Алексей Дзермант: они очень боятся возвышения Китая, возвращения России на международную арену

28.11.2020 - 20:43

Новости Беларуси. В гостях авторской программы «Азаренок. Тайные пружины политики – 2020» политолог, писатель Алексей Дзермант.

Григорий Азаренок, корреспондент:
Вчера Президент поделился сообщениями разведки. Для кого-то это стало откровением, кто-то об этом догадывался. Мне интересно ваше мнение: как делается политика, все ли мы видим на форумах, саммитах и переговорах или есть некие тайные пружины?

Алексей Дзермант, политолог:
Безусловно, есть публичный формат политики и дипломатии, а есть то, что не проговаривается и обычно даже не озвучивается ни в каких публичных форматах. То есть реальные замыслы политиков, особенно тех, кто хочет влиять на очень большие территории, тех, кто преследует какие-то свои геополитические цели. Безусловно, это все тайный, невидимый невооруженным взглядом пласт политической жизни. И да, иногда мы узнаем именно из донесений разведслужб, спецслужб, либо в результате каких-то журналистских расследований это становится достоянием общественности, предается гласности. Но, конечно, большинство из мотивов политиков и политических действий, как правило, скрыто за ширмой и становится известным далеко не сразу. Иногда – через десятилетия только.

Власти современной Польши делают ставку на экспансионизм, вмешательство во внутренние дела соседних государств

Григорий Азаренок:
Давайте обсудим конкретно, что вчера сказал Президент.

Читайте также:

«Будущее Беларуси принципиально для Польши». Александр Лукашенко процитировал отрывки из секретного документа

Александр Лукашенко: это американская идея, при Шушкевиче они начали реализовывать её. Но я враг номер один, поскольку сорвал её

Александр Лукашенко: мне передали один разговор одного из лидеров крупной страны Евросоюза

Структуры Евросоюза готовили здесь госпереворот, основную роль сыграла Польша. Интересно мне, это рука Европы или каких-то других сил?

Алексей Дзермант:
Ну, смотрите. Польша действительно выполняет роль такого форпоста Евроатлантики. Они находятся на пограничье с нами, с евразийским пространством, которое интегрируется в евразийский блок. Соответственно, как внутри Польши есть силы, которые хотели бы на нагнетании, конфронтации, организации экспансии дальнейшей Запада и заработать, и подняться политически в своей стране, и, естественно, получить деньги от более мощных государств или из Брюсселя, из Вашингтона. И на этом они стоят свою политику.

То есть Польша действительно, власти современной Польши делают ставку на экспансионизм, вмешательство во внутренние дела соседних государств. Прежде всего нашего, которое не подчиняется тем, скажем так, догматам, в которые верят в Европе, на Западе. Это, конечно, сильно их раздражает. Поэтому они пытаются играть, с одной стороны, в построение своей неоимперии, где прежде всего польское влияние и доминирование будет, но на это берут подряды в Брюсселе и Вашингтоне.

Нужно понимать, что западные элиты – это неоднородное явление

Григорий Азаренок:
Вы на своем YouTube-канале развивали тему элит. Элит не просто какого-то политического истеблишмента, а элиты – это в том числе разведслужбы, и политические структуры, и идеологи те или иные. Западные элиты – что мы понимаем под этим словом? Что они хотят, какие у них цели, задачи и идеология? Какие методы борьбы?

Алексей Дзермант:
Нужно понимать, что западные элиты в том числе (да и любые, наверное) – это неоднородное явление. Элитарные группы, конгломераты состоят, например, в Европе, из представителей древних аристократических родов, богатых людей и представителей политического, военного, спецслужбистского истеблишмента. То есть это некая прослойка, имеющая понимание высшей степени, что реально происходит в мире. Они контролируют финансы, политику и СМИ.

Если видят какое-то богатое самостоятельное государство и не могут его взломать, они используют любые тараны

Григорий Азаренок:
Вот их методы борьбы. Очень много теорий касательно башен-близнецов. Мы не будем вдаваться в конспирологию, просто сам факт, что политическую выгоду США от этой трагедии получили очень большую, что наводит на мысли. Мы знаем другие разные примеры: что они поддерживали, допустим, сепаратистов в Чечне, которые захватывали роддома, устраивали теракты.

Алексей Дзермант:
Вы знаете, в этом мире, который определяется правилами – в общем-то, они установили некие нормы поведения – наверное, о морали и этике говорить не приходится. Ведь мы видим, что любые события, которые можно повернуть себе на выгоду в политическом и экономическом плане – они это делают без зазрения совести. Если там нужно положить, например, как в Украине, в Киеве, сто человек, они это делают. А потом уже никто не разбирается, главное – достичь цели.

Собственно говоря, это они хотели провернуть и у нас. Но не удается раскачать, нет этого взрыва общественного возмущения, потому что люди понимают, что здесь нечисто со всеми этими людьми, которых пытаются представить в качестве сакральной жертвы.

Но на самом деле они не останавливаются ни перед чем. Главное – достичь цели. Цели ставят какие? Если видят какое-то богатое самостоятельное государство, которое более-менее успешно, и они не могут его взломать, они используют любые тараны – медийные, провокативные, спецслужбистские, вкачивают деньги – чтобы получить потом гораздо больше. Поэтому только деньги и абсолютный цинизм в политических отношениях.

Как только Советский Союз исчез, эти элиты поняли, что у них огромная добыча на разграбление, что они полновластные хозяева и могут творить все, что хотят. А сейчас, когда, собственно, и их институты, их государства подтачиваются изнутри теми самыми проблемами, которые они не решали долгие годы, у них начинаются психоз и истерия. Они пытаются, с одной стороны, подобрать из окружающего пространства все, что плохо лежит, усилить свое влияние где-то, чтобы это переключало повестку с внутренних проблем на внешние. Они очень боятся возвышения Китая, возвращения России на международную арену, укрепления ее какого-то влияния и союзов вместе с Россией. И поэтому они усиливают свое давление, понимая, что, в общем-то, в новом мире у них уже будет далеко не первая скрипка и придется делиться, придется смириться с тем, что появляются другие полюса. Они этого очень не хотят и всеми силами стараются ослабить, условно говоря, новых лидеров мира.

Сочетание собственной внутренней нашей силы и воли с внешней поддержкой позволяет нам выстаивать в столкновении с этими монстрами

Григорий Азаренок:
Мы имеем дело с очень серьезным соперником. Соперником, который свалил Муаммара Каддафи, Саддама Хусейна, Слободана Милошевича. Разрушал целые государства, перекраивал контент под себя. Но в Беларуси он уже в третий раз обламывает зубы. Как вы думаете, почему? И что нужно делать, чтобы стоять дальше?

Алексей Дзермант:
Во-первых, у нас достаточно здоровое общество. И наши элиты, которые плоть от плоти этого общества, тоже достаточно здоровы. То есть они не коррумпированы, как те же элиты, например, в Молдове и в Украине. У них нет по большому счету денег, финансов на Западе, чтобы ими можно было манипулировать, как, например, Януковичем. То есть они выстраивают государство для жизни. В основном именно для жизни простых людей. То есть это не попытка элит подгрести под себя все и уехать с этими наворованными деньгами куда-то на Запад. Это первое. И вот этот здоровый элемент, он проявляется, конечно, и в силовиках, которые стоят. Здоровый элемент проявляется в воле нашего лидера политического, который не то что не боится, он не намерен и не планирует никуда убегать. Он будет стоять за страну. И люди в большинстве своем, силовики ему верят, и поэтому с ним стоят до конца.

Ну и второе, конечно, – наш курс на братские, союзные отношения с Россией. Они тоже предоставляют нам определенный зонтик безопасности.

И вот сочетание собственной внутренней нашей силы и воли с внешней поддержкой позволяет нам, в принципе, выстаивать в столкновении с этими монстрами, которые, как вы правильно сказали, сломили столько режимов.

Эти режимы, которые в Европе установились, особенно в последнее время – они раздражают многих граждан у себя

Григорий Азаренок:
Вы знакомы по крайней мере с трудами (может быть, лично) западных элитариев. Мне интересно: наследники Гюго, Данте, Бальзака и так далее – им не опостылело жить под женщинами-министрами обороны, которые гинекологи? Под этой всей ЛГБТ историей? Под этой всей глобалистской структурой? Они, наверное, все-таки с завистью смотрят на сильного лидера, на прекрасных мужчин-силовиков, на здоровое государство. Есть такой момент?

Алексей Дзермант:
Знаете, да. Вот эта подмена ценностей, которая произошла в Европе, и вот эти режимы, которые в Европе установились, особенно в последнее время – они раздражают многих граждан у себя и во Франции, и в Германии. Но другое дело, что эти режимы настолько манипулируют общественным мнением – есть полный контроль над СМИ – что, какой бы популярной ни была альтернатива, неважно, откуда она, справа ли, слева пришла, иногда объединяются они, чтобы атаковать эти глобалистские силы – но системы политические у них выстроены так… Например, во Франции. Никогда там не пройдет какая-нибудь партия социалистов или национальный фронт, при большой поддержке, там 20-30 %.

Григорий Азаренок:
Что позволяется для Польши – клерикальное националистическое правительство.

Алексей Дзермант:
Да. Они никогда не смогут контролировать парламент. На выборах президента четко отсекает их выборная система. То же самое происходит в Германии. Как только появляется какая-то сила, ее сразу шельмуют. Объединяется коалиция, которая держит вот этот элитный консенсус, и все.

То есть не происходит кардинального изменения системы, накапливается недовольство. Да, пока это не настолько массовое явление, но люди начинают симпатизировать нашим лидерам. Начинают становиться стихийными русофилами и белорусофилами. Даже переходить в православие, видя, какие тенденции в католическом костеле иногда происходят, не говоря уже о протестантской церкви. Что происходит там в Швеции, Скандинавии – это вообще ужас с ними.

Поэтому да. И, конечно же, это наши друзья, с ними тоже нужно работать. Хотя нужно понимать, что диктат этой гегемонистской силы глобалистской, которая держит эти страны, очень мощный. Поэтому тоже нужно протягивать руку дружбы этим нашим людям.

Мы, опять же, говорим: мы не хотим с вами воевать, конфронтировать, но у нас свои ценности, у нас свой суверенитет, и мы не будем подчиняться тем ценностям, которые привели к кризису, разложению, деградации вас.

Loading...


Николай Щёкин: в декабре будет демократический саммит. Этим саммитом будет объявлена холодная война



Новости Беларуси. Забрасывать границу соседнего государства трупами – такого в истории Европы еще не было, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Складывается ощущение, что руководство и силовой блок Литвы и Польши просто сошли с ума. Есть ли логика в их действиях? И какая опасность грозит региону из-за такого беспредела? А также почему глава Еврокомиссии считает убийства и издевательства гуманными?

Григорий Азаренок и известный политолог Николай Щекин порассуждают в авторской программе «Тайные пружины политики 2.0».

С нашей стороны границы один Президент 26-го числа стоял против этих двух дивизий

Григорий Азаренок, СТВ:
Несколько месяцев назад вы сказали такую фразу: Беларусь попытаются забросать трупами. И сейчас мы понимаем, что это не метафора, сейчас уже просто конкретно избивают, убивают людей и забрасывают на нашу территорию. Это как назвать вообще?

Николай Щекин, философ, политолог:
Вы знаете, для меня это и тогда не было метафорой. Это вполне укладывается в логику польской хунты. Это преступники.

Григорий Азаренок:
Польской и литовской.

Николай Щекин:
Польской, литовской, да, прибалтийской, как угодно ее можно называть. Это все голова одной Гидры, никуда здесь не денешься. Сегодняшнее совещание у главы государства по оборонной безопасности, конечно, насторожило всех, я думаю. И то, что сейчас происходит на границе, напряженная ситуация, я думаю, что все неспроста. Просто давайте исходить из фактов. Почти две дивизии на границе.

Григорий Азаренок:
Наших нет, то есть мы войска не приводили.

Николай Щекин:
Наших вообще нет. С другой стороны границы, то есть с нашей стороны, один Президент 26-го числа стоял. Все. Против этих двух дивизий. Итак, две дивизии. Там войска польские, словацкие, чешские, английские, американские.

Григорий Азаренок:
Фактически Антанта.

Николай Щекин:
В том то и дело. У меня вопрос здравомыслящим людям. Для чего? Зачем? Это первый вопрос. Второе. С какой целью там собирать такой контингент? И это же еще бронетехника есть. Попугать просто? Не дороговато ли?

Григорий Азаренок:
Наступательное вооружение. Но Президент сказал мыслить в цепочке всего региона. Потому что мы видим, что Украина нагнетает страшную военную истерику, так происходит перед началом войны. Американцы, которые хозяева здесь, и поляков, и прибалтов, и украинцев, готовят какую-то страшную заваруху.

Будет объявлена холодная война. Беларусь будет названа врагом

Николай Щекин:
Совершенно с вами согласен. Ну, давайте исходить из того, что американцы и англичане воевать не будут. Естественно, само собой. Они все будут делать руками других людей. Наверное, Варшава решила пошантажировать одновременно и Европу, и расколоть ее, выполняя задачу Вашингтона, ну и, конечно, нас. Естественно, тут у нее уже комплекс неполноценности проявляется практически во всем. Вот эти все ряженые, как в Киеве, так и в Польше, они все опасны тем, что они уже пошли ва-банк. Европа на сговор определенный не идет с Польшей, она ввела, наоборот, против Польши санкции, понятно. С Беларусью ничего не получилось. Ваши действия? Действия идти ва-банк, додавить максимально ситуацию до того, чтобы американцы вмешались в европейскую политику, что они уже начинают делать…

Григорий Азаренок:
И закрыть «Северный поток».

Николай Щекин:
И закрыть «Северный поток». Но вы не забывайте, что в декабре будет демократический саммит. Этим демократическим саммитом будет объявлена холодная война. Это идеологическое основание. И те документы, которые будут приняты, подписаны, и поляки будут инициаторами, вот увидите, – Беларусь будет названа врагом. Вот для этого все делается. Но самое страшное сегодня мы услышали из уст фон дер Ляйен, председателя Еврокомиссии, о том, что литовцы гуманно относятся, оказывается, к мигрантам.

Григорий Азаренок:
Концлагеря, убийства, забрасывание трупов на чужую территорию, циничные просто фотографии в военной форме, как мы будем всех их давить, мочить, нацистские марши. И она говорит, что это гуманно.

Николай Щекин:
Вот после этих слов, я считаю, все, теперь с Европой не о чем говорить вообще в принципе. Диалога в принципе уже не может быть.

Григорий Азаренок:
Вот эти политики. Что у них в голове? Что это ментально за люди? Ведь у них же нет ни семей, ни детей. Может, они не боятся реально войны, не боятся умереть, может, они уже погрязли в своих сатанинских ритуалах. Мы знаем очень много расследований. Вот в ментальном пороке, в своих извращениях, подлости. И, может быть, они реально готовы и кнопку нажать, и все что угодно?

Николай Щекин:
А вы скажите, что у них было в голове в средневековье, когда они сжигали на кострах, когда была инквизиция, когда был Крестовый поход? Вот что было в голове? Понять очень тяжело людей. Во-первых, конечно, они никогда не видели войны. Нынешнее поколение не знает, что такое убивать, они видели только, как убивают с дронов, видели картинку.

Григорий Азаренок:
С дронов, картинка, компьютеры. Летят ракеты, и там бедные мелкие эти людишки носятся.

Николай Щекин:
И вы помните, как Хиллари Клинтон смеялась, когда Каддафи убивали. Дело не в Каддафи, не в Хиллари Клинтон. Дело в системе. Она изначально преступна. Даже когда сравниваешь систему госуправления, ведь в Конгрессе и в Парламенте США нет ни одного рабочего, ни одного ученого.

Григорий Азаренок:
Да в принципе государственность построилась на уничтожении коренного народа.

Николай Щекин:
Вот о чем и речь. Им это практически не надо. Ведь идет не просто даже сегрегация, а идет, как где-то я уже упоминал, депопуляция вообще народности. Уничтожат цивилизацию. В данном контексте славяне, наверное, именно православное вероисповедание, стали у них на пути. Вот, решились. На что не решились? Очень надеюсь, что все-таки военные в Америке, в Лондоне более трезво смотрят на все эти вещи. Хоть Урсула фон дер Ляйен была там министром обороны в свое время, в Германии, но она в этом так же понимает, как я в ядерной физике.

Григорий Азаренок:
Ну она гинеколог, по-моему, по образованию.

Средиземное море стало братской могилой для всех беженцев в мире, пора ставить кресты на берегу

Николай Щекин:
И нынешнее правительство Германии, кстати, тоже очень настораживает. Вот этот так названный светофор…

Григорий Азаренок:
Те, кто идут сейчас, вот эти «зеленые». Они же тоже там безумные какие-то заявления делают.

Николай Щекин:
Во-первых, конечно, долго не просуществует это правительство. Слишком много противоречий. А, во-вторых, они совершенно о государстве не думают и о народе. Они думают о себе и о том, как кому-то угодить. Сейчас идет время борьбы, выдержек, терпения. Конечно, они очень ждут и надеются, что Президент Лукашенко сделает какие-то ошибки.

Григорий Азаренок:
Не сделает. Сегодня было четко показано, еще раз заявлено: мы, белорусы – мирные люди.

Николай Щекин:
И, с другой стороны, они бы очень хотели, чтобы мы сейчас все бросились в оборонку, все свои средства материальные и ВВП бросили в оборонку, тем самым истощили свой бюджет. Не получится. Президент слишком умен для этих вещей и исторически он понимает, хороший у него исторический опыт, что все это приводит к гибели государства. Поэтому сейчас самое главное – выстоять нам. Вот внутриэкономически отстоять все, чтобы экономика работала. Реагировать надо. Как реагировать? Действительно, сегодня был ряд предложений: и от председателя Погранкомитета, генерала Лаппо, и от многих других, и от министра обороны Хренина. Прежде всего это, конечно, учения провести.

Григорий Азаренок:
Они даже объявили сезон охоты, то есть они даже охотничьи вышки поставили.

Николай Щекин:
Да, открыли сезон сафари. То, что они делали, кстати, в Ираке, Сирии, публично это показывали, как они убивали. Просто ради интереса людей убивали. Действительно Средиземное море стало братской могилой для всех беженцев в мире, и пора ставить кресты на берегу этого моря. И послам западноевропейских стран не в Куропаты ходить, а там смотреть, сколько там убитых. Ну и плюс информация идет очень серьезная от общественных организаций с польской стороны, что сотни убитых и уже, скажем так, закопанных граждан, именно вот мигрантов, на территории Польши самой. Это страшно. Если это вскроется, то, наверное, и Куропаты, и Хатынь там даже и рядом не стояли.

Президент стал гроссмейстером в геополитическом смысле. И с точки зрения политтехнологии обыграл всех

Григорий Азаренок:
Николай Сергеевич, и вот в это время, как нам стоит благодарить Бога за то, что у нас вот такой Президент? Вот любой другой бы уже где-то бы сорвался, любой другой уже совершил бы какие-то ошибки. Но он чувствует, именно душой чувствует это время, настрой нашего народа, настрой врагов, понимает, как тонко нужно действовать, как каждое слово должно быть в точку. И он именно этому и соответствует. Вот как белорусам все-таки повезло!

Николай Щекин:
Вы знаете, Президент – прагматик. Он уникален тем, что у него просто универсальный опыт. Его обмануть очень тяжело. Ну, как я говорил, что все, кто его обманет, тот долго политически не проживет. Помните, еще в прошлом году, после августа, да и 16 августа, выступая на площади Независимости, он сказал, что нас в ближайшие два года будут просто трясти и колошматить.

Григорий Азаренок:
Мы видим, без перерыва.

Николай Щекин:
Нас ожидают очень сложные времена.

Григорий Азаренок:
Блицкриг, переворот, попытка убийства Президента, провокация с самолетом, сейчас беженцы.

Николай Щекин:
Ну, а исходя из слов фон дер Ляйен, исходя из того, что сейчас происходит, я думаю, теперь это будет бесконечно. До тех пор, пока мы будем существовать. Президент как раз вот стал, во-первых, гроссмейстером в геополитическом смысле. И с точки зрения политтехнологии обыграл всех. А с точки зрения гуманности, ну представьте, еще раз повторюсь, что на границе 20-23 тысячи. 26-го числа он приезжает на белорусско-польскую границу. Это первый такой формат в истории, когда глава государства, не принимавший участие в бомбежках, в уничтожении людей, ведет диалог с мигрантами. Ведь, согласимся, для Президента тоже риск определенный. Это совершенно иной народ, совершенно иные люди. Да, они образованные.

Григорий Азаренок:
Их по-разному накручивают.

Николай Щекин:
По-разному накручивают, конечно, само собой. Но не каждый, мягко говоря, Президент или глава государства наберется мужества выйти, вот скажем так, к этой массе иноверцев (вот таким языком) и будет говорить на одном языке.

Григорий Азаренок:
Евразийская картина.

Никто еще в мире за эти 30 лет, пока уничтожали государство, не предлагал, в отличие от Лукашенко, им свободу выбора

Николай Щекин:
Евразийская картина, да. Причем никто еще в мире за все эти 30 лет, пока уничтожали государство, ни один глава государства не предлагал, в отличие от Лукашенко, им свободу выбора. Никто еще этого не делал.

Григорий Азаренок:
Да, Меркель лукавила, когда она с ними фотографировалась, там еще что-то.

Николай Щекин:
Вот о чем и речь. Как, к сожалению, еще некоторые руководители, тот же Макрон, в которого яйца бросают. Это надо было набраться мужества.

Григорий Азаренок:
Самое мерзкое для меня в этой истории – люди, которые родились в Беларуси, которые, может быть, росли здесь, которые жили среди наших людей, среди нашего народа, которые имеют до сих пор наши синие белорусские паспорта, они в условиях этого конфликта, где явно уже показано, где правда, где уже не о режиме идет речь, а просто о накате на Беларусь, на белорусский народ, они, как подсвинки, как проститутки, как последняя падаль, как сволочь, поддерживают врага, поддерживают тех, кто угрожает Беларуси. Ну как это? Ну как? Вот это самое для меня.

Николай Щекин:
Подлость, низость, мерзопакостность. Ну, действительно, вот даже сказать, что предатели, даже здесь не укладывается. Ты хотя бы понимаешь алгоритм предателя. А здесь алгоритм невозможно понять.

Григорий Азаренок:
То есть любое панское слово, которое не подтверждено ни фактами, ни чем, нет ни одной фотографии, как наши погранцы помогают им перебраться, но они все равно это раскачивают, говорят, своим олухам все вещают.

Николай Щекин:
Вы знаете, им очень сложно признаться в своих ошибках. Им сложно признаться.

Григорий Азаренок:
Да промолчите хотя бы. Ну, против родины воевать. Что у них в душе? Что ими движет?

Николай Щекин:
Это люди с комплексом неполноценности. Они себя в этом нашли. Они проявляют. Вот вы мне показывали соцсети. Знаете, они же даже не обсуждают ту проблему, которую мы обсуждаем. Не пытаются вникнуть комплексно, понять, что такое вообще оружие, как понимать, что такое стратегическое оружие, тактическое оружие, что это за оперативная обстановка на границе. Они просто между собой, ну, не то, что ругаются...

Григорий Азаренок:
Просто бесконечный поток дерьма из себя в отношении своей страны…

Николай Щекин:
Да, вот как-то странно это слышать, конечно, и видеть таких людей, но Бог им судья. Другой вопрос, что именно с этого все начинается. Да, можно говорить об их воспитании, да, можно говорить о том, что они не государственные. О патриотизме мы вообще не говорим.

Григорий Азаренок:
Да ладно, я же говорю, тут не о режиме речь. Против твоей родины войну готовы начать. И вы уже обозначили, что вы на стороне врага. Ну как это?

Николай Щекин:
В любом случае, есть и свои позитивные стороны: мы зато знаем их в лицо.

Григорий Азаренок:
И очистились конкретно.

Николай Щекин:
И очень серьезно очистились.