новости СТВ в твиттере

Владимир Пугач, группа «J:Морс»: То, чем я последние 15 лет занимаюсь, похоже на терзания и метания

16.11.2014 - 11:28

На вопросы ведущей программы «Большой завтрак» на СТВ отвечает лидер одной из самых ярких музыкальных группы Беларуси Владимир Пугач.

Владимир Пугач – фронт-мен популярной белорусской группы «J:Морс» и автор большинства их композиций. Родился 18 апреля 1976 года в городе Пинске. На сцене выступает со школьных лет. В 1993 году поступил в Европейский гуманитарный университет. Окончил его по специальности «Международное право».

Неоднократно принимал участие в благотворительных инициативах. В ноябре 2014 года Владимир Пугач стал Послом доброй воли Детского фонда ООН в Беларуси.

В честь 15-летия коллектива Владимир Пугач вместе с группой «J:Морс» сыграли получасовой акустический концерт на борту летящего самолета.

Самое главное, хочу поздравить вас с 15-летием группы. 15 лет для группы – это вообще подростковый возраст, сложный или наоборот?

Владимир Пугач:
Мне кажется, это правильная аналогия. Мне задают вопросы сейчас: «Ну вот, каково это – 15 лет? В чем секрет долголетия?» А мне приходит в голову как раз эта мысль о том, что это скорее похоже на 15-летнего подростка, у которого уже есть достаточное количество приятных воспоминаний о детстве, громадьё амбициозных планов на будущее. Что-то такое мы сейчас и испытываем.

А комплексы терзания тоже присутствуют в подростковом возрасте. Нет таких каких-то метаний, поиска чего-то?

Владимир Пугач:
То, чем я последние 15 лет занимаюсь, это в принципе похоже на терзания и метания. Так что скорее да, чем нет.

Как будете праздновать 15-летие?

Владимир Пугач:
На работе.

Концерт, диск?

Владимир Пугач:
У нас будет большой юбилейный концерт. Вот так и отпразднуем. А что касается пластинки, мы готовим сейчас новую пластинку, она выйдет в следующем году, в самом начале.

Что это будет за пластинка? Как всегда разноплановая, разножанровая?

Владимир Пугач:
Я не люблю концептуального подхода, потому что когда спрашивают, в каком мы жанре (рок или не рок, какая концепция), я всегда отвечают, что наш жанр – это песня. Мы делаем песню за песней – получается программа. Они все так или иначе на каком-то энергетическом уровне связаны, потому что пишутся в один какой-то период, какая-то у них одна и та же эмоциональная подоплека должна быть. Вот в этом и концепция состоит. Поэтому, возможно, жанрово будет достаточно широкий круг.

Вы говорите о том, что не любите проводить каких-то особенных социсследований, фокус-группы выделять для того, чтобы понять своего.

Владимир Пугач:
Начнем с того, что я не умею этого делать.

Но все равно вы же видите, кто приходит к вам на концерты.

Владимир Пугач:
Конечно, вижу. Возрастной диапазон? Наверное, от 15 до 50 теперь уже.

Но больше кого?

Владимир Пугач:
Молодежи, конечно, больше. Потому что на концертах все равно такая бодрая музыка у нас получается, шумная. И в основном танцпол, в основном люди прыгают, поэтому все-таки молодежи больше. Те, кому лень прыгать, либо покупают билеты за столики, либо покупают диски.

А как вообще к жующей публике относитесь на концертах?

Владимир Пугач:
Мне вообще образ жующего человека не близок, хотя все мы жуем, понятное дело. На мероприятиях иногда это случается. Но есть люди, которые во время выступления артиста делают паузу. Есть, которые не делают паузу. Вот так я их и разделяю.

Вы для них тоже играете и поете?

Владимир Пугач:
«Раз артист – давай пляши, ты для того и создан», как один российский поэт написал.

У вас есть моя любимая песня про веслоухую принцессу, например. Есть о Мамонове. Вообще, кто герой, как попасть в песню Владимира Пугача? Как стать героем, что нужно сотворить такое?

Владимир Пугач:
Это просто передвигаешься из прошлого в будущее в пространственном, временном континууме. Что тебе на глаза попадается (как акын), то и воспевается.

А сейчас что – асфальт? Новая песня.

Владимир Пугач:
Сегодня, наверное, к вечеру придумаю песню о барышне в светло-зеленом платье.

Видите, я напрашивалась.

Владимир Пугач:
Я сигнал уловил.

У вас не только песни разноплановые, но концерты тоже. Вы даже электричество выключали в зале для того, чтобы как-то зрителя подстегнуть. А вот на этом концерту будут какие-то такие фишки или не раскроем?

Владимир Пугач:
На то они и сюрпризы, чтобы о них заранее не рассказывать. Естественно, к подготовке к этому мероприятию мы подошли очень тщательно, щепетильно. Он будет отличаться от наших выступлений в последнее время, сложившихся уже. Чтобы понять, в какую сторону и каким образом, стоит прийти на концерт.

У вас сейчас достаточно такое философское и спокойное отношение. Обычно артисты перед концертами нервничают. Аня Хитрик нам рассказывала, как она с ужасом просыпалась посреди ночи, вскакивала, кричала: «Где песня? Что делать?»

Владимир Пугач:
Да нет, это все неправда. На самом деле любой нормальный. Если артист перестает перед концертом волноваться, значит что-то не то, надо покопаться в себе. Просто с возрастом ты начинаешь это волнение учиться скрывать.

Вы, кстати, ездите в Непал, как я понимаю?

Владимир Пугач:
Да, съездил пару раз, было.

Пару раз остановились или дальше продолжаете? Где научиться такому?

Владимир Пугач:
Мои поездки не связаны с духовным возрождением ни с каким. Мне просто горы очень нравятся. А все, что касается восточной культуры, то…

У Митяева была песня замечательная.

Владимир Пугач:
…у меня интерес присутствует, но в Непал я не поэтому ездил. В монастыри, конечно, ездили, но я все равно как турист к этому отношусь.

А как турист вообще какие страны выбираете?

Владимир Пугач:
До лет 30, наверное, я любил Западную Европу, потом я ее разлюбил. Сейчас Юго-Восточную Азию осваиваю.

Почему разлюбили?

Владимир Пугач:
Надоело просто. Она же маленькая на самом деле, эта Европа.

Знаете, многие любят Европу даже за маленькие кафешки, за какой-то сорт кофе.

Владимир Пугач:
Я этот кайф воспринимаю, понимаю, безусловно. Европа слишком маленькая для того, чтобы там какой-то широкий культурный диапазон различий был. То есть ты можешь эту кафешку найти практически в любом европейском городке, равно как и музеи католической инквизиции. Тоже в любом маленьком европейском городке. И так далее. А захотелось какого-то диапазона пошире. В Америку мне нравилось ездить. Мы брали напрокат машину и ездили там тысячи четыре километров по побережью, туда и обратно.

У подростков амбициозных обычно планы простираются тоже на все страны. Но вы как-то говорили о том, что все-таки ваша музыка для белорусов.

Владимир Пугач:
Не совсем. Для людей, которые понимают язык, на котором мы поем, скорее всего.

Не захотелось спеть на английском.

Владимир Пугач:
У меня есть пару записей на английском, но это скорее баловство, это не совсем я, это просто переведенные тексты.

То есть такой цели пробиться на какой-то еще рынок группа «J:Морс» перед собой не ставит?

Владимир Пугач:
Любой нормальный артист, если ответит на этот вопрос, он кокетничает. Естественно, чем больше людей тебя слушает, тем тебе приятнее. Но есть какие-то принципы, которыми кто-то готов жертвовать ради конъюнктуры, кто-то не готов. Мне сложно себя заставить делать то, что мне не нравится в принципе. Я считаю себя счастливым человеком, потому что я умудряюсь до сих пор делать то, что мне нравится.

Белорусской звездой ощущаете себя?

Владимир Пугач:
Я могу вам с уверенностью сказать, что в Беларуси шоу-бизнес устроен так, что люди, которые им занимаются, не слишком отличаются в статусе от тех, кто ходит на их концерты. Дело не в достатке. Для меня как раз гармония в том, чтобы заниматься любимым делом.

Мне кажется, иногда и в достатке. Для меня, например, белорусские звезды – это Домрачева, Азаренко. Все-таки это те, кто известен.

Владимир Пугач:
«БелАЗ». То есть люди, которые прославляют Беларусь за ее пределами. В музыке для меня, например, это Иван Кирчук (группа «Троица»). Это люди, которые не вылазят с фестивалей зарубежных, которые показывают, что такое белорусская музыка. Они как раз несут белорусский колорит, белорусскую культуру. Мы занимаемся, по сути, мейнстримом на русском и белорусском языках. Поэтому я и поправил вас, когда вы сказали, что именно только для белорусов. Нет. Для всех, кто понимает. Слушают и русские, и в Австралии, и в Бразилии. Где эмигранты есть, я имею в виду, там и слушают.

А концерт юбилейный пройдет только в Минске?

Владимир Пугач:
Строго говоря, мы хотим сделать тур, но, наверное, будет правильным сделать его тогда, когда у нас выйдет новый альбом, то есть в следующем году. То есть уже с ними поедем.

Вы однажды продавали свой альбом для того, чтобы помочь мальчику с болезнью. Скажите, может быть, сейчас тоже есть какие-то планы такие социальные? У вас вообще социальная активность. Вы фильм снимали о подростках.

Владимир Пугач:
Было такое.

Что кроме музыки сейчас присутствует?

Владимир Пугач:
Вот эти все ситуации возникают как-то сами собой. То есть это не то, что мы бегаем с микрофонами и «кого спасти», в трико и красном плаще летаем. Это как идешь по берегу, если кто-то тонет, видишь – спасаешь. Если не тонет – идешь дальше. Как-то так.

Владимир Пугач – фронт-мен белорусской группы «J:Морс»