местная знаменитость и уверенно выдаёт рекомендации на чистом русском, но всего 10 лет назад он прилетел поступать в медуниверситет в Минск, с трудом понимая, где это место искать на карте.



Аль Ширифи Хишам али Хуссейн, врач-терапевт Копыльской центральной районной больницы:
Два года – это такой холод и такой мороз. Больше 30 сантиметров мороз и снег. А я не готовился ни к чему, был в лёгкой одежде. Реально был только в костюме, и всё. И туфлях.  

Было и голодно готовить Хишам не умел (в Ираке это привилегия женщин), но спасли знакомые земляки они тут же накормили «бульбой». Это его первое слово на мове, а дальше он пошёл на языковые курсы, полюбил драники и белорусскую девушку из глубинки. Тогда и решил Беларусь отныне второй дом.



Аль Ширифи Хишам али Хуссейн:
Мы раньше жили в Минске, снимали очень дорого. У нас ещё родился сын. Поэтому стало тяжеловато в Минске, поэтому приехали сюда. Жильё хотя бы не будем платить в Минске.

Новоселье отметили в Новосёлках, обосновались дружной семьёй в фамильном гнезде. Интерн-иностранец с гордостью показывает фото родных и близких.

С такой же гордостью говорят о новом сотруднике и его коллеги. С восточной деликатностью и доброжелательностью принимает Хишам пациентов, а потому к нему уже выстраиваются очереди за советом и рекомендациями. 



Елена Шиманская, медсестра отделения профилактики Копыльской центральной районной больницы:
Внимательный, посоветует всегда. С коллегами всегда внимательный, вежливый. Любят, конечно, приходить люди посоветоваться с ним.

Правда, в районной больнице Хишам пройдет только интернатуру, а по распределению отправится в сельскую амбулаторию. Уверен, что именно так принесёт пользу гостеприимной Беларуси и народу, с которым успел породниться.

Алеся Бельская, заместитель главного врача Копыльской центральной районной больницы:
Планируется, что он поедет у нас в Семежевскую участковую больницу. Это примерно 30 километров от центральной районной больницы. Там он будет работать врачом общей практики. Хишам у нас попросился сам в глубинку. Потому что хочет помогать, и быть именно полезным почему-то именно в участковой больнице, а не ЦРБ.