«В связи с вибрациями от метро монумент немного отклонился». Как выглядит площадь Победы в Минске после реконструкции?

03.05.2020 - 20:21

Новости Беларуси. Именно в этот майский день, ровно 75 лет назад, когда до Великой Победы оставались считанные часы, группа советских солдат обнаружила Сикстинскую Мадонну Рафаэля, бережно спрятанную в заброшенной каменоломне в 30 километрах от Дрездена, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Именно здесь она уцелела во время бомбардировок города и той самой Дрезденской галереи, в которую вернулась через 10 лет, уже после реставрации.

Игорь Позняк, СТВ:
Но к чему вся это история? А к тому, что она позже вдохновила Мая Данцига – знаменитого белорусского художника, которому на этой неделе исполнилось бы 90 – на создание другого эпохального полотна, которое недавно выставлялось в Лондоне. И обратите внимание: в центре композиции – все та же Мадонна Рафаэля с младенцем на руках, уже как аллегория хрупкого мира, выстоявшего в годы Второй мировой. Таким вот спасенный мир накануне тогда еще 40-летия Победы, в 85-м, увидел Данциг.
Хотя, конечно, в первую очередь он был летописцем послевоенного Минска. И сегодня нам весьма кстати вот эта его работа. Коренные минчане помнят площадь Победы еще Круглой. А вот молодожены сюда приходят до сих пор. Разве что с небольшим перерывом на реконструкцию, которую завершили на днях, в канун нынешнего юбилея Победы.

Дмитрий Боярович оценил обновленное историческое место.

Мы видим работу, которая называется «Оборона Брестской крепости». Именно ее защитники стали первыми героями на белорусской земле, которые, не зная, что началась война, вели жестокие бои. 

Полотном Евгения Зайцева, где первые часы войны, рассказ начинаем неспроста. Это музей Великой Отечественной, отсюда картину перенесли к площади Победы. Она венчает выставку репродукций из 12 известных работ: Ивана Стасевича, Абрама Кроля, Михаила Савицкого… 

Светлана Потупчик, главный хранитель фондов Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны:
Нам пришлось проделать очень много работы. Изучить и поднять многие наши фотодокументальные источники (плакаты, карты), которые потом использовались в экспозиции. Ведь она маленькая, но должна быть очень емкая.

Подземный переход сейчас как мини-музей. Здесь много людей. Минчане гуляют, фотографируются. Информация на стендах – на трех языках: белорусском, русском и английском. Чтобы о том, что довелось пройти белорусам, узнавали и туристы. 

Дмитрий Боярович, корреспондент:
Тот, кто о войне знает мало, увидит все ее стороны: лагеря смерти, партизанов, восстановление страны. А в красном цвете – карта оккупированной Беларуси. Кстати, стенды с антивандальным покрытием. Надписи стираются. 

Подземный уровень нам показывает Анна Аксенова – научный руководитель реконструкции. Это по ее проекту площадь модернизировали. Основу – венок – оставили. А вот тактильная плитка и мультимедийный экран – ноу-хау ремонта.  

Анна Аксенова, главный архитектор проектов УП «Минскпроект», научный руководитель проекта по капитальному ремонту с модернизацией площади Победы:
Мы добавили в подсветке немножко освещенности. Почистили облицовочные элементы, заменили, отреставрировали все надписи. 

Изменения снаружи обыватель вряд ли заметит, но они есть – ярче засияла звезда Победы. Трехметровый знак из бронзы и ломоносовской смальты почистили и позолотили. 

Ну а Вечный огонь теперь в чугунном обрамлении, чтобы не сжигал гранит. У елей наверху стало больше почвы. Для деревьев сделали постамент.  

С простреленным горлом, без света в палате. Как Георгий Заборский создавал эскиз монумента Победы

Анна Аксенова:
Выполнена реконструкция стилобата укрепление фундамента. Это была очень сложная работа, поскольку в связи с вибрациями от метро наш монумент немного отклонился от оси.

За 66 лет и монумент, и площадь пережили три реконструкции. В конце 70-х (когда в Минске прокладывали тоннели метро), в 2003-м и закончившуюся только что. Но главное – сохранили аутентичный вид. По задумке градостроителей, с памятника Победы начинался новый послевоенный Минск. 

Монумент Победы мог быть круглым. Показываем исторические кадры открытия памятника

Иван Сацукевич, экскурсовод:
Гэта фактычна першы спецыялізаваны помнік, які быў зроблены ў нашым горадзе. Ён павінен быў паказаць свята Перамогі. Тое, што адчувалі ўсе мінчане, беларусы. 

Ну а сегодня с этим местом связано многое. Это и память (возложение цветов на площади Победы давно стало традицией для иностранных гостей, официальных лиц Беларуси), и ритуал (здесь до пандемии постоянно дежурил пост школьников). А еще оно стало символом нашего телеканала. Именно его зрители видят каждый день перед выпуском новостей на СТВ. 

Эта реконструкция (и площади, и монумента), очевидно, не последняя. Самое простое, что могут сделать потомки победителей – сохранить память о той, уже далекой, войне во имя мира.

Loading...


Он умирал в гетто с ампутированными пальцами, а потом сбежал и стал миллиардером. История Джека Кагана из Новогрудка



Об истории Новогрудского гетто и партизанского отряда Бельских рассказали в серии документального цикла «Тайны Беларуси».

Британский миллионер Джек Каган, благодаря которому мир узнал историю невероятного побега из Новогрудского гетто, был родом из Новогрудка.

Джек, которого в то время звали Иделем, вспоминает, что отношения с соседями в Новогрудке были удивительно тёплыми. Город жил, словно одна большая семья.

Кузьма Козак, доцент исторического факультета БГУ, референт исторической мастерской им. Л. Левина:
Я бы заметил, что как раз соседство белорусов и евреев было самым идеальным. Ни в Западной Беларуси, ни в Восточной не было антагонизма между этими двумя народами. Они как по соседству жили, так и продолжали жить.

Нина Козловская, племянница Константина Козловского, Праведника народов мира:
Наша вся семья умела разговаривать. И тётка, и отец, и дядька все по-еврейски говорили! Потому что здесь евреи жили, в саду. И наша хата в саду стояла. Жили хорошо и дружили со всеми.

Гармония в отношениях между евреями и поляками определила очень многое – как в развитии города до войны, так и в том, что случилось после. Именно благодаря этой дружбе удалось выжить сотням, а весь мир до сих пор называет побег из Новогрудского гетто самым крупным и успешным в воюющей Европе! Семья Каганов оказалось в гетто на Пересеке в декабре 1941 года.

Анна Турович, директор УК «Новогрудский историко-краеведческий музей»:
По воспоминаниям узников, конечно, условия были нечеловеческие. Жить в таких условиях было практически невозможно. В гетто не было ни воды, в гетто не было ни еды. Как вспоминал Джек Каган, вообще, на территории гетто не было ни одной кошки, ни одной собаки, ни одной птицы. Потому что, если бы они появились, естественно, узники бы их съели.

Узники задумались о побеге и решили для этого выкопать тоннель. Его делали 4 месяца.

Ложками и гвоздями прорыть 250-метровый тоннель. Ещё и свет туда провести. Невероятная история побега из Новогрудского гетто

Но бежать хотели не все. А некоторые не могли.

Убить больного отца и закопать предателя-еврея в подвале. На что шли узники Новогрудского гетто, чтобы скрыть план побега

Джек Каган оказался на грани жизни и смерти. Из-за ампутированных пальцев он не мог встать с нар. Но сама мысль, что если он не научится ходить – погибнет – подстёгивала его.

Анна Турович:
Как вспоминает Джек Каган, у которого была первая неудачная попытка побега, когда ему здесь ампутировали пальцы на ногах и ему пришлось практически 6 месяцев лежать на нарах, он вспоминал о том, что еды практически не было.

Потому что человек, который не может работать, немцы считали, что он жить не должен. Поэтому Джеку, вообще, никакого пайка не доставалось. И вот этот скудный, несчастный паёк, эти 125 граммов хлеба и миску баланды родители должны были делить ещё и на своего сына.

Джек, всё-таки, смог бежать со всеми.

«Самый успешный побег произошел под дулами пистолетов». Узники Новогрудского гетто 4 месяца копали тоннель, а в итоге половина струсила

Отлежавшись три дня в борозде, Джек Каган с приятелем добираются до хутора, где местные указывают им дорогу к партизанам. От Новогрудка до лагеря около 80 километров. Так бывшие узники попадают в отряд Бельских. Спустя десятилетия историю этого знаменитого отряда экранизируют в Голливуде.

После войны Джек Каган уехал за границу. В Лондоне он открыл своё дело по производству канцелярских товаров и заработал на этом миллиарды!

Несмотря на все ужасы войны, Джек сохранил любовь к родному городу. Он вернулся в Новогрудок спустя 45 лет эмиграции, помог открыть Музей еврейского сопротивления, чтобы увековечить память погибших.

Тамара Вершицкая, создатель и куратор Музея еврейского сопротивления в Новогрудке:
Джек, который остался без пальцев на ногах, он выполнил свою миссию не тогда, когда он стал миллионером, и не тогда, когда женился и у него родились дети-внуки.

А тогда, когда этот период жизни его закончился, и он сделал всё, чтобы эта история о Бельских и о тоннеле стала известна. Вот в этом была его миссия. Я 100 процентов уверена, он остался в живых только для этого.